logo
СюжетыОбщество

Повсюду отщепенец и повсюду вроде бы свой

Споры вокруг Валерия Меладзе как признак печального положения русскоязычной поп-музыки: аккуратное отношение популярных артистов к войне раздражает сразу всех

Этот материал вышел в номере №4 от 20 января 2023. Пятница
Читать

Валерий Меладзе. Фото: Wikimedia Commons, CC BY-SA 4.0

Поддерживающие российскую власть политики просят лишить Валерия Меладзе гражданства РФ за то, что он сказал «Героям слава!» на концерте в Дубае. Музыкальный журналист Николай Овчинников на примере Меладзе рассказывает о судьбе нашей традиционной поп-музыки.

На одном из новогодних корпоративов в Дубае к певцу Валерию Меладзе подошел молодой человек и сказал ему «Слава Украине!». В ответ исполнитель отложил микрофон, сказал, предположительно, «Героям слава!», попросил человека успокоиться, потому что «мы вне политики сегодня здесь», и продолжил выступать.

Валерий Меладзе на корпоративе в Дубае. Фото: скрин видео

Двух слов, произнесенных даже не в микрофон, стало достаточно, чтобы уже 3 января против Меладзе ополчились поддерживающие российскую власть политики и общественники. Глава думской фракции «Справедливая Россия — За Правду» Сергей Миронов назвал сказанное певцом «достойным осуждения» и предложил лишить музыканта всех наград и званий.

Однопартийка Миронова Елена Драпеко считает, что Меладзе надо запретить въезд в страну. Глава Фонда исторического наследия Александр Карабанов предложил признать исполнителя «иностранным агентом». А организация «Армия защитников Отечества» написала заявление в СК и Генпрокуратуру и просит проверить, законно ли Меладзе (уроженец Батуми, долго проживавший в Украине) получил гражданство РФ.

Тот же Миронов удивился, что певец «проводит вечеринки» вне страны. Главу «СРЗП» никак не смутило, что, видимо, на той же вечеринке выступал Олег Газманов. Завсегдатая провластных мероприятий там попросили сказать, что он против войны. А певец в ответ попросил просто дать ему отдохнуть.

Меладзе оперативно ответил на нападки в свой адрес. Он напомнил, что «горячо любимые» им народы находятся в конфликте, и добавил: «Я НЕ МОГУ И НЕ ХОЧУ НИКОГО НЕНАВИДЕТЬ, И НЕ ПЫТАЮСЬ КОМУ-ТО УГОДИТЬ» (орфография из первоисточника — прим. ред.). За это он получил уже от украинских соцсетей, как «сочувствующий на полшишечки».

История Валерия Меладзе довольно симптоматична и демонстрирует незавидное положение, в котором оказался русскоязычный поп-мейнстрим в последние 10 с лишним месяцев — то есть после начала агрессивной фазы войны в Украине.

Вообще для Валерия Меладзе Украина никогда не была чужой страной. Уроженец Батуми, он вместе со своим братом Константином начинал музыкальную карьеру в городе Николаев в составе поп-рок-группы «Диалог» — и впоследствии неоднократно работал с местными артистами, в том числе с группой «ВИА Гра», образованной в Киеве. Поэтому не было особо удивительным то, что 24 февраля

Меладзе был одним из первых русскоязычных музыкантов, кто выступил однозначно против войны.

Потом он отменил свои российские концерты, объявил о прекращении выступлений в РФ — а параллельно попал в «черные списки» музыкантов. Впрочем, существование таких документов не помешало ему, например, выступать на корпоративах в России. В мае 2022 года Меладзе то ли в шутку (его инстаграм раньше хвалили за иронию), то ли нет заявил, что решил вернуться к своей научной деятельности (у него защищенная кандидатская по очистке воды) и потерял интерес к шоу-бизнесу.

Собственно, на этом все. За 10 с лишним месяцев Валерий Меладзе почти никак не появлялся в публичном пространстве и не высказывался на тему войны. Собственно, во многом поэтому его полушепотом сказанное «Героям слава!» было воспринято так остро. Один из главных поп-героев последних 30 лет, равным образом популярных у нескольких поколений слушателей в России и Украине, несколько раз очень аккуратно выступил за мир, продолжил выступать на частных мероприятиях и за пределами РФ. Ангажированная публика ждала от него максимально прозрачных заявлений — за или против, как Чичерина или как Хлывнюк, но он вместо этого не стал говорить определенно. Ему предложили два стула, а он вместо них поставил уютное кресло, чтобы пересидеть непростые времена.

Читайте также

Читайте также

«Такого скотства при Брежневе не было!»

Артем Троицкий — о музыкальной эмиграции, грядущем подполье и путинофобии

С похожими проблемами столкнулся практически весь русскоязычный поп-мейнстрим (мы сейчас не касаемся героев последних лет 5-7, а именно тех, кто уже давно проник в российский музыкальный пантеон). От Агутина до Жукова или Вакуленко — большинство героев этого мейнстрима не стало занимать четкую позицию и предпочли или отмалчиваться, или выступать как ни в чем ни бывало. С одной стороны, ими недовольны Z-патриоты, которые обижаются, что публика все еще выбирает не Чичерину и рэпера Рича, а Меладзе с Бастой. С другой стороны, аморфная позиция музыкантов раздражает тех, кто однозначно осуждает российское вторжение и считает, что люди с аудиторией, если они выступают условно за мир, то должны высказаться более определенно.

С другой стороны, в этом нет ничего нового. Поп-сцена на протяжении долгого времени была аполитичной. Артист мог быть в каком-нибудь совете какой-нибудь в целом лояльной власти партии, мог выступать на официозном мероприятии или, наоборот, высказаться по теме протестов, не несущих ему особого вреда — не более того. Странно было ожидать перемены в его или ее поведении сейчас. Чтобы быть исключением из этого тренда, надо быть, как минимум, Пугачевой.

Читайте также

Читайте также

«А в случае отказа завершите свою карьеру у плинтуса…»

Как выйти из «черного списка», вернуться в Россию и обрести счастье. Инструкция для изгнанников

Российская поп-музыка была всегда про этическую и эстетическую альтернативу и официозу, и протестному искусству, про развлечение как отвлечение от проблем, навязываемых с обеих сторон. Этот монолит формировался последние 30 лет — война бы его не смогла разрушить.

Неприятная правда заключается в том, что артист — какая бы у него крупная аудитория ни была — никому ничего не должен. Он имеет право высказываться — или молчать. Он может отказаться от своего российского прошлого и сменить язык творчества — или не отказаться и не сменить. Он может превратиться в людоеда — или не превратиться. Мы возлагаем на музыканта большие надежды исключительно в силу того, что он или она имеет большую аудиторию благодаря творческим успехам, но это никак не говорит о том, что он или она окажется мудрецом в другой ситуации. К тому же поп-музыканты куда больше говорят не в своих инстаграм-постах, а в собственных песнях. Новый звук подчас для общества делает больше, чем пара слов в соцсетях.

Вряд ли можно ожидать каких-то перемен от Меладзе и похожих на него героев в будущем — как и появление у них крупных неприятностей. Исполнитель «Сэры» и «Самбы Белого Мотылька» останется безусловным поп-героем и для женщин за 40, и для зумеров из «Ровесника» — и продолжит выступать в компании хоть Газманова, хоть Басты. Z-публицисты продолжат брызгать слюной по поводу того, что он еще не в Донецке. Мы продолжим сокрушаться из-за того, что он просто «за согласие» между нациями, между которыми никакого согласия уже давно быть не может.

Чем ждать чего-то от Меладзе, лучше искать новых героев, которые удовлетворят наши потребности: и музыкальные, и гражданские. Тем более, кандидатов полно.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.