logo
Итоги-2022Экономика

Рутинизация войны

Общественная поддержка Украины среди европейцев сохраняется на высоком уровне, но ее характер меняется. Показываем на графиках, к чему это может привести в 2023-м

Денис Левен, политолог, специально для «Новой газеты Европа»

Акция в поддержку Украины в Кракове. Фото: Artur Widak / NurPhoto / Getty Images

Европа замерзает, не справляется с потоком беженцев, пребывает в моральном упадке и уже находится на пути признания своей главной ошибки, а именно поддержки Украины, — такую картину в течение всего года рисовали российские пропагандистские СМИ. Конечно, образ разрываемой противоречиями из-за войны Европы не выдерживает даже самый поверхностный фактчекинг. Солидарность с Украиной и санкции против России — одна из самых консолидирующих европейское общество и политиков тем за последние годы. Однако десять месяцев войны повлияли на то, как европейцы считают нужным помогать Украине, особенно в связи с нарастающими проблемами в собственных экономиках.

«Новая-Европа» проанализировала результаты социологических опросов от крупных европейских центров, чтобы понять, как тренды в общественном мнении будут влиять на поведение лидеров ЕС в 2023 году. 

Так есть ли поддержка?

С самого начала российского вторжения в Украину одна из магистральных линий российской пропаганды была посвящена тому, что европейские граждане и политики не поддерживают Украину, выступают против антироссийских санкций и не особенно жалуют украинских беженцев. По мнению прокремлевских СМИ, «Запад начал отворачиваться от Украины» еще в марте — сразу после начала войны. С тех пор, если верить пропаганде, отношение европейских обществ к Украине продолжает ухудшаться. К лету появились материалы, из которых следует, что европейцы и вовсе не хотят помогать беженцам и всячески пытаются от них избавиться. А осенью и в начале зимы, как утверждали российские государственные СМИ, жители ЕС стали выходить на многочисленные антиправительственные митинги с лозунгом: «Вместо поставок оружия организуйте мирные переговоры!»

Однако замеры общественного мнения, которые регулярно проводят крупные европейские социологические агентства, говорят, что представляемая российской пропагандой картина, мягко говоря, далека от реальности.

Несмотря на энергетический кризис, инфляцию и общую усталость европейских обществ от войны, к концу осени 2022 года жители Евросоюза продолжают выступать за помощь Украине. Согласно данным Евробарометра, в ноябре показатель поддержки в среднем по ЕС составил 74%. Наибольшие цифры зафиксированы в Швеции (97%), Финляндии (95%) и Нидерландах (93%). Общественная поддержка в этих странах наиболее устойчива и не особо подвержена каким-либо колебаниям. Ниже всего цифры в странах Южной и Восточной Европы — в первую очередь, в Словакии (49%), Греции (48%) и Болгарии (48%). Но и здесь почти половина населения по-прежнему готова проявлять солидарность по отношению к Украине. Это дает возможность европейским и местным политикам продолжать и в риторике, и своими действиями демонстрировать поддержку Киеву.

Схожий тренд на снижение поддержки осенью стал заметен и по вопросу готовности граждан ЕС идти на большие расходы ради поддержания независимости европейской энергетической системы. Сразу после начала войны к таким издержкам были готовы 74% европейцев, в сентябре 2022 года — 67%. Готовность в начале осени двух третей населения ЕС отстаивать свою энергетическую независимость, несмотря на цену, которую придется за это заплатить, говорит о сохранении общественного консенсуса по этому вопросу. Тем не менее тренд на снижение стал заметен еще до первых холодов и повышенных счетов европейцев за электроэнергию. Заметнее всего цифры изменились даже не в Германии, где о грядущем энергетическом кризисе было много разговоров, а в Бельгии (с 76% до 68%) и во Франции (с 78% до 68%). Несмотря на то что энергетическая система Франции меньше, чем в соседней Германии, была зависима от поставок российского газа, в последние годы у Парижа стали появляться проблемы с атомной энергетикой, и энергетический кризис ударил по кошелькам жителей и здесь.

Игра на понижение

Хотя общий уровень поддержки спустя десять месяцев после начала войны остается сравнительно высоким, у европейцев постепенно меняется представление о том, какого рода помощь из ЕС может быть предоставлена Киеву. Эти изменения начали происходить еще летом, а в тренд оформились ближе к осени.

К примеру, согласно данным Фонда Бертельсманна, в общественной поддержке поставок оружия в Украину заметно небольшое снижение. Если в марте 2022 года за предоставление Киеву вооружений выступали 56% европейцев, то в июне — уже 54%, а в сентябре — только 50%. Такие показатели ниже прогнозов, но оно достаточно устойчиво и сильнее происходит в странах Западной Европы: в Бельгии поддержка за полгода сократилась с 60% до 48%, во Франции — с 67% до 54%, в Германии –— с 57% до 48%, в Нидерландах — с 67% до 57%. Для Украины изменение настроений в этих странах наиболее важно, поскольку именно здесь сосредоточены основные арсеналы европейского оружия, которое может быть предоставлено Киеву.

Тренд на снижение общественной поддержки военных поставок совпал с заявлениями представителей ЕС в декабре об истощении запасов оружия, которое шло в Украину с армейских складов Европы. Теперь отправленное снаряжение, средства ПВО или БТР сначала должны быть либо произведены в ЕС, что занимает немало времени и требует денег, либо сняты с вооружения из действующих боевых частей армий стран — членов ЕС, что ослабит их обороноспособность. Вероятно, любой из этих сценариев не придется по душе европейским избирателям, и снижение поддержки военных поставок продолжится и в 2023 году.

Читайте также

Читайте также

Полураспад Европы

Ядерные реакторы во Франции начали выходить из строя после локдауна и аномальной жары. Заместить российский газ будет сложнее, чем ожидалось

Данные того же опроса показывают, что если дать возможность жителям европейских стран расставить приоритеты в том, каким образом должна их страна помогать Украине, то при сохранении высокого уровня поддержки в целом предпочтение отдается именно мерам гуманитарной помощи и помощи беженцам. С одной стороны, это наиболее понятный и «человечный» тип оказания поддержки. А с другой — он требует наименьших затрат как со стороны государства, так и самих жителей ЕС.

При в среднем достаточно высоких показателях готовности европейцев помогать беженцам из Украины общественная поддержка и по этому показателю к осени начала проседать. Если в марте 86% жителей ЕС в целом были согласны, чтобы их страна принимала беженцев, то к сентябрю этот показатель снизился до 77%. Наиболее стабильной оказались показатели в Испании, где на протяжении всего этого периода около 90% населения были готовы впустить в свою страну тех, кто был вынужден покинуть территорию Украины. В конце октября Мадрид отчитался, что принял около 150 тысяч беженцев с начала войны, что сделало Испанию пятой страной ЕС по этому показателю.

В Польше — стране-лидере по числу размещенных у себя украинцев (почти 1,5 млн) — общество по-прежнему готово помогать беженцам. Согласно данным ноябрьских опросов от чешского центра STEM/MARK, около 80% населения готовы впустить бегущих от войны и разрушенной инфраструктуры украинцев в польские города. В то же время общество в Чехии, Словакии и Венгрии к ноябрю оказалось расколото почти пополам по вопросу, продолжать ли этим странам принимать у себя украинских беженцев.

Вероятно, смена приоритетных методов поддержки Украины в глазах европейцев, например, сворачивание программы поставки вооружений и ее замена на прямую финансовую помощь Киеву, продолжится и в 2023 году. И вслед за общественным мнением будут меняться и решения, которые принимают европейские политики.

Смена повестки

Еще один важный для следующего года тренд в восприятии войны жителями Европы связан с постепенным вытеснением военной повестки из регулярного новостного потребления.

С самого начала вторжения война стала одной из самых важных и обсуждаемых тем среди европейцев. Согласно данным Евробарометра, в апреле 2022 года 41% жителей Европейского союза несколько раз в день смотрели новости, связанные с войной, и примерно пятая часть (22%) так же часто обсуждали их с друзьями и родственниками. Лишь 2% совсем не следили за новостями о войне.

Собственные внутриэкономические проблемы Европы начали составлять информационную конкуренцию Украине уже летом. Хотя в июне 2022 года европейцы еще продолжали пристально следить за войной, к сентябрю уже почти равные доли респондентов (28%) называли международную обстановку и энергетический кризис главными проблемами Евросоюза. Внимание к войне, очевидно, больше удерживалось в странах, граничащих с Россией и Украиной: в Литве (49%), Финляндии (43%), Эстонии (43%) и Латвии (40%).

Данные регулярного опроса «Политический барометр» из Германии показывают, что, несмотря на резкий взлет обеспокоенности войной в марте и апреле, уже в июне на первое место вышла инфляция и ее последствия. Осенью этот разрыв стал устойчивым и всё более очевидным. В конце ноября главной проблемой для Германии 41% респондентов считали рост цен и падение реальных доходов, и только 24% — войну в Украине.

В результате возникших экономических проблем, к которым к концу года добавился еще и забравший на себя часть внимания европейцев чемпионат мира по футболу, тема Украины постепенно ушла на второй план в новостном потреблении. Война в центре Европы для ее жителей за десять месяцев превратилась в рутину, которая теперь эпизодически вызывает всплески информационного интереса, но не в состоянии постоянно притягивать внимание.

Однако, вопреки заявлением российской пропаганды и несмотря на снижение обеспокоенностью войной, уровень самой поддержки и солидарности с Украиной держится на высоком уровне. С одной стороны, это говорит о том, что поддержка становится более осознанной: чтобы оказывать помощь, не обязательно пристально следить за военными событиями. С другой стороны, выход в общественном мнении на первый план внутренних проблем — однозначный сигнал для европейских политиков. В 2023 году они будут, по крайней мере публично, больше заниматься экономическими вопросами на национальном уровне, а украинская повестка будет оставаться важным, но все же фоном.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.