logo
СюжетыОбщество

«Будут продолжать рассылать повестки исподтишка»

Юристы комментируют завершение мобилизации в России без президентского указа

Дарья Козлова, корреспондентка «Новой газеты. Европа»

Фото: Getty Images

Российские чиновники утверждают, что так называемая «частичная» мобилизация в стране завершена — в конце прошлой недели об этом заявил министр обороны Сергей Шойгу, а позже подтвердил президент России Владимир Путин. При этом соответствующий указ президент не выпустил. Более того, его пресс-секретарь Дмитрий Песков во вторник заявил, что президент и не должен его подписывать. Тем временем, по данным издания «Бумага», в Петербурге повестки все еще продолжают приходить. Корреспондентка «Новой газеты Европа» обсудила с юристами, возможно ли юридически завершить мобилизацию без президентского указа, какие риски для граждан страны это создает и что делать тем, кто продолжает получать повестки. 

В конце прошлой недели стало известно, что российские власти, по крайней мере публично, собираются завершать «частичную» мобилизацию. О том, что цели мобилизации выполнены, доложил президенту Сергей Шойгу. По его словам, в России смогли мобилизовать 300 000 человек, что якобы соответствует установленным ранее требованиям. В то же время многие СМИ, в том, числе «Новая газета Европа», писали, что на самом деле в стране собирались призвать около миллиона человек, а то и больше.

В понедельник Генштаб Вооруженных Сил России направил соответствующие указания командующим войсками военных округов и командующему Северным флотом. Сделано это было по указу Сергея Шойгу. В Минобороны также предписали работникам военкоматов «вернуться с 31 октября к выполнению своих обязанностей в штатном режиме». Первого ноября в России начался осенний призыв в армию.

В некоторых российских регионах «завершать» мобилизацию стали еще в начале октября. Например, 10 октября о 100% выполнении мобилизационных требований заявил вице-губернатор Курской области Алексей Смирнов, а позже — главы Новосибирской, Брянской, Мурманской и других областей. К 18 октября планы по «частичной» мобилизации выполнили в 30 субъектах страны, в том числе, и в Москве. К 28 октября их число увеличилось до 43. При этом в некоторых регионах, где официально перестали забирать людей на фронт, начали проводить так называемые «донаборы», и рассылать повестки по новым планам от Минобороны.

Все это время от Владимира Путина не было подтверждения о каких-то изменениях в планах проведения «мобилизации». Хотя она была объявлена именно президентским указом. В понедельник стало известно, что Путин даже не думал, что нужно принимать какой-то отдельный указ для окончания мобилизации, и пообещал посоветоваться с юристами. Но в этом же разговоре президент отметил, что «частичная» мобилизация в России точно завершена.

На следующий день о том, что специальный указ для завершения мобилизации не нужен, заявили сенатор Андрей Клишас и пресс-секретарь президента. Как добавил Песков, на этот счет уже есть заключение государственного правового управления администрации президента. После этого в Госдуме даже отказались рассматривать законопроект, вводящий уголовную ответственность за уклонение от мобилизации, который ранее внесли депутаты от «Единой России».

«Единороссы» предлагали ввести наказание за уклонение для получивших повестки вплоть до пяти лет лишения свободы. Через несколько часов после того, как о законопроекте написали в СМИ, председатель комитета нижней палаты по обороне Андрей Картаполов и председатель думского комитета по безопасности Василий Пискарев назвали инициативу больше «неактуальной».

При этом в Петербурге, по данным «Бумаги», повестки все еще продолжают приходить.

Корреспондентка «Новой газеты. Европа» спросила у юристов, возможно ли завершить мобилизацию без соответствующего указа, что делать людям в России, которые продолжают получать повестки, и как следует понимать инициативу об уголовной ответственности за уклонение от мобилизации. Собеседники газеты по-разному оценивают законодательную «чехарду», но сходятся в одном — конца мобилизации в России ждать пока рано.

Илья Шаблинский

Член Московской Хельсинкской группы, юрист

Я думаю, что должен быть указ об окончании мобилизации, который бы внес правовую определенность. Указ важен для миллионов людей, после него стало бы ясно, что на данный момент мобилизационные процедуры прекращены. Но, как я понимаю, люди, которые принимают решения, то есть [президент Владимир] Путин и те, кто рядом с ним, хотят, чтобы у них были свободные руки. Они хорошо понимают, что если они выпустят указ о прекращении мобилизации, потом, в случае необходимости донабора людей в армию, им нужно будет выпускать новый указ о мобилизации. Зачем? Поэтому вопрос останется таким подвешенным.

Кроме того, важно понимать, что никакой практики мобилизации в России не было, у нас она объявляется впервые в постсоветский период. В стране есть несколько законов, которые регулируют этот процесс, в частности, законы «Об обороне» и «О мобилизационной обороне и мобилизации». Есть еще закон «О военном положении», но военное положение, как вы знаете, у нас введено только в нескольких регионах (на новых аннексированных территорияхред.), а мобилизация идет по всей стране. Так вот, в этих законах четко не объяснено, каким путем и когда мобилизация должна прекращаться. Так что мы, юристы, думаем, что завершаться она должна указом президента.

[31 октября Министерство обороны заявило о завершении мобилизации]. Но что значит это завершение? В Министерстве обороны могут просто прекратить хватать людей на улицах, рассылать повестки. Но формально завершением мобилизации это не будет.

Если вы находитесь в России и получили повестку после заявления о завершении мобилизации, с ней не стоит никуда спешить. Если к вам возникнут претензии, если от вас будут требовать ответ, [почему вы не приходите в военкомат], тогда уже можно будет ссылаться на министра обороны, заявившего, что мобилизационные мероприятия завершились. Но идти с ней в военкомат я бы не рекомендовал. Повторюсь, юридически здесь много неопределенности. Стоит ожидать, что исподволь, исподтишка, будут продолжать рассылать повестки и может быть даже хватать людей на улице.

Читайте также

Читайте также

«Поставь свечку за упокой мужа и иди отсюда на хер»

Комиссар Царицынского военкомата Москвы Кузнецов готовит стрелков по ускоренной программе — за несколько минут

Внесение в Госдуму законопроекта, предусматривающего уголовную ответственность за уклонение от призыва по мобилизации, а затем спешный отказ от этой инициативы — это угроза. Пригрозили тем, кого пока еще не загребли, кто очень не хотел бы идти на фронт. Если будет нужно, этот закон быстро примут. Как решат в администрации [президента] два-три человека, так и будет. Не знаю, точно кто, но, допустим, сядут [замглавы администрации президента] Сергей Кириенко с [главой администрации] Антоном Вайно и начальником Генштаба [Валерием Герасимовым], подумают, что надо еще тысяч сто отправить на фронт, и примут закон об уголовной отвественности за уклонение от мобилизации. Запросто примут, Дума у нас картонная.

В нынешнем Уголовном кодексе есть статья об уклонении от призыва на военную службу, по ней осуждено довольно много.

Если на фронт не удастся набрать нужное количество людей, я думаю, что уголовная ответственность за уклонение от мобилизации будет достаточно жесткой. Просто пока в России нужное количество людей набрали, им надо как-то их материально обеспечить, дать им какое-то оружие. Когда будет ясно, что с ними делать, будут думать о новых.

Елена Лукьянова

Правовед, юрист по конституционному праву

[Слова Дмитрия Пескова о том, что мобилизация завершена можно прокомментировать так]. Это называется: «Не верь ушам своим». Вас просто обманывают. Мобилизация и ее окончание определяются правоприменительным актом верховного главнокомандующего России Владимиром Путиным, он же президент страны «в одном флаконе». Приказал (указал) — мобилизация началась, приказал (указал) — закончилась. Министр обороны не может принять к исполнению устное заявление. Ему нужен письменный документ. Мало кто чего где скажет? А отвечать за это министру и иже с ним.

[Говорить о том, что власти будут делать, в случае, если они решат объявить новую волну мобилизации], странно. О какой новой волне идет речь, если «старая» еще не до конца накатила? Мобилизация не отменена и не закончена. Правовая неопределенность указа о мобилизации была умышленной: непонятно кто [идет на фронт], в какой очереди, возраст [мобилизованных], отсрочки, состояние здоровья, наличие брони и пр. Поскольку речь изначально не шла о праве или о правах человека, а решалась тактическая задача «затыкания дыр» на многокилометровом фронте. Мясо против железа. И никаких «человеков». Умышленная преступная мистификация.

Читайте также

Читайте также

«Всё было прекрасно, пока наша родина их не предала»

27 мобилизованным россиянам, отступившим из-под Сватово, грозят тюрьмой за дезертирство

[У людей, которые находится в России и получили повестку уже после заявлений о завершении мобилизации, есть разные стратегии]. Люди разные. В зависимости от их отношения к войне одним следует немедленно реализовывать свое патриотическое чувство и совершать соответствующие с этим действия. Другим — любым способом уклоняться от получения повесток или покинуть пределы отечества, избегая страстного желания государства принудительно посылать их за что-то умирать. Надо иметь в виду, что в суде в таких случаях можно ссылаться только на правовые акты. Об устных заявлениях кого-либо можно сколь угодно рассуждать на своей кухне.

Россиянам стоит ожидать дальнейшей всеобщей мобилизации и всех связанных с ней трудностей и потерь.

Добавить что-либо не могу. Это война, а не игрушки. Реально Россия живет в условиях войны и военного положения со всеми вытекающими из этого состояния последствиями. От того, что кто-то называет черное белым, черное не становится белее. Власти могут сколь угодно играть в слова, но мир наступит только тогда, когда кончится война. А до этого будет война со всеми вытекающими.

[О внесении в Госдуму законопроекта об уголовной ответственности за уклонение от мобилизации, а потом отказе от инициативы можно сказать так:] это было «ничего». Кто-то просто захотел выслужиться перед начальством. Ну что ж, прогиб, засчитан, но [он оказался] не актуален тактически, потому как средняя температура по больнице неподходящая. Не время вводить такую ответственность, потому как итак уже почти искрит. У Думы, вернее у тех, кто спускает послушным депутатам законы, которые сами они писать не умеют, в этом отношении нос всегда по ветру. Сменится ветер — будет другая история. А пока так.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.