logo
СюжетыОбщество

«Если трупов нет, их надо найти»

Что рассказали корреспонденту «Новой газеты. Европа» сотрудники российских военкоматов и уже побывавшие в Украине контрактники, когда он «вербовался» на войну

Сергей Житников , специально для «Новой газеты. Европа»
Сергей Житников , специально для «Новой газеты. Европа»

Фото: Contributor / Getty Images

Спустя полгода после начала вторжения России в Украину можно констатировать, что российская сторона имеет очевидные проблемы с составом, вследствие чего в стране фактически проводится мобилизация тех, кто хочет поехать на войну. Речь и о создании «именных» полков, и о бесконечной рекламе различных ЧВК в социальных сетях. Контракт можно подписать, даже просто придя в российские военкоматы. По просьбе «Новой газеты. Европа» корреспондент Сергей Житников попробовал доступные способы «записаться на войну» в Петербурге и выслушал тех, кто курирует этот процесс на низовом уровне, а также поговорил с участниками боевых действий, которые решили пойти на войну вновь.

«Какие 300 штук? Я там в пять раз больше заработаю…»

Некоторое время назад в районных газетах Ленинградской области появились статьи о наборе граждан для «службы по контракту в именных подразделениях Западного военного округа для участия в специальной военной операции». Эта информация была продублирована и в соцсети «ВКонтакте». Я позвонил в Telegram одному из оставивших комментарий под сообщением и сказал, что тоже подумываю подписать контракт, поэтому хочу узнать, как там на самом деле. Собеседник, назвавшийся Сашей, сообщил, что один контракт уже отработал.

— Я в марте пришел в военкомат, спросил насчет контракта «за ленточку». Меня сразу оформили на три месяца. Потом отправили под Белгород. Там что-то типа учебки. Нас человек сорок было, в основном моего возраста: 35–45 лет. Все служили, половина реального пороха понюхала. Кто в Чечне, кто в Южной Осетии. Недельку нас там погоняли, в основном смотрели, как стреляем из «калаша». А потом меня в полк Кадырова направили спецназовцем…

— После недельной подготовки — и сразу в спецназ? А как же рукопашный бой, маскировка, владение холодным оружием?

— У меня-то опыт уже был, пришлось немного кровушки пустить. Потому и определили… Остальных в другие части раскидали.

— А разве в том полку не только чеченцы?

— Конечно, нет! Чеченцев там меньше половины, остальные с бору по сосенке. Даже один бурят был.

— А недоразумений не возникало? Сам говорил, что некоторые контрактники в Чечне отметились. А тут их в полк Кадырова определяют.

— Не, стоп. Это меня туда определили. Потому что в Чечне не воевал. А так тех, кто мог там «кровников» заиметь, в другие части отправляли. Мне, кстати, в том полку тоже не очень понравилось. Потому и не стал прямо на месте второй контракт подписывать. Ну и отдохнуть захотелось.

— А что не понравилось? «Чехи» дедовщину устраивали?

— Ну, почти! Как таковой дедовщины не было, но всё-таки не очень там мне комфортно было. По первому разу выбирать не приходится, иди, куда пошлют. А вот сейчас уже можно и самому выбрать.

Фото: Минобороны РФ

— Так вроде только в именные батальоны сейчас набирают. Ну, те, которые губернатор Ленобласти поддерживает и часть денег платит…

— Во-первых, набирают не только в эти батальоны. А во-вторых… Ну чего он там доплачивает? 300 штук за три месяца. «За ленточкой» за эти три месяца можно раз в пять больше заработать. Да и неохота мне в артиллерию идти. Не, я опять на краткосрочный — и в пехоту. Ты в военкомате спроси, там тебе должны всё нормально разжевать.

— Погоди, а как в пять раз больше заработать? Грабить, что ли?

— Да кого там грабить?! Все, у кого деньги были, давно слиняли в Европу. Там по-другому заработать можно. Но это не телефонный разговор. Приедешь, на месте тебе быстро всё объяснят.

После вопроса о грабежах Александр очень быстро свернул разговор. Больше дозвониться до него не удалось.

«"Груз 200" случается, как без него?»

Следующий шаг — районный военкомат Ленинградской области. Довольно приятная женщина Анна Николаевна подтвердила, что идет набор жителей Ленинградской области в именные батальоны «Ладожский» и «Невский», которые частично финансируются из регионального бюджета.

— При подписании контракта на карту переводится 100 тысяч рублей. Это плюс к тому денежному содержанию, которое платит Минобороны. Затем на три месяца вы отправляетесь на полигон в Лужском районе, где вас обучают. Это артиллерийские полки. Всё это время вы получаете 50 тысяч от губернатора и денежное содержание в части. Но не факт, что вы проведете в Луге три месяца.

Сейчас готовят отправку на октябрь, так что вас могут через два месяца уже отправить. Если вы после учебы по-прежнему захотите поехать.

— Как это? То есть можно на три месяца поехать на полигон, получить деньги от губернатора, а потом отказаться ехать?

— Совершенно верно. Но мало кто отказывается. «За ленточкой» другое денежное содержание — зарплата от 250 тысяч и выше. В зависимости от того, насколько далеко вы находитесь от зоны боевых действий. По окончании контракта вам выдается удостоверение «Участник боевых действий». И вы имеете право на серьезные льготы. В том числе на бесплатный участок земли для индивидуального жилья или дачного хозяйства. И, конечно, на соцпакет. В случае ранения вы получаете 3 миллиона рублей. «Груз 200» — 7 миллионов.

— И что, часто бывает «груз 200»?

— Случается, куда же без этого.

— И как часто?

— Не очень часто.

— И всё-таки в Ленобласть сколько таким образом вернулось?

— У меня такой статистики нет.

Чувствую, что Анна Николаевна не намерена говорить на эту тему и может совсем закрыться, потому меняю тему.

— А я вот слышал, что можно без обучения сразу «за ленточку». Это как?

— Ну, это лучше для тех, у кого боевой опыт есть. Или специальность, которая требуется. Вот у меня есть список.

Анна Николаевна показывает листок, в котором перечислены требуемые специальности: 1) стрелок; 2) водитель категорий С, D, Е; 3) механик-водитель; 4) фельдшер, медбрат.

— А что такое «стрелок»? Там же все стреляют.

— Ну, это снайперов так назвали. Но там сложный отбор, поэтому не надо заморачиваться. И вообще, если боевого опыта нет, то лучше всего в именные части. Там хотя бы обучат. Но если уж хочется прямо сразу, то лучше съездить на сборный пункт в Питере и поинтересоваться там. Они, если вы им подойдете, сразу вас под Белгород отправят, а уже оттуда в часть распределят.

Фото: Минобороны РФ

«Приходят сказочники, а потом сыпятся»

Еду на сборный пункт на набережную Фонтанки в Петербурге. Пообщаться с призывниками или контрактниками, которых готовят к отправке, не удается. Часть занимает довольно большую территорию, и тех, кто пришел с документами и вещами, сразу уводят. Остальных, кто пришел просто поинтересоваться, «обихаживают» сотрудники военкомата.

— Сколько лет? Где зарегистрирован? Права на «С» есть? Спортивные разряды имеются?

Вопросы сыплются так быстро, что еле успеваю отвечать. Услышав, что имею звание кандидата в мастера спорта по спортивному туризму и первый разряд по биатлону, сотрудник военкомата оживляется.

— В какой категории туризма КМС?

— Лыжный. Но имею подтвержденный первый разряд по горному.

Военкоматовец скептически оглядывает мою довольно плотную фигуру, хмыкает, бросает: «Погоди секунду», — и скрывается за стеклянной переборкой, где сидит дежурный.

Возвращается с веревкой: «Завяжи узел». Беру веревку и завязываю главный страховочный узел «булинь». Собеседник расплывается в улыбке.

— Молодец, вижу, что не врешь. Другой «прямой» или «рифовый» завязал бы, а ты сразу «беседочный» (другое название «булиня»прим. ред.). К нам тут часто приходят сказочники. Понарасказывают всякого, а на первой же проверке сыпятся. Ну, что хотел узнать?

Отвечаю, что хотел бы поехать, но еще не определился, в каком качестве: то ли в «именные» подразделения, то ли на краткосрочный контракт. Говорю, что не хотел бы прогадать.

— Ну, если у тебя разряд по биатлону, то тебе прямой путь на краткосрочный. Отправят в Белгород, там проверят, выдадут винтовку и распределят. Можешь, кстати, в тот же именной батальон попасть. Снайперы везде нужны.

— Я слышал, что оружие самому покупать надо…

— Всё, что требуется по штатному расписанию, тебе выдадут бесплатно. Мы же регулярная армия, а не частная. Но там, действительно, можно трофейное оружие добыть или прикупить. Ну, такое всегда было. Помнишь, как у Теркина, «махнем не глядя…»? И здесь тоже можно махнуть. Если обменять не на что, можно купить. Кто-то вот хочет с пулеметом воевать, а кому-то вместо СВД (снайперская винтовка Дегтяреваприм. ред.) «винторез» (ВСС — винтовка снайперская специальная, практически бесшумная — прим. ред.) или вообще что-нибудь импортное подавай. Такое приходится покупать.

— И какие цены?

— Но могу сказать, что приемлемые. Тем более что трофеи-то увезти трудно, а потому, уезжая, все продают. Хотя кое-кто умудряется и трофей прихватить.

— А какие документы?

— Четыре фотографии 3х4 и одна 9х12, автобиография в свободном виде, три копии паспорта, три копии военника, копия СНИЛС, копия ИНН, реквизиты карты «Мир» в двух экземплярах. Карта может быть любого банка, но обязательно «Мир». Справки из психдиспансера, туберкулезного и наркологического диспансеров. Ну и вещи на первое время, пока обмундирование не получишь.

Фото: Минобороны РФ

— Так я эти справки неделю собирать буду! Знаете, какие у нас в эти диспансеры очереди?

— Для нас очередей нет, — вступает в разговор мужчина лет 40 слегка помятого вида. — Я одним днем все справки сделал и на следующий день уже уехал. Просто просишь военкома позвонить докторам, и там всё без очереди.

— То есть вы уже один контракт отработали?

— Да. Вот пришел на второй оформляться. Но я не в именные батальоны, делать мне там нечего. Я сразу «за ленту».

— Вот он тебе всё и расскажет и про цены, и про заработки, — опять вступает в разговор сотрудник военкомата. — Ты подожди его на улице, он скоро выйдет.

Главный дефицит — нашивки и наличка

Мужчина вышел через пять минут. Зовут Дима, из Выборга.

— Ну, чего тебе рассказать? С денежным содержанием никакого обмана. Премии за достижения выплачивают, но это в разных частях по-разному. На трофеях можно заработать. Да лучше всё на месте увидеть и услышать, так нагляднее будет. А я тороплюсь.

Я готов подождать, а потом угостить пивом. Дима оживляется, но с долей сомнения: не продают же (в Петербурге ограничение по продаже спиртного с 22:00 до 11:00, а на часах половина десятого утра). Сообщаю, что неподалеку работает круглосуточный магазин, на который ограничения по времени не распространяются. Мой новый знакомый оживляется еще сильнее и говорит, что постарается минут за десять закончить дела в военкомате.

Справился за семь минут, и мы пошли в магазин. Первую бутылку пива Дима выпил залпом. Под вторую стал рассказывать о своем опыте зарабатывания денег в Украине.

— Я в мотострелках был под Каменкой. В часть пришел уже после того, как наступление на Киев остановили, так что по большей части тихо было. Хотя беспилотники и диверсанты беспокоили. Легче всего заработать на трофейном оружии. Но тут единого ценника нет. Много факторов на цены влияют. В тех частях, которые собираются выводить на перегруппировку в Россию, пистолеты и автоматы по большой цене идут. Единолично тот же пистолет вывезти трудно, а если вместе с техникой, то нычек много. Ну а в России оружие уже продается на порядок выше. К примеру, ПМ (пистолет Макарова прим. ред.) там может стоить штуку рублей, а здесь уже штуку баксов. Вообще, ручное оружие очень ценится. Как и гранаты, тротил. Облегченные броники в большой цене. Западное оружие не особо, как попадешь. Есть ценители, которые выложат хорошую сумму, но не много: патронов для них где возьмешь? Выгоднее начальству сдать и премию получить.

Самый большой дефицит — нашивки с символикой ВСУ или Нацгвардии Украины. Кое-кто умудряется в России их делать и потом «за ленточку» везти. Но это опасно, поймают, могут и уголовку завести. Зачем нашивки? Камуфляж-то у нас в большинстве одинаковый, только нашивками и отличается. Находишь труп гражданского, переодеваешь в куртку с нашивкой Нацгвардии или ВСУ и предъявляешь начальству: мол, диверсанта ликвидировал. Премия обеспечена.

Фото: o-fsb.ru

У нас случай такой был, не знаю, правда или байка, но лично я в это верю. Парни из соседней части наткнулись на брошенный БТР с украинской символикой. Расстреляли его из пулемета, пару трупов подбросили, сфоткали и начальству отправили. Ночью этот же БТР перетащили на пару километров в сторону, уже к другой части. Подправили краской бортовой номер, еще немного постреляли — и тоже фотки начальству. И так этот БТР раз пять с места на место таскали, пока он совсем не развалился.

У частных военных компаний за каждую подбитую технику твердая такса имеется. Так они находят какой-нибудь внедорожник разбитый, срезают с него крышу, приваривают трубу, а на нее пулемет устанавливают. Затем расстреливают, опять же парочку трупов подбрасывают и предъявляют как уничтоженную технику. Где трупы берут? Ну, ты как маленький. После артобстрелов то тут, то там встречаются. Переодеваешь гражданского в камуфляж, лычки, автомат или пистолетик рядом бросил — и вот тебе боевик. Для таких постановок дополнительное оружие обычно и используется. Если нет готовых трупов, так можно и приготовить…

Но лично я таким не занимался. И регуляры, насколько я знаю, тоже. Всё-таки мы не звери. И хохлов не грабил, опасно это. Если «чекисты»* на этом поймают, мало не покажется. Но могу сказать, что помимо основного заработка я еще дополнительных полтора ляма заработал. Мог бы и побольше, но нашу часть в Россию не выводили.

А еще очень ценится наличка. Между своими можно переводами, а вот с местными только за налик. Что покупаем? Да что угодно: от самогонки до автоматов и пистолетов. Но тут, опять же, нужно смотреть по конъюнктуре. Чаще у своих дешевле можно купить. Но наличка всё равно ценится. Обычный курс рубль за полтора. Ну ты полторы тысячи переводишь, а тебе штуку наликом дают. Но я слышал, бывает рубль за два и даже за два с половиной. Тут много факторов имеет значение. В общем, заработать там вполне реально даже больше того, что обещают. А то, что обещают, платят вовремя. Бывают, конечно, недовольные, но это уже от большой жадности. Так что если фраером не будешь, то тебя никто и не сгубит.

Читайте также

Читайте также

Пехота пуще неволи

Десятки вооруженных групп — ЧВК «Вагнера», кадыровцы, неонацисты — принимают в ряды «пушечного мяса» на войну в Украине всех, включая зеков и больных. Мы попытались стать добровольцами

* Так в войсках называют сотрудников Главного военно-политического управления ВС РФ, сформированного по указу президента России в июне 2018 года.

#контрактники #военкоматы #наемничество #война в украине
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.