logo
КомментарийОбщество

Не сдался этот Бахмут

Почему кровавые бои за Соледар и Бахмут, вероятнее всего, станут только началом изнурительной, затяжной и безрезультатной для России зимней кампании

Юрий Федоров, специально для «Новой газеты. Европа»

Российская самоходная гаубица Мста во время боя в неизвестном месте в Донецкой области, 13 января. Фото: EPA-EFE / RUSSIAN DEFENCE MINISTRY PRESS SERVICE

Декабрь 2022 — январь 2023 года стали прелюдией для зимней кампании в Украине: под Новый год ВСУ с помощью ракетных систем HIMARS уничтожили «пункт временной дислокации» российских войск в Макеевке, убив, по разным данным, до 200 солдат и офицеров противника, в Донбассе все еще идут ожесточенные бои за Бахмут и Соледар, и как итог — мы видим перестановки в командовании Объединенной группировки войск «СВО». Контрапунктом этой прелюдии стали события на бахмутском фронте. Военный аналитик Юрий Федоров по просьбе «Новой газеты Европа» разобрался, какие сценарии сегодня могут развиваться на донецком фронте, и как это повлияет на состояние противоборствующих сторон.

Зачем кидаться на Бахмут

Битва за Бахмут началась еще в августе прошлого года. Взятие именно его играло и играет особую роль в российских планах. Это единственное место на почти 70-километровом участке фронта между Горловкой на юге и Белогоровкой на севере, где сходятся три стратегических шоссе. Первое ведет на север к Северску; второе — на юго-запад к Константиновке и далее к Краматорску; третье — на северо-запад к Славянску. В случае прорыва украинской обороны в районе Бахмута летом 2022 года изюмская и лиманская группировки ВС РФ двинулись бы навстречу наступающим в северным направлении российским войскам, встретились бы с ними в районе Краматорска или Славянска и окружили бы части ВСУ, действующие к востоку от линии Лиман-Бахмут или даже Изюм-Краматорск-Бахмут.

Получились бы классические клещи, которые генералы любят рисовать на картах. Вооруженные силы Украины оказались бы в весьма неприятном положении. Тогда и сейчас захват этого города рассматривается Москвой как первый этап разгрома украинских войск на северо-востоке Донецкой области. Это должно было положить начало достижению стратегической цели, поставленной Путиным: оккупации всей территории Донецкой области.

Но в результате успешного наступления ВСУ на востоке в сентябре-октябре положение дел радикально изменилось. Российские изюмская и лиманская группировки оказались обескровлены, а значит угрозы окружения войск ВСУ на востоке Донецкой области больше не существовало. Даже если украинские войска оставят Бахмут, российским силам придется с тяжелыми боями и без очевидной надежды на успех двигаться к хорошо укрепленным Константиновке, Краматорску или Славянску.

За Бахмутом уже построена новая линия обороны, отмечает польский военный эксперт Конрад Музыка. Местность там еще сложнее для атак россиян — несколько высоких холмов.

«Даже если город падет, украинцы отступят к следующей линии обороны, заставляя Россию бороться за еще один километр земли», — пишет Музыка. Российские войска должны будут в очередной раз пытаться брать штурмом города, не играющие важной стратегической роли, неся очень тяжелые потери. Но, несмотря на поражение в Харьковской области, российское политическое и военное руководство продолжает ожесточенные попытки прорвать оборону ВСУ в районе Бахмута. По украинским данным, между ним и Соледаром на протяжении примерно 12 километров в декабре 2022 года было сосредоточено около 40 российских батальонно-тактических групп (БТГр) общей численностью от 30 до 40 тысяч человек, главным образом, наемников из так называемой «группы Вагнера», а также из частей ВДВ, дислоцированные в этом районе после вывода с правобережного плацдарма в Херсонской области.

Речка Бахмутка

Штурм Соледара — попытка Москвы выйти из тупика, в котором российская армия оказалась под Бахмутом. К началу января 2023 года российскому командованию, как можно предположить, стало ясно, что несмотря на колоссальные усилия взять этот город не удается, по крайней мере, в обозримое время, а потери превышают все мыслимые уровни. ВСУ оказывают упорное жесткое сопротивление. Особенности городской застройки и рельеф местности благоприятствуют обороняющимся. В частности, город разделен рекой Бахмутка (иногда — Бахмутовка), перейти которую с более или менее тяжелой техникой очень непросто.

Наконец, лобовой штурм хорошо укрепленного города требует крупного, в несколько раз, превосходства наступающих по численности личного состава, вооружениям и боеприпасам. Создать такое превосходство российская сторона не смогла.

Есть и еще одно обстоятельство: в конце декабря в российском командовании поняли, что шедшие в первых линиях атакующих бывшие заключенные, завербованные в «Группу Вагнера», не могут решить поставленные задачи. В бой в массовом порядке приходится бросать crème de la crème российской армии — подразделения профессиональных наемников-вагнеровцев с боевым опытом и переброшенных им на помощь десантников. А потери, которые они несут, восполнить за счет поспешной мобилизации невозможно. Подготовка солдат элитных войск длится не менее года.

Начиная штурм Соледара, Москва рассчитывала захватить его за несколько дней, перерезать шоссе Т-0513, связывающее Бахмут с Северском, и, двигаясь с севера, взять Бахмут в оперативное окружение. В середине января элитные российские войска (как подготовленные «вагнеровцы», так и подразделения ВДВ) с тяжёлыми боями и потерями смогли занять жилые кварталы, застроенные в основном частными домами, и начали движение в промышленную зону.

К 16 января им удалось вытеснить ВСУ из города, но не перерезать шоссе Т-0513, чтобы двинуться к Бахмуту. Жестокие бои продолжаются между окраинами Соледара и этим шоссе, вдоль которого выстроена линия обороны.

Поддержать независимую журналистикуexpand

Полоса неудач Путина

Исходя из оперативных данных возникают вопросы, почему российское командование так маниакально бросает крупные силы на штурм Бахмута и Соледара и насколько вообще велика стратегическая ценность этих городов.

Соледар рассматривается как ключевой пункт, взятие которого позволяет подойти к Бахмуту с северо-востока, а также перерезать дорогу Т-0513, что, как могут полагать в Москве, сорвет снабжение украинских войск в этом районе. Причем идея о лишении ВСУ снабжения не имеет ничего общего с реальностью. В Бахмуте ВСУ снабжаются по шоссе М-03, связывающем этот город со Славянском, а Северск — по той же трассе Т-0513, которая, дойдя до него, поворачивает на северо-запад к освобожденному в октябре прошлого года Лиману. Для того, чтобы создать угрозу Бахмуту со стороны Соледара, российским войскам необходимо прорвать украинскую оборонительную линию, оседлать дорогу Т-0513, взять штурмом хорошо укрепленную Красную гору. Когда это может произойти, произойдет ли вообще и какими потерями будет сопровождаться — предсказать невозможно.

Сегодня для Москвы главную роль играют соображения не военного, а политического характера. Для Путина важна пусть минимальная, даже иллюзорная победа на поле боя. Ему просто необходимо прервать полосу неудач, начавшуюся в сентябре прошлого года. Без этого трудно, может быть, вообще невозможно добиться от правящей элиты одобрения продолжения войны в Украине, ничего хорошего этой элите не сулящей. У Пригожина, чья «группа Вагнера» штурмует Бахмут и Соледар, свои расчеты. Его политическая стратегия строится на формуле Гая Юлия Цезаря «пришел, увидел, победил». Но если победить не получится, он окончательно перестанет быть нужным Кремлю, и тогда оскорбленные генералы смогут свести с ним счеты.

Военному командованию также необходима победа, позволяющая заткнуть рот радикалам, обвиняющим его в провале блицкрига, сдаче Харьковской области, Херсона и всех прочих неудачах.


Гораздо более сложной и умной представляется стратегия Украины. Сосредоточение усилий Москвы на оккупации Донецкой области, как главной стратегической цели войны, отвлекает российские силы и резервы от других направлений. В боях под Бахмутом, Соледаром и в других ключевых районах Донецкого фронта ВСУ перемалывают путинскую армию. Если украинские войска оставят Бахмут, противник застрянет под Константиновкой, Краматорском и Славянском, и вместо одного Бахмута получит три или четыре. Такова нелинейная логика войны, в которой локальное поражение может обернуться победой гораздо большего масштаба.

Читайте также

Читайте также

«Инаугурация» ракетами

Юлия Латынина — о внутривидовой борьбе, которая важнее войны на фронте. Пришёл Герасимов — «Вагнер» может уходить?

Утверждение о том, что исход войны в Украине решается в Запорожской области, стало общим местом. Много сказано и написано о том, как ВСУ прорываются к Мелитополю; перерезают железнодорожную систему Донецк-Волноваха-Верхний Токмак-Мелитополь и далее на запад в Херсонскую область; выходят к Чонгару и Бердянску. После этого перспективы завершить войну с ничейным результатом сведутся к нулю. Поражение России окажется неизбежным. Чем глубже российские войска увязают в Донецкой области, тем более реалистичным выглядит такой сценарий.

Впрочем, обсуждаются и другие сценарии. Например, российское командование попытается сосредоточить ударную группировку где-нибудь на юге, бросить ее на Запорожье, затем, если повезет, на Днепр. Насколько он реалистичен, судить трудно. Стоит заметить, что в Украине готовятся несколько резервных армейских корпусов. В частности, в Днепропетровской области воссоздан 10-й армейский корпус, формируются новые корпуса в Полтавской области и в Западной Украине, которые оснащаются западным вооружением и обучаются по стандартам НАТО. Так что зимняя (а точнее — зимне-весенняя) кампания в Украине может оказаться решающей.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.