logo
СюжетыОбщество

Пушечный мясокомбинат

Как в России готовят мобилизованных на войну: людям меняют мирные специальности на боевые, а потом учат зарядке, копанию окопов и езде на неисправном танке

Александр Широков, специально для «Новой газеты. Европа»

Иллюстрация: Алиса Красникова

Президент Владимир Путин и министр обороны Сергей Шойгу при объявлении мобилизации заявляли, что они отправят воевать людей с боевым опытом и нужной военно-учетной специальностью. Истории мобилизованных доказывают, что это не так. Чтобы изобразить выполнение обещаний первых лиц, военкоматы пошли на фальсификацию документов. При первой явке мобилизованным вычеркивают из военных билетов специальности вроде писарей и инженеров и при помощи шариковой ручки превращают их в артиллеристов и танкистов. На переобучение выделяют срок, за который освоить боевую специальность невозможно.

Но и те, кого мобилизуют по старой специальности, обычно тоже не готовы к войне. По всей видимости, Минобороны решило обучать военных прямо в бою по принципу «кто выживет, тот и научится воевать». Рассказываем, как Россия готовит армию мобилизованных и что она будет представлять собой на поле боя.

Военная подготовка задним числом

На плохую подготовку и замену военно-учетной специальности (ВУС) жалуются в соцсетях в основном жены или матери мобилизованных. Самим же мобилизованным трудно передавать информацию на волю, поскольку их ограничивают в использовании телефонов. Военные юристы рассказали «Новой. Европа», что им тоже поступают жалобы на замену ВУС. В их числе глава движения «Гражданин. Армия. Право» Сергей Кривенко, основатель «Школы призывника» Алексей Табалов, а также юрист Александр Помазуев из Фонда борьбы с коррупцией, который создал линию юридической помощи для мобилизованных.

Как рассказывают мобилизованные и их близкие, явившимся в военкомат меняют специальности, просто зачеркивая в военном билете старую ВУС и вписывая новую. Как правило, специальности вроде «писарь делопроизводства», «повар», «инженер» заменяют на боевые — чаще всего на артиллеристов, стрелков или танкистов.

Например, Дмитрий Романов из Воронежа рассказал «Новой. Европа», что после срочной службы имел ВУС «авиационный механик», но при мобилизации в военном билете ему поставили специальность «снайпер» и сразу забрали в часть.

Маржан Коржумбаева из Омска в группе про мобилизацию «ВКонтакте» рассказала, что ее мужа, который имел ВУС инженера-понтонера, перевели в артиллеристы. Но на самом деле и во время срочной службы он лишь «два раза держал автомат», признает женщина.

По ее словам, обучить мужчину незнакомой специальности планируют на «ускоренном курсе подготовки» — за три недели.

Супругов такое решение военкомата не устроило, и женщина попыталась разобраться в проблеме. Она звонила в военкомат и военную прокуратуру, но там ей сказали, что они «имеют право так делать». В военной части связать ее с командиром отказались. Чтобы с ним поговорить, надо лично приехать в часть, но женщине не с кем оставить детей.

Сослуживцам ее мужа тоже меняют специальности: водителей переводят в танкисты, машинистов — в стрелки. «Короче, делают, что хотят и как хотят», — возмущается она. Тем, кого сделали стрелками, дали еще меньше времени на подготовку: отправили на фронт через неделю.

Но даже ВУС, назначенные после срочной службы, зачастую фиктивные, поэтому надеяться на то, что их опыт пригодится, можно не всем.

Екатерина Папкова из Рославля Смоленской области рассказала «Новой. Европа», что ее мужа после срочной службы в военном билете записали как стрелка, но в реальности он был каптером: заведовал имущественным складом, выдавал вещи сослуживцам. При мобилизации его зачислили в инженерно-саперное подразделение. Пока что Папковой неизвестно, чтобы ее муж проходил обучение. «В части кроме того, как ходить на зарядку и копать окопы, ничего не объясняли», — пояснила она.

Военкоматы, чтобы оправдать изменение ВУС, вносят в военные билеты записи о прохождении военных сборов по переподготовке, которые призывники на самом деле не проходили.

7 октября интернет-издание «Mash на Мойке» выложило видеообращение 32-летнего Виктора из Ленинградской области, который рассказал, что ему и еще около 30 мобилизованным переписали ВУС. Сам Виктор до этого даже не проходил срочную службу, не имел никакой специальности, был признан ограниченно годным к службе (категория В). Когда он первый раз пришел по повестке, его отпустили домой, но затем вернули обратно. Уже во второй раз Виктору в военном билете написали, что он якобы в 2017 году проходил военные сборы, и его назначили стрелком.

Читайте также

Читайте также

Стрелочники

Военкоматы идут на фальсификацию документов мобилизованных, записывая поваров и связистов стрелками. Потом этих людей с новой «специальностью» отправляют на передовую

По словам мужчины, из-за жалоб мобилизованных в часть приезжал «генерал из прокуратуры» и сказал, что «будем решать». Но судя по реакции Минобороны на этот случай, жалобы на фальсификацию документов не спасут мужчин от мобилизации. В пресс-службе Западного военного округа «Фонтанке» заявили, что присвоение новой ВУС законно, так как ряд военно-учетных специальностей, таких как стрелок, не требуют специальной подготовки. А по информации о вымышленных военных сборах проводится проверка.

О хитростях военкоматов с ВУС также рассказывают и известные сторонники войны, которые с начала мобилизации принялись бороться с «перегибами на местах». Единорос Кирилл Щитов, депутат Мосгордумы, 29 сентября в своем телеграм-канале написал, что к нему поступило семь жалоб на смену ВУС в военкоматах. Он приводит следующий пример: в раменском военкомате помощника начальника отдела делопроизводства «перепрофилировали» в стрелка. «Это было сделано, чтобы квоту на призыв специалистов-стрелков таким образом выполнить и галочку поставить? Интересно, а призывник от этого стрелком, что ли, станет? Это так занимаются приоритетным призывом граждан с опытом боевых действий, когда писарей в стрелки переписывают в военкомате?» — возмутился депутат.

Он также написал, что направил обращения военному прокурору Москвы для проведения проверки, но до сих об итогах проверки и о судьбе тех мобилизованных так и не отчитался.

Мобилизованные у военкомата в Воронеже, 26 сентября 2022 года. Фото: Mihail Tokmakov / SOPA Images / LightRocket / Getty Images

«Военкомат не думает о судьбах родины»

Правомерно ли изменение ВУС? На правительственном сайте «Объясняем.рф» на этот вопрос ответили коротко и без ссылок на документы, но из ответа следует, что ВУС не могут поменять просто так. «Смена ВУС может быть произведена, если вы получили соответствующее образование или специальность, соответствующую новой ВУС», — говорится на сайте.

Корреспондент «Новой газеты. Европа» обратился на горячую линию по мобилизации (по телефону 122), чтобы получить разъяснения. Стоит отметить, что два оператора, с которыми общалась «Новая. Европа», отвечали на вопросы неуверенно, признавали, что сами не знают законы по этой части, и отходили с кем-то посоветоваться. В итоге второй оператор подтвердил, что ВУС могут менять только после переподготовки. По его словам, зачеркивать старую ВУС — это вообще неправомерно, призывнику могут только добавить еще одну специальность. Он также сказал, что неправомерное изменение ВУС можно обжаловать в региональном военкомате и военной прокуратуре. Чтобы призывнику оспорить изменение ВУС, он предложил ссылаться на федеральный закон № 53 «О воинской обязанности и военной службе», принятый 1998 году.

Опрошенные «Новой газетой. Европа» военные юристы разошлись во мнении о том, как регулируется назначение ВУС.

Военный юрист Максим Гребенюк согласен с тем, что по этому закону мобилизованный должен сначала пройти переподготовку, и только после этого ему могут поменять ВУС. В 15-й статье документа говорится, что подготовка проводится в соответствии с постановлением правительства № 1441 «О подготовке граждан Российской Федерации к военной службе». Там, свою очередь, указано, что по окончании обучения выдается справка о его прохождении, а сотрудники военкоматов делают соответствующие записи в учетных картах призывников.

Такая замена ВУС — это беспредел военкоматов, считает правозащитник Сергей Кривенко. «Они занимаются самоуправством, фальсифицируют данные воинского учета», — говорит он.

Мобилизованный может пожаловаться на это в военную прокуратуру, но какой результат у этого будет, непонятно. «На эту проблему можно смотреть с двух точек зрения. Для государства это нарушение, действующее во вред ему самому, так как на войну отправляются необученные люди. Но я бы смотрел на эту ситуацию со стороны самого гражданина. Хочет ли человек принимать участие в войне? Если хочет, то без разницы, какая ВУС. Если не хочет, надо отказываться от участия в спецоперации, заявлять об антивоенных убеждениях и стараться туда не попасть. И тут тоже без разницы, какая ВУС», — говорит Кривенко.

Получается, что военкоматы фактически действуют во вред армии. План для военкоматов ставит главное организационно-мобилизационное управление Генштаба, а те выполняют его во что бы то ни стало. Каждое звено чиновников — военкомат, сборный пункт, военная часть — старается проблему перекинуть на следующее звено, чтобы снять с себя головную боль, объясняет правозащитник. «Крайней остается последняя воинская часть, которая получает необученных солдат, негодных, с болезнями, потому что медкомиссий не было. Военкомат не думает о судьбах родины. Это чиновники, которые выполняют свои функциональные задачи — план по количеству призывников», — говорит Кривенко.

Люди на призывном пункте в Москве. Фото: Contributor / Getty Images

Как готовят мобилизованных

В начале власти заявляли, что мобилизованных будут готовить основательно, но называли разные сроки. На самом деле, в связи с украинским контрнаступлением и нехваткой солдат мобилизованными закрывают дыры в обороне спустя несколько дней после призыва. Как говорил 14 октября Путин, 16 тысяч мобилизованных уже находятся в подразделениях, «привлекаемых к выполнению боевых задач».

Судя по жалобам мобилизованных и их близких, единых стандартов по срокам подготовки, в том числе в зависимости от опыта, нет. Некоторые попадают на фронт через несколько дней после призыва, а то и безо всякого обучения.

Александра из Ульяновска рассказала «Новой газете. Европа», что ее 22-летнего брата без боевого опыта мобилизовали 23 сентября и зачислили в мотострелковое подразделение. За две недели нахождения в военной части занятия у его подразделения были только два раза. Солдаты пристреливали оружие и бросали муляжи гранат. Их также вывозили на обучение третий раз, но тогда потренироваться им не удалось, потому что «чего-то не хватило», говорит Александра.

Брат Александры также успел рассказать, что в части творится бардак: не хватает касок, бронежилеты есть у каждого пятого. Семья молодого человека закупала для него необходимые вещи за свой счет и потратила около 20 тысяч рублей.

Уже в части солдаты решили скинуться еще по 500 рублей, чтобы докупить принадлежности, необходимые на фронте: лопаты, топоры и так далее.

Женщина обращалась с жалобами на подготовку на различные горячие линии, но там ей не помогли. С командирами связаться также не удается: абоненты недоступны. «Я не понимаю, как достучаться до нашего правительства», — возмущается женщина. Она говорит, что сильно беспокоится за судьбу своего брата, потому что второй брат недавно вернулся с войны и рассказал, что из группы в 17 человек живыми остались только четверо.

Александра говорит, что в последнее время с ее братом не было связи: у солдат забрали телефоны. 17 октября молодой человек сообщил семье, что их подразделение везут в Херсон. «Как же можно без подготовки. Мы в полной растерянности…» — написала Александра.

Любовь Сергеева из Егорьевска Московской области рассказала на своей странице во «ВКонтакте» похожую историю о своем 42-летнем муже Денисе, который проходил срочную службу в 2000 году. «В первый день начала учений они были вывезены на полигон на стрельбы. Но отстреляться и обкатать танк им не удалось из-за поломки. На следующий день было всё то же самое, удалось только дважды отстреляться (с места), без обкатки», — написала она.

Дениса призвали 7 октября, а уже 12 числа отправили на границу с Харьковской областью. «Они должны были принять танки и выехать в бой. Но танков не хватило, а те, что были, требовали ремонта», — рассказывает его жена. Через два дня опять поступил приказ о выезде в ночь на границу с Харьковской областью, но солдаты отказались и сказали, что не готовы идти в бой без должного обучения и ознакомления с техникой. В комментариях под ее постом женщины пишут о похожих ситуациях с их родственниками.

Фото: Stringer / Anadolu Agency / Getty Images

Еще одна проблема мобилизованной армии — здоровье. С первых дней мобилизации появилось множество сообщений, что в армию призывают людей даже с тяжелыми хроническими заболеваниями: военкоматы просто не проводят медкомиссии. Ирина Попова из Владивостока рассказала «Новой. Европа», что ее 48-летнего мужа мобилизовали, несмотря на серьезные проблемы с сердечно-сосудистой системой. Прямо в казарме у него случился гипертонический криз, с давлением 280/140 его увезли в госпиталь. Там у него диагностировали гипертонию и гипертензию. Однако врачи всё равно признали его годным к службе и вернули в часть.

Мужчина не может даже пробежать 100 метров, но его не отпускают домой, а только дают временное освобождение от физических нагрузок. Попова обратилась в военную прокуратуру, а также к главреду RT Маргарите Симоньян, которая призывала писать ей в комментариях под постом в телеграме о «неправомерных действиях при мобилизации» и пообещала разобраться с каждым случаем. Но на жалобу Поповой никто так и не отреагировал.

Муж рассказал Поповой, что с ним в части есть и другие призывники с серьезными проблемами со здоровьем. «У одного мужчины там случился инсульт, есть там эпилептики еще. Был один парень с пластиной в позвоночнике. Его заставили кувыркаться, пластина лопнула, и только после этого его комиссовали», — рассказала Попова.

Прямо в воинских частях с начала мобилизации умерло уже несколько человек, в том числе из-за эпилепсии и проблем с сердцем.

Поддержать независимую журналистикуexpand

Шансы мобилизованной армии

В 2007–2012 годах, когда Анатолий Сердюков был министром обороны, в России увеличивали количество контрактников и ликвидировали созданные во время СССР кадрированные части. Это частично укомплектованные части, которые при объявлении мобилизации должны были заполняться призывниками. В результате сейчас в России не существует системы подготовки резервов, отмечает военный обозреватель Давид Шарп, который служил в израильской армии.

Шарп отмечает, что в Израиле на базовую подготовку пехотинца уходит 7–8 месяцев — и это при условии, что он подходит по здоровью, физической подготовке и мотивирован. «Рота из таких бойцов считается молодой, неопытной, не дай бог ей решать по-настоящему сложные задания», — говорит он.

При этом, когда 15 лет назад Россия начинала переход на контрактную армию, на обучение профессионального военного закладывалось три года, напоминает юрист Кривенко. Такие солдаты должны были стать основой армии.

В ближайшее время на фронт попадет несколько десятков тысяч мобилизованных. «Это добавит плотности в обороне, высвободит кого-то для других задач. В перспективе нескольких месяцев при помощи 300 тысяч человек можно вдвое увеличить группировку. Численность имеет значение. Но это не будет перелом. Россия планирует стабилизировать фронт, а где-то перейти в атаку, ну что ж, попытка не пытка», — говорит Шарп.

Российским призывникам придется воевать с украинскими мобилизованными. Хотя украинская армия имеет схожие проблемы, ситуация с новобранцами там лучше. «Украина начала мобилизацию в самом начале войны — около восьми месяцев назад. Украинскими мобилизованными тоже затыкали некоторые дыры в обороне, были большие потери среди них. Некоторые украинские военные также проходят пятинедельный курс в Великобритании. Пять недель хорошей подготовки всё же лучше, чем несколько недель плохой», — отмечает Шарп.

В целом новые части из российских мобилизованных будут мало боеспособны, согласны собеседники «Новой. Европа». «Если их будут использовать экстенсивно, как мобиков ДНР и ЛНР, то проку мало, потери будут огромные. Возможно, научатся, если выживут в боях, но дотянут до этого немногие», — заключает Шарп.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.