StoriesPolitics

Наместник серой зоны

Подробный портрет Евгения Пригожина, прошедшего путь от продажи хот-догов в Петербурге до боев под Бахмутом

Наместник серой зоны

Иллюстрация: «Новая газета Европа»

Вечером 2 апреля в петербургском кафе «Стрит-бар» прогремел взрыв. В результате него погиб «военкор» Владлен Татарский, как минимум 33 человека пострадали. Теракт произошел во время встречи дискуссионного клуба «Кибер Z фронт». Кафе для проведения семинаров движению предоставил его владелец и глава ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин. Запугивание Пригожина и связанных с ним военкоров могло быть основной целью взрыва, считают в американском Институте изучения войны (ISW). По мнению аналитиков института, виной тому политические амбиции бизнесмена.

О наличии таких амбиций у Евгения Пригожина говорит его возросшая с начала войны медийность, полагают опрошенные «Новой газетой Европа» эксперты. По итогам января 2023 года бизнесмен впервые вошел в «десятку» самых медийных персон России. Появление политических проектов с его участием еще прошлой осенью прогнозировали в СМИ.

Корреспондентка «Новой-Европа» детально изучила биографию главы группы «Вагнер», чтобы ответить на вопрос: действительно ли Пригожин обладает серьезным весом в политической элите и стоит ли ждать превращения «повара» Путина в системного лидера «партии войны»?

«Первая книжка — это мир моего детства, во второй я собираюсь описать приключения Индрагузика в современном мире. И еще: наш Индрагузик в этой книжке помог королю и спас королевство, в будущей книге он должен совершить нечто героическое», — рассказывал в 2003 году один крупный петербургский ресторатор о своих литературных увлечениях изданию «Деловой Петербург».

Книга «Индрагузик». Фото:  LiveLib

Книга «Индрагузик». Фото: LiveLib

Детская книга «Индрагузик» вышла годом ранее небольшим тиражом — всего 1000 экземпляров. Повествует она о маленьких человечках, которые, как следует из того же интервью, «могут везде прятаться». На ее обложке значатся авторы: Полина и Паша Пригожины. Это дети Евгения Пригожина, который двенадцать лет спустя станет известен миру как «повар» Путина, создатель «фабрики троллей» и частной военной компании «Вагнер».

Книгу про Индрагузика Евгений Пригожин писал к 10-летию дочери, с которой он придумывал основных героев и сюжет. Над творением работал весь офис бизнесмена: шла вычитка, верстка, иллюстрации заказывали у двух разных художников. Дети книгу прочитали по разу и поставили на полку, но целевая аудитория не ограничилась ими.

Евгений Пригожин стал дарить экземпляры книги своим влиятельным друзьям: губернатору Петербурга, а затем вице-премьеру Владимиру Яковлеву, виолончелисту Мстиславу Ростроповичу, супруге президента Кыргызстана Аскара Акаева. Читали книгу и в окружении президента России Владимира Путина, но самому президенту книгу подарить не удалось, «случая подходящего не было», признался автор Индрагузика.

Разворот книги «Индрагузик». Фото:  «Проект»

Разворот книги «Индрагузик». Фото: «Проект»

Знакомство с высокопоставленными чиновниками и одобрение его проектов государством — определяющая часть карьеры Пригожина, которую он пытается строить с конца 90-х, то открывая престижные рестораны, то организовывая в России «фабрику троллей» на госзаказе. Однако, несмотря на все усилия, наличие криминального прошлого и присущий создателю Индрагузика радикализм так и не дали ему возможности занять место в официальных государственных структурах и публичной политической элите, как это сделали другие знакомые Путина из Петербурга. Зато Пригожин нашел свою нишу в плоскости непубличной — там, где официальным властным институтам действовать открыто не с руки.

Война дала Пригожину возможность, наконец, выйти в публичное поле. Криминальное прошлое, которое он раньше пытался перекрыть образами радушного хозяина ресторанов и любящего отца, теперь послужило благодатной почвой для вербовки зеков в штурмовые отряды ЧВК и помогло медийно перевоплотить «вагнеровцев» из беспринципных полумаргинальных наемников в одних из главных героев войны в Украине.

Однако, похоже, работать с имиджем — собственным или связанных с ним проектов — у Пригожина получается лучше, чем пытаться занять свое место в публичной части путинской элиты. За минувший год мировые и российские СМИ успели представить бизнесмена «демоном войны», ночным хозяином Петербурга и чуть ли не вторым человеком в стране. Но события последних месяцев — например, конфликт с Минобороны из-за «снарядного голода» или затяжные бои за Бахмут в Украине — показывают, что это лишь образ, которому Пригожину хотелось бы соответствовать.

Моя главная профессия — повар

— Когда говоришь о Пригожине, всегда нужно разделять его реальную значимость и то, что он изображает из себя в медиа, — описывает предпринимателя экс-журналист Русской службы Би-би-си Андрей Захаров, много лет расследовавший работу структур «повара Путина». — На самом деле, Пригожин всегда был для Кремля человеком по специальным поручениям — таким, как руководство ЧВК «Вагнер». Его бизнесы полностью завязаны на государстве, а реальные активы — только рестораны в Питере.

Евгений Пригожин родился в 1961 году в Ленинграде. Подростком окончил школу-интернат олимпийского резерва, профессионально занимался лыжным спортом. Однако спортсменом так и не стал: в 1979 году Куйбышевский суд в Ленинграде дал Пригожину условный срок по статье «кража», а уже в 1981 году будущий бизнесмен получил срок реальный: ленинградский суд Ждановского района приговорил его к тринадцати годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима за нападение и квартирные кражи. Полностью назначенное ему наказание Пригожин не отбыл: в 1988 году его помиловали, и в 1990-м он вышел на свободу. Однако почти десять лет в советской тюрьме не прошли для него и его будущей карьеры бесследно.

Борис Спектор. Фото:  ГМС Группа

Борис Спектор. Фото: ГМС Группа

Оказавшись на воле, Евгений Пригожин начал работать над бизнес-проектами. Сначала вместе с отчимом занимался продажей хот-догов, но ушел оттуда в продуктовый и игорный бизнесы. Помог его бывший однокашник по спортивной школе и предприниматель Борис Спектор, который вместе с бизнесменом Игорем Горбенко был среди основателей первого и крупнейшего в Санкт-Петербурге казино «Конти». В начале 90-х будущий глава ЧВК «Вагнер» стал генеральным директором ЗАО «Спектр», а позднее управлял популярной сетью магазинов «Контраст».

Когда выручка торговых точек упала, Пригожин переквалифицировался в рестораторы. В 1995 году вместе с бывшим коллегой Кириллом Зиминовым он основал компанию «Конкорд Кейтеринг», а в 1996-м начал открывать первые элитные рестораны в Петербурге: «Русский китч», «Русский ампир», «Старая таможня». Тогда же заработал его ресторан-теплоход New Island, где в начале нулевых Владимир Путин принимал лидера Франции Жака Ширака и президента США Джорджа Буша-младшего. Глав государств Евгений Пригожин обслуживал лично.

В рестораны Пригожина стали часто заходить и представители российской элиты. Среди них были министр внутренних дел и будущий глава Счетной палаты Сергей Степашин, главный санитарный врач России Геннадий Онищенко, будущий министр обороны Анатолий Сердюков, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Ресторанный бизнес помог Пригожину сблизиться с политической элитой страны, что впоследствии обеспечило предпринимателю быстрый успех.

forward
forward

Рестораны Евгения Пригожина. Фото Restoclub

Как рассказывал сам Пригожин в интервью изданию «Город 812», с Путиным он познакомился в 2000 году в том же ресторане New Island, когда в Санкт-Петербург прилетал премьер-министр Японии Иосиро Мори. Однако более вероятно, что Пригожин и Путин были знакомы еще в 1990-е, когда будущий президент, работавший тогда в команде Собчака, занимал пост председателя наблюдательного совета по казино и игорному бизнесу Северной столицы.

Журналист Илья Жегулев со ссылкой на знакомых бизнесмена писал, что контакт с Владимиром Путиным Пригожин налаживал постепенно, сначала познакомившись с охранником Путина Виктором Золотовым, который сейчас занимает пост главы Росгвардии. В разговоре с «Новой-Европа» Жегулев предположил, что близкого общения у Владимира Путина и Евгения Пригожина тогда не было, но знакомство с президентом ресторатор мог использовать для обретения новых выгодных контактов.

Ближний круг Владимира Путина в нулевые складывался в основном из питерских связей — сослуживцев по КГБ и знакомых по ГДР, где он служил, добавляет независимый антикоррупционный эксперт и бывший гендиректор центра «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов. В тот период многие, кто просто находился рядом с Путиным и даже не был напрямую связан с петербургской мэрией или КГБ, включая друзей друзей, могли получить хорошее промо в силу того, что Путин стал для них своим человеком в Кремле.

— До 2002–2003 годов было ощущение формирующейся команды. Это был первый срок Владимира Путина, люди вокруг него перемещались активно. Кто-то уходил в ФСБ, кто-то — в полпредство (тогда только зарождающийся институт), кто-то был рядом с либеральными экономистами, — продолжает объяснять Шуманов. — Но были и те, кто становился неформальным участником проектов и не мог попасть в публичную плоскость и институализироваться, в том числе из-за наличия судимости и криминального прошлого. К таким людям относился Евгений Пригожин. Он был в группе людей, которые начали осваивать государственный заказ.

Бизнесмен на кормлении

Знакомство с политической элитой дало Пригожину в Петербурге зеленый свет. На протяжении всех 2000-х бизнес в сфере элитного кейтеринга у бизнесмена шел крайне успешно: его компания обеспечивала питанием крупные мероприятия вплоть до Петербургского экономического форума и приема по случаю инаугурации Дмитрия Медведева.

Параллельно Пригожин занимался девелоперским бизнесом, владел сетью магазинов «Музей шоколада», а в 2010 году арендовал Дом торгового товарищества «Братья Елисеевы», в котором после реконструкции разместился «Магазин купцов Елисеевых». Впоследствии часть здания под магазин приватизировала жена бизнесмена Любовь Пригожина.

Любовь Пригожина. Фото:  Spa & Management

Любовь Пригожина. Фото: Spa & Management

Помимо престижных проектов Евгений Пригожин пытался развивать свою сеть фастфуда «Блин! Дональт’s», но после череды скандалов проект провалился. Однако в 2010-х «Конкорд» всё же смог выйти за пределы элитного питания: бизнесмен начал кормить школьников и армию. Первые госконтракты на поставки питания в школы «Конкорд» получил в Петербурге и Ленинградской области (по словам самого ресторатора, в этом ему помог Александр Беглов, на тот момент замруководителя администрации президента). Но по ряду причин Пригожину пришлось оставить город. Как полагают собеседники «Новой-Европа», на решение могли повлиять жалобы родителей на еду, испортившиеся к тому времени отношения с петербургской элитой (в том числе с Валентиной Матвиенко), а также экономические факторы: возникли проблемы с сырьем, к тому же школ, которым «Конкорд» мог поставлять питание, было не так много, и компании было экономически невыгодно развиваться в городе.

Вместо этого бизнесмен начал заниматься поставками в школы Москвы, а затем и детские сады. На питание жаловались и в столице, но Пригожин всё же смог закрепиться в городе и уже через несколько лет практически полностью захватил московский рынок. В 2015 году предприниматель контролировал 90% поставок обедов в московские школы, а также детские сады. Общая сумма контрактов, которые достались компаниям, связанным с «кремлевским поваром», составила 26,8 млрд рублей.

Несмотря на эти огромные суммы, дела с обеспечением питания в школах у «Конкорда» обстояли не так радужно. Скандал из-за вспышки дизентерии, в которой обвинили компании, аффилированные с Пригожиным, длился почти весь 2019 год: было возбуждено уголовное дело, в московских судах рассматривали коллективные иски родителей пострадавших детей. Очаг заболевания установить так и не удалось, но в 2019 году суд признал виновными во вспышке и взыскал более 1,5 млн рублей с «Комбината питания «Конкорд»» и «Вито-1», связанных с Пригожиным. Тем не менее на его положение на московском рынке скандал влияния не оказал. В 2020 году связанные с ресторатором компании получили все контракты на поставку питания в государственные школы Москвы на сумму почти 36 млрд рублей.

Владимир Путин на предприятии Компании «Конкорд». Фото:  Wikimedia Commons , CC BY 3.0

Владимир Путин на предприятии Компании «Конкорд». Фото: Wikimedia Commons, CC BY 3.0

С начала 2010-х Пригожин поставлял еду не только школьникам и не только в Москве. География у «кремлевского повара» была широкая: компании, связанные с ним, также занимались питанием в Краснодаре, Калининграде, Пятигорске, Хабаровском крае, Екатеринбурге, Забайкальском крае и в Ярославской области. Регионы, затронутые деятельностью Пригожина, журналисты смогли найти по случаям отравлений и жалобам на питание. За десять лет к сети связанных с ресторатором фирм подали более 1 тыс. исков на сумму свыше 4 млрд рублей. Хотя сам Пригожин связь с большей частью этих компаний отрицал.

Параллельно с гражданским сектором Пригожин кормил и военный. Сначала открыл несколько точек общепита в Генштабе и Минобороны. А в 2012 году, через два года после того, как питание в военных частях решили отдать на аутсорсинг бизнесу, 90% всех заказов сектора внезапно отошло компаниям, аффилированным именно с Пригожиным. Подряды помог получить Леонид Тейф, бывший заместитель гендиректора «Военторга» (компания распределяла контракты на питание военных), который впоследствии обвинялся во взятках по контрактам Минобороны на 150 млн долларов. С ним у петербургского ресторатора якобы были доверительные отношения. Как сообщала «Новая газета», именно Тейф курировал передачу Пригожину активов «Военторга», задействованных в обеспечении продовольственного снабжения и обслуживании армии.

Общая сумма контракта на 2013–2014 годы, который заключили с бизнесменом, составила 92 млрд рублей. Контракт подписал глава «Военторга» Владимир Павлов, назначенный тогда уже сменившим Анатолия Сердюкова на посту главы Минобороны Сергеем Шойгу. Пока Шойгу руководил МЧС, Пригожин также поставлял питание курсантам и сотрудникам подведомственных министерству организаций. Хотя уже в конце 2013 года контракт на обеспечение военных частей питанием расторгли, заплатив только половину. Аутсорсинг питания внешним компаниям отменили якобы из-за жалоб армии.

Однако отношения Пригожина с Министерством обороны на этом не закончились. Уже летом 2014 года в СМИ обсуждалось, что связанные с ресторатором компании займутся военными городками, предоставляя военным питание, клининг, отвечая за содержание казарм, отопление и водопровод. С инициативой к министру обороны бизнесмен обратился сам. В конце 2014 года компании, аффилированные с Пригожиным, начали заниматься клинингом на объектах Минобороны. А в 2015-м действительно получили заказы на обслуживание военных городков. По данным издания The Bell, с 2014 по 2019 год предполагаемый объем госконтрактов на поставку питания в школы и больницы и услуги для Минобороны, которые получили связанные с Евгением Пригожиным фирмы, мог составить 149,8 млрд рублей.

Но интересы бизнесмена на производстве полуфабрикатов для школьников и обеспечении солдат теплом и водой не заканчивались. И, конечно, они не заканчивались на России.

Тролли 

Ночь. Загородный дом в лесу. Из дома выходят пятеро. Трое молодых людей, два парня и девушка, начинают ставить между соснами декорации: кладут на землю большую картонную коробку, сверху на нее — подушку. Рядом с ними еще один молодой человек, высокий блондин в серой куртке, вместе с таким же белобрысым мальчуганом. Это Сева и Коля, братья, которые пришли устраиваться на работу по уличному объявлению. Оба не понимают, что происходит.

— Так вы че, Кольку на работу берете? Так я его представитель, ну, продюсер, агент, — растерянно спрашивает Сева у новых знакомых.

— Давай под ногами не путайся, агент, — одергивает его молодой человек в желтой куртке, пока другой сует в руки мальчику картонку с надписью на английском.

— Это че написано? — спрашивает Коля.

— Жадные банки лишили мою семью дома. Теперь мы живем на улице, — переводит один из парней, Федя, маркетолог «Агентства интернет-исследований». — Давай. Стоишь ревешь, а Васька тебя снимает.

— За так?

— Ну за мороженное, Коль.

Эта сцена из комедии «16-й», вышедшей в 2021 году по заказу Евгения Пригожина: бизнесмен проспонсировал не один фильм для поддержания имиджа своих проектов. По сюжету, хакеры-неформалы организовывают «Агентство интернет-исследований» с офисом в заброшенном детсаду в поселке Ольгино под Питером. Они тролли, которые хотят менять мир: ради интереса пытаются управлять общественным мнением американцев. В своих экспериментах они заходят так далеко, что привлекают внимание ФБР.

Афиша фильма «16-й». Фото:  Kinopoisk

Афиша фильма «16-й». Фото: Kinopoisk

Начало фильма сопровождают титры: «В 2016 году в США состоялись президентские выборы. Победа Дональда Трампа удивила весь мир. И только 16 человек в поселке Ольгино Приморского района Санкт-Петербурга знали, почему исход выборов не мог быть иным. Во избежание очередного уголовного преследования все имена изменены. Из уважения к мировой истории ход событий оставлен без изменений».

Только в жизни всё было не так.

О том, что Евгений Пригожин обладает настоящей «фабрикой троллей» в петербургском посёлке Ольгино, стало известно в 2013 году после выхода расследования «Новой газеты». Журналистке издания удалось устроиться на работу в «Агентство интернет-исследований», где за деньги соискателям предлагали писать по 100 комментариев о политике и бизнесе в день. В том числе ругать Америку и Навального.

Оппозиционерами «повар Путина» интересовался и раньше: в 2012 году связанный с «Конкорд Кейтеринг» Дмитрий Кошара смог войти в доверие к организаторам движения «За честные выборы» и начать организовывать питание на митингах. В итоге люди Пригожина собирали на уличных акциях данные о лидерах оппозиции и материалы, которые впоследствии легли в основу фильма НТВ «Анатомия протеста».

Как позже установил Оксфордский центр по изучению компьютерной пропаганды, первые эксперименты империи Пригожина по управлению общественным мнением в соцсетях начались еще в 2009 году во время муниципальных выборов в разных городах России. В 2013 году «фабрика троллей» уже пыталась влиять на политические процессы в США через твиттер. Стоявший у истоков медиаимперии Пригожина Андрей Михайлов рассказывал в интервью «Новой газете», что на старте «ольгинского» проекта работали порядка 200 человек, «тролли» делились на группы: кто-то специализировался по Украине, кто-то — по Америке. Постепенно к кампании стали привлекать и другие социальные сети, в том числе ютуб, фейсбук и инстаграм.

Во время президентских выборов в США в 2016 году «тролли» из России пытались привлечь симпатии консервативных избирателей на сторону Дональда Трампа. В 2018 году специальный прокурор Роберт Мюллер в рамках расследования дела о вмешательстве России в выборы президента США предъявил обвинения Евгению Пригожину и двенадцати другим гражданам России.

«Фабрики троллей» работают по методу вычислительной пропаганды (computational propaganda) — распространения определенных месседжей ботами. Они ориентированы на алгоритмы соцсетей, которые повышают видимость наиболее популярного мнения. Активно комментируя, лайкая и распространяя определенные месседжи, боты делают их более заметными для пользователей. Участие людей в процессе создания сообщений помогает выдавать их за реальное мнение.

Пригожин причастность к созданию «фабрики» долгое время отрицал, но в феврале 2023 года заявил, что он и есть ее основатель. По его словам, придумал он ее для того, чтобы якобы защитить рунет от «хамской агрессивной пропаганды антироссийских тезисов со стороны Запада».

Как полагает политолог, основатель аналитического проекта R.Politik Татьяна Становая, «фабрика троллей» родилась из желания Пригожина найти государственную слабость и предложить Владимиру Путину услугу, которую официальные институты не в состоянии эффективно оказать. Действия в «серой» или «черной» зонах, где государство работать не может, — как раз та ниша, которую ресторатор активно освоил в 2010-е годы.

— Пригожин пользовался тем, что может предоставлять услуги для целей, которые интересны государству, но из которых он может получить выгоду. Это дискредитация оппозиционеров, продвижение полностью провластной повестки, поддержка вооруженных сил России за рубежом, — добавляет Илья Шуманов.

Вместе с «фабрикой троллей» зарождалась и «фабрика медиа». Как рассказывал экс-сотрудник структур Пригожина Андрей Михайлов, первым таким проектом была «Газета о газетах», концепция которой заключалась в том, чтобы заставить реальные СМИ дать не соответствующую реальности информацию и потом поймать их на этом. Проект не выгорел, но в начале 2013 года были зарегистрированы «Невские новости» и «Новостное агентство Харькова». За несколько лет медиасеть Пригожина достигла значительных размеров: в 2017 году в нее входили минимум 16 порталов с многомиллионной аудиторией, в том числе «Федеральное агентство новостей», «Народные новости», «Экономика сегодня», «Политроссия», «Кто есть кто» и другие.

«Зачем пытаться что-то делать и вбрасывать это в прессу, если можно завести свою прессу и делать там что угодно?» — риторически объясняет причины появления «фабрики медиа» журналист центра «Досье» Денис Коротков, который сам неоднократно подвергался нападкам со стороны «пригожинских» СМИ. Как он полагает, фабрики родились из личного интереса. Сначала Пригожин организовал провокацию, чтобы атаковать бывшего партнера Кирилла Зиминова и его компанию «Карамель Кейтеринг» и отобрать у нее контракт на обслуживание ПМЭФ в 2013 году. Получилось хорошо, и тогда бизнесмен переключился на выполнение государственных задач.

— Раньше только у СМИ, входящих в «фабрику медиа», были миллионы читателей [в 2018 году совокупная аудитория связанных с ресторатором медиа составила 72 млн человек. — Прим. ред.]. Не просто ботов, а именно читателей, — описывает Андрей Захаров влияние «пригожинских СМИ». — Далеко не все знали, что за СМИ стоит Пригожин, и читали их искренне. Помимо этого, до сих пор неизвестен реальный объем сеток во «Вконтакте» и телеграме, хотя, вероятно, он большой [сетками называют страницы в социальных сетях или телеграм-каналы, которые отрабатывают одну повестку в схожем ключе. Свои сети есть у разных политических сил в России, в том числе у администрации президента. — Прим. ред.]. В 2018 году фейсбук заблокировал ряд групп и заявил, что они связаны с Пригожиным. В их числе были сообщества «Вестники России». [Всего были удалены 273 русскоязычные страницы в фейсбуке и инстаграме. — Прим. ред.]. Эти же группы есть и во «Вконтакте», и у них могло быть даже больше подписчиков, чем у местных групп «Подслушано».

Сотрудники структур Пригожина зачастую не только распространяли пропаганду, но и нападали на журналистов независимых СМИ и оппозиционеров.

Однако медийная активность бизнесмена не исчерпывалась соцсетями и собственными СМИ. В последние годы Пригожин проспонсировал несколько полнометражных фильмов: «Ржев», «Шугалей», «Шугалей-2», «Турист» и «Лучшие в аду». Значительная часть их посвящена событиям в Африке: в центре сюжета оказываются то российские военные, участвующие в боевых действиях в Центральноафриканской Республике, то россияне, захваченные в плен в Ливии. Сделаны эти фильмы были для того, чтобы поднять рейтинг другого начинания Пригожина — частной военной компании «Вагнер».

Support independent journalism

All independent media have been banned in Russia which makes our work not only challenging but outright dangerous. We need your support.

ЧВК «Нефть»

В России наемничество запрещено законом: «организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем» грозят лишением свободы на срок до 20 лет по статье 208 Уголовного кодекса РФ, а «наемничество» — до 18 лет по статье 359 УК РФ. Но в начале 2010-х политическую элиту это не остановило от создания «государственной» ЧВК.

Идея российской частной военной компании родилась в Генштабе еще в 2010 году после лекции на Петербургском экономическом форуме бывшего генерал-лейтенанта южноафриканских сил безопасности и создателя американской ЧВК Executive Outcomes Эбена Барлоу. На форуме он рассказывал российским генералам о пользе наемничества, сообщали источники издания The Bell. На тот момент план создания команды «отставников» — профессиональных военных на пенсии — обсуждался уже около года. Поддерживал его возглавлявший Генштаб генерал армии Николай Макаров.

Вначале использовать ЧВК для экспансии в другие страны в Генштабе не планировали: «наемники» были нужны для спецзаданий. Из-за возможных проблем с оборотом оружия генералы хотели оставить военизированную группировку в «серой» зоне и не легализовывать ее.

«Вагнер-центр». Здание штаб-квартиры ЧВК «Вагнер» в Санкт-Петербурге. Фото: EPA-EFE/ANATOLY MALTSEV

«Вагнер-центр». Здание штаб-квартиры ЧВК «Вагнер» в Санкт-Петербурге. Фото: EPA-EFE/ANATOLY MALTSEV

Согласовать идею с Путиным удалось только в 2012 году: из-за рокировки президентов, а также отставки Сердюкова после коррупционного скандала и ухода на пенсию Макарова идею пришлось отложить на два года. Тогда же в Генштабе решили предложить кандидатуру Пригожина на должность ответственного за финансовые и хозяйственные вопросы ЧВК. Среди аргументов в его пользу стало личное знакомство с Путиным, при этом знакомство не очевидное и малоизвестное.

— Действия военных ограничены целым набором международных норм, [в то время как] частные военные компании могут действовать более вольно, — рассуждает Илья Шуманов. — Думаю, Минобороны было очень интересно попытаться использовать такое прокси для достижения собственных целей. При этом было важно, чтобы основателя нельзя было обвинить в связях с российскими спецслужбами. Лучше, чтобы это был просто какой-то предприниматель.

Как писала «Фонтанка», ядром «Вагнера» стал «Славянский корпус». В 2013 году бойцов для него набирали менеджеры российской частной военной компании Moran Security Group Вадим Гусев и Евгений Сидоров (компания работала через офшоры и специализировалась на морских и сухопутных операциях). После первой неудачной операции в Сирии Гусев и Сидоров были задержаны, а впоследствии осуждены на три года за наемничество. Однако уже в 2014 году наемники из «Славянского корпуса» были замечены юго-востоке Украины и в Крыму — во второй раз команду собрал бывший спецназовец ГРУ Генерального штаба Вооруженных сил России Дмитрий Уткин, с позывным «Вагнер».

В августе 2015 года бойцов ЧВК стали готовить и отправлять в командировку в Сирию, где поначалу они достигли успеха: после взятия Пальмиры в 2016 году Уткина и еще нескольких бойцов ЧВК принимали в Кремле. Их фотографии с президентом потом попали в сеть.

Но в 2018 году ЧВК в Сирии ждал большой провал, который поставил существование организации под вопрос: в феврале во время битвы в Дейр-эз-Зоре с американскими военными, в том числе с участием тяжелой авиации США, по разным данным, погибло от нескольких десятков до более сотни бойцов «Вагнера» — в разы больше, чем суммарные потери российской армии и ЧВК за 2017 год (тогда погибло 40 человек). Размеры потерь даже вынудили российское государство признать часть из них на официальном уровне, правда, в МИДе говорили, что российские граждане оказались в Сирии сами по себе.

Битва, в которой тогда погибли «вагнеровцы», шла за нефть. В 2016 году компания «Евро Полис», связанная с Евгением Пригожиным, заключила с сирийским правительством соглашение об участии в освобождении, охране и разработке сирийских нефтегазовых месторождений. В обмен Пригожин должен был получать четверть всего газа и всей нефти, добытой на отвоеванной для Башара Асада территории.

Как рассказывали The Bell источники в Минобороны, атака в Дейр-эз-Зоре не была санкционировала российским руководством: ЧВК выполняла заказ неназванного сирийского бизнесмена. Российские военные были «просто ошарашены» таким своеволием. Пригожину пришлось доказывать, что это больше не повторится, а с виновными будут проведены «исправительные работы».

Несмотря на то что Пригожину было непросто убедить администрацию президента в необходимости сохранения группы «Вагнер», ее наемники вскоре были замечены в других странах, преимущественно в Африке. В конце 2017 года Евгений Пригожин заинтересовался африканскими странами и, по данным издания «Проект», смог выгодно продать эту идею Владимиру Путину. Вскоре деятельность Пригожина была зафиксирована в Центральноафриканской Республике, Ливии, Судане, Ливане, Кении и Чаде. Как и в Сирии, привлечение ЧВК «Вагнер» было зачастую обусловлено наличием там природных ресурсов: к примеру, в ЦАР и Судане связанные с Пригожиным компании в обмен на услуги наемников получили разрешение на добычу золота, алмазов и других полезных ископаемых. В феврале 2023 года Financial Times выяснила, что с 2018 по 2022 год Евгений Пригожин получил доход от добычи природных ресурсов в Африке и на Среднем Востоке в размере 250 млн долларов.

Но деятельность ЧВК «Вагнер» в африканских странах не ограничивалась предоставлением услуг наемников в обмен на право добычи полезных ископаемых. Согласно внутренним документам структур Пригожина (они оказались в распоряжении издания Politico), группировка заключала договоры с местными правительствами, обещая им помочь подавить протесты и обеспечить безопасность высокопоставленных чиновников. Помимо этого, российские наемники проводили кампании по дезинформации и пропаганде в африканских странах и организовывали митинги и протесты, к участию в которых за деньги привлекали местных жителей.

До 2022 года Евгений Пригожин связь с ЧВК отрицал, периодически ссылаясь на то, что в России такого понятия просто нет. Существование в «серой» зоне освобождало «наемников» «Вагнера» от ответственности. Их неоднократно обвиняли в военных преступлениях — убийствах мирного населения, изнасилованиях, казнях.

Расследования в отношении структур Пригожина могли стоить журналистам жизни. 30 июля 2018 года в Центральноафриканской Республике во время подготовки материала о работе группе «Вагнер» были убиты журналисты Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко. По версии расследования проекта «Досье», за убийствами стояли структуры Пригожина. Однако в 2020 году Следственный комитет России назвал основным мотивом убийства ограбление.

Кирилл Романовский. Фото: соцсети

Кирилл Романовский. Фото: соцсети

В январе 2023 года от опухоли мозга умер военный корреспондент РИА ФАН Кирилл Романовский. Именно Романовский передал журналистам, которые отправлялись в ЦАР, контакты некоего фиксера по имени Мартин. Мартин, даже о существовании которого не было известно наверняка, якобы должен был помочь им с организацией съемок в стране. Журналистов убили, когда они ехали на встречу с фиксером.

Обращение по поводу смерти Романовского записал сам Пригожин, назвав погибшего сотрудника «фабрики медиа» своим товарищем и «величайшим военкором». 7 февраля 2023 года вышла книга Романовского «Восемь лет с Вагнером».

Армия з/к

За день до начала полномасштабной российской агрессии в Украине Пригожин безуспешно пытался связаться со своими контактами в Главном управлении Генштаба. Получилось у него это сделать уже только после вторжения: накануне, как писала летом «Медуза», предприниматель поссорился с руководством страны. Отношения Пригожина с Путиным охладели, продолжался конфликт с главой Минобороны Сергеем Шойгу и администрацией президента. В результате война началась без участия Евгения Пригожина и его военной компании.

Когда отряды других наемнических подразделений уже находились в Луганске и Донецке, в ЧВК «Вагнер» даже не собирались ехать в Украину, а в день начала войны не стали увеличивать набор. Вместо ЧВК «Вагнер» на войне оказались наемники ЧВК «Редут», связанной с давним знакомым Путина Геннадием Тимченко и полностью подконтрольной Минобороны.

Наёмники ЧВК «Вагнер» в Украине. Фото:  ВКонтакте

Наёмники ЧВК «Вагнер» в Украине. Фото: ВКонтакте

В результате бойцы «Вагнера» прибыли на фронт только в конце марта. Под контролем Минобороны — ведомству был нужен раскрученный бренд — вербовщики ЧВК экстренно набирали новых людей, для поиска используя свои «черные списки» — перечни кандидатов, которые когда-то не смогли пройти отбор. Русская служба Би-би-си писала, что в те дни на службу звали всех, в чатах ветеранов рассылали такие сообщения: «Господа! Кто хочет покушать «сало», пишите мне. Действующих сотрудников без косяков на пикник не приглашают. Долги ФССП — по****. Загран — по****. Справки — по****. ЛДНР, Крым приглашаем очень».

В апреле на фронт заставили приехать и настоящих бойцов ЧВК «Вагнер»: некоторых вернули из Африки и Сирии, других вызвали из отпусков после командировок. Произошло это из-за того, что «новобранцы» несли значительные потери. Несмотря на то что основной состав «вагнеровцы» называют профессиональными бойцами, те массово гибли, так как наемников использовали в качестве ударной силы (об этом также рассказывала «Медуза»). Но были и успехи: в июне, спустя два месяца боев, солдаты группы «Вагнер» смогли взять Попасную, небольшой город в Луганской области.

После этой победы Евгению Пригожину за отправку наемников на фронт и успешное наступление в Луганской области вручили звезду Героя России. Летом прошлого года государство перестало бояться появления ЧВК «Вагнер» в публичном пространстве, сюжеты об организации начали показывать в государственных новостных агентствах и на телевидении несмотря на то, что наемничество остается в России вне закона.

При этом, как говорит Татьяна Становая, медийную активность признанием существования «Вагнера» на государственном уровне всё равно считать нельзя: в легальном поле положение компании остается прежним, а все законопроекты в Госдуме, связанные с легализацией ЧВК, отклонены. Как уверена политолог, связано это с тем, что вопрос о легализации «Вагнера» не стоял изначально. По ее словам, у Владимира Путина своеобразное отношение к государству: он привык полагаться только на официальные институты и очень настороженно относится к тому, что находится за их пределами. Пригожин, в свою очередь, позиционирует деятельность ЧВК так, что она оказывает президенту услугу, компенсируя слабости институциональных ведомств.

— Для Путина Пригожин — это не только государственный инструмент, но также истинное проявление гражданского общества. Поэтому он дал группе «Вагнер» санкции на определенные действия, предоставил некоторую зону ответственности и возможность получать содействие от других институтов, — говорит Становая.

Летом влияние Пригожина значительно выросло: в июле ресурс Gulagu.net сообщил, что ЧВК «Вагнер» вербует в тюрьмах заключенных для отправки на фронт. Вскоре это сообщение подтвердилось рассказами некоторых отбывающих наказание: по их словам, Пригожин сам ездил по колониям, иногда с командиром ЧВК Дмитрием Уткиным, и предлагал заключить контракт, обещая амнистию по истечении шести месяцев. При вербовке предпочтение отдавалось заключенным, склонным к насилию и осужденным по тяжелым статьям УК, таким как «убийство», «грабеж», «разбой», «нанесение тяжких телесных повреждений», а также рецидивистам.

В сентябре в сети распространилось видео, на котором мужчина, крайне похожий на создателя ЧВК «Вагнер», предлагает заключенным в колониях вступить в ряды ЧВК.

— У вас есть кто-нибудь, кто вас может с десяткой срока отсюда с зоны вытащить? Как вы думаете? Есть двое, кто вытаскивает. Это Аллах и Бог — в деревянном ящике. А я вас живыми забираю. Но не всегда живыми возвращаю, — громко и четко говорил мужчина в кадре.

По оценкам «Медиазоны», к концу сентября численность тюрем сократилась на 23 тыс. человек. Спад произошел на фоне двух месяцев вербовки. В конце января глава благотворительного фонда «Русь сидящая» Ольга Романова заявляла, что на войну могли отправить порядка 50 тыс. заключенных. При этом, по ее предположениям, воевали на тот момент всего 10 тыс. бойцов, набранных Пригожиным из колоний, остальные либо дезертировали, либо погибли.

В декабре заключенных в колониях начали вербовать по второму кругу. Тех, кто отказывался, запугивали открытием новых уголовных дел. По данным Ольги Романовой, в феврале 2023 года вербовкой заключенных стали заниматься уже в Минобороны.

— Я не вижу причин для роста социальной напряженности в том, что на войну начали забирать заключенных, — говорит Становая. — Общество поддерживает войну, но не хочет воевать. В России было сказано, что война ведется сначала профессиональной армией, а потом заключенными. Общество это абсолютно устраивает.

Увеличение численности заключенных отразилось на ситуации на фронте. В октябре 2022 года группе «Вагнер» передали большой участок от северной части Горловки до Соледара, а зимой, после атаки ВСУ, ЧВК начала наступать на Бахмут, где бои велись с августа. Вероятно, ЧВК, ведет наступление эффективнее, чем регулярная российская армия. Во многом это связано с тем, что тактика наемников предусматривает использование штурмовиков, несущих большие потери. Предположительно, их обязанности как раз и исполняют бывшие заключенные.

Теряет в значительном количестве ЧВК не только людей, но и снаряды. В феврале 2023 года ЧВК столкнулась со «снарядным голодом» — нехваткой боеприпасов, которая стала заметна в России на второй год боевых действий. Несколько недель назад Пригожин заявил, что ему требуется 10 тыс. тонн боеприпасов ежемесячно. Для сравнения, во время ожесточенных боев за Донбасс прошлой весной, по подсчетам украинской версии Forbes, Россия тратила порядка 2 тыс. тонн снарядов за сутки.

Проблемы у «Вагнера» возникли и с человеческим ресурсом: в начале февраля 2023 года Пригожина вынудили закончить кампанию по набору «вагнеровцев» в тюрьмах.

Warlord?

В середине марта в телеграм-канале «Разгрузка Вагнера» появились два схожих видеоролика. На них пятнадцать мужчин в военной форме, с оружием, в бронежилетах, в касках, с закрытыми лицами, стоят напротив заброшенного здания. Один из них говорил: «Сегодня хоронят наших бойцов. Сегодня администрация Горячего Ключа препятствует этому. Вы дождетесь, твари, что нам придется прийти и разобраться с вами, потому что вы, суки, несете вреда больше, чем украинская армия, чем нацисты».

Помимо «снарядного голода» и фактического запрета на работу с заключенными, этой весной у Пригожина появилась еще одна проблема: в отдельных городах и поселениях хоронить бойцов «Вагнера» по-военному, с почестями, не хотят. Обращение, показанное в «Разгрузке Вагнера», касалось отказа администрации города хоронить военных на кладбище в станице Бакинская Краснодарского края. Причиной отказа, однако, стали не моральные принципы, а количество могил: кладбище под захоронения «вагнеровцев» используется уже давно, за последние два месяца там похоронили сотни человек.

Противостоять ЧВК власти не смогли: несмотря на запрет, 19 марта похороны состоялись, на церемонию принесли венки и гвоздики. На следующий день глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев поручил мэру Горячего Ключа Сергею Белопольскому оказать содействие ЧВК «Вагнер» в захоронении бойцов.

Эту битву Евгений Пригожин выиграл, использовав в том числе угрозы чиновнику от своих вооруженных бойцов. В российской политике это позволяют делать немногим.

— Частная военная компания Пригожина, с точки зрения российского государства, — это квазигосударственная система воспроизводства легитимного насилия. Фактически это вооруженные подразделения на аутсорсе. Раньше такие были у Кадырова и Золотова, — говорит Шуманов. — Важно здесь то, что оружие они могут применять внутри «России» (фактически, с точки зрения РФ, оккупированные территории — это новые регионы страны). Раньше у Пригожина такого права не было, его подразделения всегда работали за рубежом, если не считать нападения на оппозиционеров. С возможностью применять оружие он превратился в такого Warlord’а.

В итоге год войны сделал Пригожина заметным политическим игроком в публичном поле. Хоть бизнесмен и не выдвигает конкретных политических требований, у него есть представление о том, как должна быть устроена Россия. Это видно, например, из его критики Минобороны или требований политических отставок. Однако возможностей реализовать амбиции у бизнесмена может просто не оказаться. Как сходятся во мнении собеседники «Новой-Европа», за год войны он поссорился почти со всей политической элитой.

Первым заметным федеральным конфликтом с участием Пригожина стало столкновение с Минобороны. Прошлой осенью основатель ЧВК «Вагнер» вслед за главой Чечни Рамзаном Кадыровым стал на постоянной основе критиковать ведомство за поражения на фронте после отступления российских войск из Херсона и Харьковской области.

Конфликты между Пригожиным и Шойгу происходили по разным причинам и раньше. Во-первых, еда, которую Пригожин поставлял армии, была не сильно лучше, чем в его поставках в школы. Во-вторых, претензии у обеих сторон друг к другу копились из-за не всегда скоординированных действий российских военных и наемников в Сирии. С началом «снарядного голода» отношения вышли на новый уровень: в феврале 2023 года Пригожин обвинил министра обороны Сергея Шойгу и главу Генштаба Валерия Герасимова в намеренном уничтожении ЧВК «Вагнер» и смерти десятков бойцов, опубликовав фотографии с телами военных.

Но Минобороны было не единственным, с кем у Пригожина испортились отношения. По информации «Важных историй», за этот год глава группы «Вагнера» поссорился с первым замруководителя администрации президента Сергеем Кириенко из-за того, что бизнесмена не устраивает фигура губернатора Петербурга Александра Беглова (с ним у него тоже конфликт), с ФСБ: сотрудников службы обязали сопровождать вербовку заключенных в тюрьмах, чем они оказались недовольны, а также, вероятно, и со старым другом Путина, основным владельцем петербургского банка «Россия» Юрием Ковальчуком. Кроме того, отношения у бизнесмена испортились с главами Свердловской области и Ямало-Ненецкого автономного округа из-за того, что в их регионах отказывались хоронить бойцов ЧВК «Вагнер» с почестями, и Белгорода — там Пригожин не смог осуществить свои идеи по созданию учебного центра для ополченцев, теробороны и строительству защитной линии.

— Пригожин оказался в конфликте практически со всей политической элитой — со многими институтами власти, с губернаторами, с силовиками. Его пытаются вытеснить из Украины, его отрезали от тюрем, так что теперь ему гораздо сложнее набирать добровольцев. Скорее всего, ему придется уйти из Украины и заниматься тем, чем он занимался раньше. Это Африка, Сирия, «фабрика троллей» и так далее, — замечает Становая.

Но на политической арене Пригожин не одинок, есть и те, кто его поддерживает. Хотя, как говорит Становая, союзниками чиновников, с которыми бизнесмен поддерживает контакт, назвать сложно. Это скорее ситуативные договоренности. К ним потенциально можно отнести взаимодействие Пригожина как с высокопоставленными фигурами — вице-премьером Денисом Мантуровым, так и с главами регионов — мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Кроме того, есть институты, которые обеспечивают связь группы «Вагнера» с государством: руководство Администрации президента РФ и Главное управление Генерального штаба ВС (ГРУ). Но Становая называет их, как и остальные союзы «повара Путина», функциональными связями, а не осознанной политической поддержкой. Такие связи работают, пока за Пригожиным стоит Путин. Когда будет команда их прекратить, никто не будет перечить.

— В Украину Пригожин влез, как и вся страна, надеясь, что это займет пару недель и он сможет продемонстрировать Путину военные победы. Но всё вышло по-другому, и сейчас ситуация для него противоречивая, — подытоживает Татьяна Становая. — С одной стороны, ЧВК Пригожина получила известность на всю страну, а сам предприниматель заявил о своих политических амбициях и начал набирать политические очки. С другой — каких-то значимых успехов в войне он так и не смог достичь и ситуацию на фронте кардинально не изменил.

Пригожин против Беглова

Реальное влияние главы ЧВК «Вагнер» также показывает другой фронт, гражданский, на котором Пригожин последние несколько лет воюет с губернатором Санкт-Петербурга Александром Бегловым. Сейчас, когда шансы Евгения Пригожина на участие в федеральной политике сокращаются с каждым днем, один из способов получить дополнительное влияние — окончательно закрепиться в родном для бизнесмена Петербурге.

Несмотря на то что свои первые проекты Пригожин начинал именно в Петербурге, собеседники «Новой-Европа» сходятся во мнении, что в политических процессах города он долгое время участия не принимал. В 2017 году политтехнологи ресторатора проводили исследование местной оппозиции, но по-настоящему его присутствие стало заметно только в 2019 году, когда на губернаторских выборах бизнесмен поддержал кандидатуру Александра Беглова. Свое участие в избирательной кампании Пригожин сначала отрицал, однако уже в 2022 году утверждал в подконтрольном ему издании «Невские новости», что якобы потратил на выборы до 2 млрд рублей. Кроме того, политтехнологи Пригожина участвовали и в муниципальной кампании, которая в 2019 году проводилась в Петербурге параллельно с выборами губернатора.

— В 2019 году все пригожинские ресурсы работали на Беглова и поливали грязью его оппонентов, в том числе меня, — говорит депутат Заксобрания Петербурга Борис Вишневский. — Кроме того, хоть официального подтверждения и не было, было видно, что часть кандидатов в муниципальные депутаты шла при его поддержке, у них была полная симфония. Однако потом мы увидели, что пригожинские структуры вместо того, чтобы восхвалять губернатора, обрушились на него с критикой. Позднее с критикой Беглова стал выступать и сам Пригожин.

Конфликт между предпринимателем и губернатором Санкт-Петербурга начал развиваться в 2020 году и стал особенно заметен в 2021-м, рассказывает источник «Новой-Европа», близкий к администрации города. Собеседник считает, что на самом деле бизнесмен просто ожидал, что за содействие в избирательной гонке получит в Петербурге преференции: например, его компании смогут обеспечивать питание в школах и больницах, получат девелоперские проекты. Однако фактически ресторатор оказался от этого отстранен.

Территория будущего парка «Тучков буян». Фото:  «Тучков буян»

Территория будущего парка «Тучков буян». Фото: «Тучков буян»

Главными инициативами Пригожина, которые заблокировали власти Петербурга, стали проекты по редевелопменту набережной промзоны «Горская», реконструкции здания Конюшенного ведомства в центре города и созданию паркового комплекса «Тучков буян». При расторжении контракта по «Горской» глава Комитета по инвестициям Петербурга Роман Голованов говорил, что разногласия произошли из-за желания компании, подконтрольной Пригожину, строить на набережной не только туристические, но и производственные объекты.

— Пригожин думал, что он самый хитрый, сможет в моменте всех переиграть. Но ему отказали, поэтому он начал вести кампанию против Беглова с позиции, что якобы Беглов не отвечает за свои слова. Хотя, по сути, сам Пригожин эту ситуацию и спровоцировал, — замечает собеседник «Новой».

Проблемы в городе возникали и у других начинаний предпринимателя, даже открытие «ЧВК Вагнер Центр» не прошло без проволочек: как оказалось, бизнес-центр, в котором открылось учреждение, не был сдан в эксплуатацию.

Сам Евгений Пригожин в интервью «Невским новостям» уверял, что не поладили они с Бегловым якобы из-за того, что бизнесмен сразу после выборов пришел к губернатору с проектными предложениями, а тот сначала стал затягивать с их реализацией, а после вообще променял проекты Пригожина на «красивую жизнь губернатора и его окружения».

Как бы то ни было, конфликт вылился в информационную кампанию медиа-империи Пригожина против Беглова. Особенно ситуация обострилась после начала войны.

Как Пригожин борется с Бегловым?

— Неоднократно призывал «выгнать» Александра Беглова из Петербурга. Последний раз, 20 марта 2023 года, в интервью «Невским новостям» Пригожин назвал Беглова «абсолютным бездельником»;

— Заявлял, что требует от Генпрокуратуры и ФСБ проверить губернатора Петербурга на «госизмену»;

Обвинял Беглова в «создании ОПГ»;

— Вероятно, привлек к кампании музыканта Сергея Шнурова, который выпустил не один клип с критикой Беглова в январе-феврале 2022 года;

— Продолжает вести через подконтрольные медиа информационную кампанию против губернатора, которую начал еще в 2021 году.

— В психологическом плане Пригожин на сто процентов является дестабилизирующим фактором для городских чиновников, — делится с «Новой газетой Европа» источник издания, близкий к администрации Петербурга.

При этом сам губернатор на публичные выпады бизнесмена внимания не обращает. По словам собеседника, бизнесмен атакует губернатора на двух уровнях: через региональные и через федеральные телеграм-каналы. Согласно расследованию центра «Досье», в 2020 году «фабрика троллей» Пригожина получила от Кремля разрешение на создание псевдооппозиционных каналов. В Петербурге под руководством предпринимателя действует региональная сетка телеграм-каналов, в которую входят в том числе «Канал Грибоедова», «Протестный Петербург» и «Площадь Восстания». На федеральном уровне с «фабрикой троллей» связаны каналы «Теория элит», «Карточный домик», «Мюсли Лаврова» и другие.

— У региональных каналов небольшая аудитория, но их много, и они привязаны к разным районам города. Периодически пишут гадости [про Беглова], смешивают факты и домыслы, получается достаточно правдоподобно, — говорит собеседник «Новой-Европа». — На федеральных каналах регулярно пишут об отставке Александра Беглова. По недавней статистике, за три года его «отправляли» в отставку или на какую-то федеральную должность около 750 раз. Однако, как мы видим, этого так и не произошло, так что большая часть такой информации — пригожинский заказ.

Как добавляет другой анонимный собеседник газеты, также сотрудничающий с администрацией города, за счет информационного ресурса Пригожин раздувает до невероятных масштабов любой негативный инфоповод.

— Его информационный ресурс намного больше городского, в результате около половины городских ресурсов брошены не на то, чтобы решать реальные проблемы, а на то, чтобы громко реагировать на то, что делает Пригожин, — говорит источник.

Несмотря на то что Пригожин заставляет петербургскую администрацию побегать, опрошенные «Новой-Европа» собеседники уверены, что в ближайшее время перемен на политическом ландшафте города ждать не стоит. Андрей Захаров считает, что отношение Пригожина к Беглову — «лакмусовая бумажка» влиятельности бизнесмена. Пригожин не просто критиковал Беглова, а обвинял его в государственной измене, но с Бегловым после этих слов ничего не случилось. Кроме того, по словам Захарова, Пригожин борется не за политическое место, а просто за свои проекты. Правда, в этой борьбе его вряд ли ждет победа.

— Беглов знает Путина с 1990-х годов, он давно целился в кресло губернатора. Его Путин знает. Беглов не самый весомый человек в его обойме, но и не самый последний: как губернатор Петербурга он по умолчанию входит в Совет Безопасности, — рассуждает журналист об этом противостоянии. — Он хозяин в городе, город при нем живет своей жизнью. Для Путина главное, чтобы граждане не протестовали. Пригожин может только публично жаловаться. По сути, рычагов давления у него никогда не было.

Евгений Пригожин. Фото: скрин видео

Евгений Пригожин. Фото: скрин видео

«Архетипичное зло» 

Возросшая публичность Пригожина может объясняться и другой его ставкой. Как писала «Медуза» в прошлом ноябре, повышение медийности для Пригожина не случайность: петербургский бизнесмен задумывается над созданием «консервативного движения», которое в дальнейшим может перерасти в политическую партию. По информации источников издания, движение будет делать ставку на «патриотизм и государственничество» и заниматься критикой российских чиновников. Эта риторика также будет пересекаться с темой «реваншизма» — культивацией чувства мести за военные неудачи.

Партия Пригожина могла бы занять пустующее место Жириновского и ответить на запросы новой несистемной оппозиции — лагеря «ультрапатриотов», которые недовольны ходом войны, от «военкоров» до фанатов Игоря Стрелкова.

На этот же политический образ Пригожина работает и его руководство «Вагнером», которое в прошлом году стало публичным, хотя долгие годы отрицалось. В ноябре, в День народного единства, в Петербурге с помпой открылся «ЧВК Вагнер Центр». Проект планировался как пространство бесплатного размещения патриотических инициатив. Как гордо сообщали соцсети центра, в первые месяцы было подано более полутора тысяч заявок на резидентство. В конце декабря у центра, по их собственному заявлению, было уже 40 резидентов, в том числе молодежный клуб «Вагнеренок», где подростков собирались учить патриотизму (после выхода публикаций в СМИ создатели клуба от этого названия отреклись).

На первый взгляд кажется, что в центре должна кипеть жизнь, но это впечатление обманчиво. Как обнаружила «Бумага», центр на самом деле пустует, а в здании открыты только два этажа.

К работе над политическим образом бизнесмена и образом его ЧВК можно отнести и частые видеообращения, как утверждается, с линии фронта, а также другие видео, распространяемые в телеграм-каналах. К примеру, казнь наемника Евгения Нужина, обстоятельства гибели которого до сих пор не расследованы, при всей трагичности события сделало кувалду новым неформальным символом российского государства: теперь инструмент посылают в Европарламент, а силовики приходят с кувалдами на обыски в «Мемориал» и в московские бары.

Старания бизнесмена явно не пропадают даром: по итогам января 2023 года Пригожин впервые вошел в «десятку» самых медийных персон, заняв последнее место в топе (и вытеснив оттуда Сергея Шойгу).

— Пригожин пытается быть самым крутым из всех российских патриотов. Пока все остальные о патриотизме только болтают, он этот патриотизм делает своими руками, — описывает политолог Аббас Галлямов политический образ, который формирует себе глава группы «Вагнер».

Однако Галлямов уверен, что многие другие составляющие имиджа Пригожина вряд ли найдут отклик у реальных избирателей. Политолог обращает внимание на то, что просто так образ сочинить нельзя, есть базовые архетипы, которые избиратели считывают бессознательно. Пригожин на уровне идеологии, может быть, и воспринимается как настоящий патриот-антизападник, но типологически он стандартный уголовник, рвущийся во власть. Этим образом «лихих 90-х» Кремль пугал население все 2000-е, оправдывая закручивание гаек.

— На уровне эмоций он отталкивает. Он символизирует хаос, развал всего. Потому что, когда к власти приходят преступники, это означает, что наступили последние времена, смутное время, — продолжает Галлямов. — Выиграть конкурентную кампанию ему не удастся, это я вам как политтехнолог говорю. Он слишком одиозная личность, архетипичное зло. Он обращается к людям с презрением, такое готовы принять далеко не все.

Как считает Галлямов, проблема Пригожина также в том, что искренне поддерживают его только маргинальные группы, которые на выборы обычно не ходят, — живущие в глубинке, с очень низким уровнем дохода и образования. При этом повлиять на них у предпринимателя не так много способов. «Фабрику медиа» и «фабрику троллей» политтехнолог эффективными инструментами не считает, уж слишком топорно его сотрудники делают контент.

— По сути, единственный его политический инструмент — это предполагаемая военная эффективность. Но миф о его боевой эффективности подвергся очень серьезной эрозии. Пригожин слишком долго доказывал, что он воюет один, а Министерство обороны — бездельники, — рассуждает Галлямов. — Когда случился «снарядный голод», всем стало понятно, что сам по себе Пригожин воевать не может и на самом деле выполняет лишь ограниченный объем задач. В этом конфликте Министерство обороны его переиграло.

С другой стороны, некоторые собеседники настаивают на том, что Пригожин вряд ли сам сможет действовать в системном политическом поле. Как человек, который всегда существовал на грани закона, в бюрократической системе он просто потеряет себя. Захаров и вовсе уверен, что за публичными выступлениями Пригожина стоят не политические амбиции, а желание привлечь как можно больше ресурсов под «Вагнера». При этом серьезную борьбу в политической элите Пригожин вести не сможет: почти вся его империя завязана на выполнении госконтрактов и поддержку со стороны государства. Если в Кремле ему захотят окончательно закрыть все возможности, это будет сделать несложно.

Политолог Константин Калачев полагает, что в ближайшее время Пригожина во власти ждать не стоит, даже если у него есть для этого необходимая харизма и желание занять чье-то кресло. Калачев напоминает, что заниматься политикой в России самостоятельно, без санкции Кремля нельзя. Пригожин вряд ли ее получит, потому что от него политики не ждут. К тому же он слишком самостоятельный для консервативной системы.

— От Пригожина ждут успехов на фронте, ждут, что его штурмовики возьмут Бахмут. Если им это удастся, может быть, на следующих выборах в Госдуму Пригожину улыбнется удача, — размышляет Калачев. — Пока сложившаяся партийно-политическая система всех устраивает, никто ничего менять не будет, в том числе и с точки зрения появления новых героев. Здесь можно вспомнить 2014 год, когда раскручивали [бывшего министра обороны ДНР] Игоря Стрелкова. Сколько разговоров было об огромном потенциале и популярности Стрелкова? Во что это вылилось? Он стал популярным блогером, но не более того.

«Новая-Европа» отправила запрос Евгению Пригожину, задав вопросы о работе его структур. К моменту публикации материала ответа от бизнесмена не поступило.

pdfshareprint
Editor in chief — Kirill Martynov. Terms of use. Privacy policy.