logo
СюжетыОбщество

«Сын спросил: «Пап, а ты на войну пойдешь?» Идея Олегу, что называется, «запала»

История добровольца Градусова, который отправился в Украину, чтобы заработать, и погиб через четыре дня из-за плохого бронежилета

Максим Леонов, специально для «Новой газеты Европа»

Погибший в Украине доброволец Олег Градусов. Фото из семейного архива

В прошлый вторник, 1 ноября 2022 года, исполнилось 40 дней со дня гибели Олега Градусова — добровольца из Гатчины (Ленинградская область), завербовавшегося в Украину. Он уже участвовал во «второй чеченской» и не раз говорил, что войны «нахлебался» и больше не хочет. Но все-таки пошел — чтобы вернуться домой в цинковом гробу.

Так получилось, что я знал погибшего лично. Олег родился в Коми АССР (Республика Коми), но всю сознательную жизнь прожил в Гатчине. Во время срочной службы (1998-2000) участвовал в антитеррористической операции в Дагестане и Чечне. О войне говорить не любил.

— Грязь и кровь, ничего в ней романтического нет, — зло бросил он как-то раз, когда кто-то при нем восхищался военным фильмом. — А если уж о фильмах говорить, то лучше «Список Шиндлера» посмотри. Вот где настоящая война показана.

В школе Градусов увлекался историей Великой Отечественной войны. Участвовал в олимпиадах, занимал первые места. О любой битве той войны мог рассказать многое. Но после службы интерес к истории сошел на нет. Закончил техникум, устроился в автомастерскую.

— Он хорошо в машинах разбирался, — рассказал «Новой-Европа» его бывший коллега Игорь Ковалев. — Его «фишкой» были иномарки. Он как будто чувствовал их. Особенно если не было каких-то родных деталей, и их надо было заменить другими. Хорошим мастером был. В 2017-м собственную мастерскую открыл, дела хорошо шли. Расширяться собирался.

После февраля 2022 года клиентов стало меньше, а иностранные производители с российского рынка ушли. С запчастями стало совсем плохо. Какое-то время мастерская еще работала, но к июню ее пришлось закрыть — просто нечем было платить за аренду помещения. Денег, вырученных от продажи оборудования, едва хватило на погашение половины кредитов.

Олег Градусов. Фото из семейного архива

— У Олега от прошлого брака сын пяти лет, родился 9 мая, — рассказала «Новой-Европа» жена Ирина. — Мы отмечали его день рождения в этом году, тот возьми и спроси: «Пап, а ты на войну пойдешь?» Олег тогда ответил: «Так нет у нас никакой войны, и хорошо, чтобы не было». Но я видела, что эта идея ему, что называется, «запала».

«Новая-Европа» уже писала, что на территории Ленобласти формируются именные батальоны (по другой версии — полки). Летом их было два: «Ладожский» и «Невский», осенью появился еще «Ленинградский». Это части артиллерийские и входят в состав регулярной армии. Но частично финансируются губернатором области. Именно в такой полк и завербовался Градусов. В беседе с корреспондентом «Новой- Европа» за три дня до отъезда в Белгород Олег признался, что не хотел подписывать контракт, но другого выхода он просто не видит.

— После того, как мастерскую пришлось закрыть, я куда только не тыркался в поисках работы, — говорил Градусов. — Везде зарплата 25-35 тысяч рублей и безработных навалом. В Питере побольше платят, но туда каждый день не накатаешься. Я когда в военкомат пришел про эти полки узнавать, обрадовался, что в артиллерию. Так нет, там, как только мою ВУС (военно-учетная специальность) увидели, так почти заставили срочный контракт подписать. А вообще, наверное, будет лучше, если уж я пойду, чем туда пацанов желторотых пошлют, которые автомат только на картинках видели. Насмотрелся я на таких во время «чеченской»…

ВУС у Градусова оказалась самой востребованной — снайпер.

Его убедили подписать контракт не в артиллерию, а в мотострелковую часть. Обещали, что экипировка будет самая лучшая. Тем более, что Градусов шел не рядовым, а сержантом.

Минимальную зарплату назвали в размере 350 тысяч рублей. Только вот получить ее Градусов так и не успел. Он погиб всего через четыре дня после зачисления в часть.

В ночь на 23 сентября часть, в которой служил Олег, перемещалась на новые позиции. У села Сватово (Харьковская область) они попали в танковую засаду. Колонну взяли в клещи и расстреляли из пушек. На «сороковины» приезжал один из участников того боя, с которым «Новой-Европа» удалось поговорить.

— Нас обстреляли из танков немецкого производства, — рассказал участник боя Алексей С. — После первого попадания многие растерялись, а Олег стал пинками парней от БМП отгонять. Он-то знал, что ночью танки бьют по крупным целям, вот и отгонял всех от машины. Сам уйти не успел. И погиб от осколка немецкого снаряда.

Могила Олега Градусова. Фото: Олег Леонов

По словам Алексея, все бойцы были в бронежилетах. Но это были «ратники», которые изобрели еще в 1954 году. Там пластины закрывают лишь грудь и спину. Градусову осколок от снаряда попал в левую подмышку.

— Мы когда только приехали в Украину, с «частниками» столкнулись, — рассказал бывший сослуживец Олега. — Мы так бойцов ЧВК (частная военная компания) называем. Так вот, они были в большинстве своем либо в «бронниках» из кевлара, либо из керамики. Такие и весят меньше, и защищают почти все туловище. Олег хотел купить. Но нам командир сказал, что такие надевать нельзя. По инструкции не положено.

* * *

В 2005 году я освещал судебный процесс в отношении технического и коммерческого директоров «Лужского абразивного завода» (ЛАЗ) Анатолия Литмановича и Игоря Борисова. Они подозревались в контрабанде изделий двойного назначения. Как следовало из материалов обвинения, в 2000 году на ЛАЗ поступил заказ из Израиля о вырезке сложных керамических конструкций. Резать их тогда могли только на ЛАЗ, а саму технологию придумал Литманович. Эти детали предназначались для изготовления бронежилетов.

— Мне еще в 1997-м предлагали в Израиль переехать, — рассказывал журналисту Литманович в 2004 году. — Предлагали безвозвратный опцион в миллион долларов. Лишь бы я технологией поделился. Я же из особо прочной керамики любую фигурку вырезать могу, а они не могут. Но что я там делать буду? А здесь у меня дача, рыбалка…

Московский суд Санкт-Петербурга Литмановича и Борисова тогда оправдал. Но сам факт, что уже в 2000 году в России существовала технология изготовления бронежилетов с защитой чуть ли не всего тела, заставляет задуматься: почему не было развернуто это направление и не велись разработки в этой сфере?

Впрочем, вполне возможно, что разработки и велись, но это является тайной. Но опять же вопрос, почему тогда в нашей армии продолжают использоваться бронежилеты старых образцов?

— Кто в армии служил, в цирке не смеется, — говорит «Новой-Европа» капитан третьего ранга в запасе Евгений Муравьев. — Ты не поверишь, но я когда в штабе Северного Флота служил, нашел приказ от 1922 года, в котором офицеру, выходящему в отставку, полагалось оставить лошадь. И этот приказ был действующим! Его никто так и не удосужился отменить. Вот и со средствами индивидуальной защиты (СИЗ) примерно так же. Чтобы отменить старые приказы и инструкции, нужно столько бумаги перелопатить, что просто взвоешь. Конечно, после 50-х, а тем более 80-х (когда в Афганистане наши «броники» испытание войной прошли) много новых разработок появилось. Но старые инструкции твердо указывают: СИЗ «ратник» должен быть оборудован бронежилетом 6Б45 и точка. Кому-то лень пару бумажек подписать, а из-за этого ребята гибнут.

Поддержать независимую журналистикуexpand

Впрочем, есть и иная точка зрения на то, почему в армии нет современных бронежилетов. Сотрудник частного охранного предприятия (ЧОП), пожелавший остаться неизвестным, рассказал «Новой-Европа», что бронежилеты новых конструкций в армию поступают. Но затем перепродаются частным структурам (тем же ЧВК или ЧОП).

— В нашей фирме имеется 16 бронежилетов, 10 из которых изготовлены в России, — рассказал «ЧОПовец». — И они очень хорошего качества. Мы их по случаю купили, у какого-то начальника склада. Могли бы и напрямую на заводе заказать, только вот там партия в 10 штук была бы не выгодной. А так они изготовили тысяч десять по заказу Минобороны, да только на складах эти «бронники» в негодность пришли и были списаны в неизвестном направлении. Ну, а парней одевают в то, что есть.

Олег Градусов стал вторым жителем Гатчины, вернувшимся домой в цинковом гробу. Первым был капитан Александр Приходько, штурман вертолетного звена, убитый в Украине 30 марта 2022 года. На прошлой неделе стало известно, что получена еще одна «похоронка». На этот раз на мобилизованного. Однако военкомат эту информацию пока не подтверждает.

Извещение о гибели капитана Александра Приходько, полученное родственниками 

Читайте также

Читайте также

‘His son asked, ‘Are you going to war, Dad?’ and the thought stuck with him’

The story of a Russian volunteer soldier who shipped off to Ukraine to make ends meet and was killed there after four days

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.