logo
СюжетыОбщество

«Я буду жаловаться в ООН»

В России больше не действует Европейская конвенция по правам человека и ЕСПЧ. Где искать международную защиту?

Дарья Козлова, корреспондентка «Новой газеты. Европа»

Процесс голосования Генассамблеи ООН о приостановке членства России в Совете по правам человека. Фото: dam.media.un.org

16 сентября Россия перестала быть участницей Европейской конвенции по правам человека. Это означает, что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) больше не сможет защищать жителей страны. При этом за всё время членства государства в Совете Европы дела против России составляли значительный процент от общего числа кейсов, которые рассматривал ЕСПЧ. Прямого аналога этого института в мире нет, и отказ от ЕСПЧ нечем компенсировать. Однако правозащитники уже начинают работать с другими механизмами для получения международной защиты. Один из них — договорные органы (или Комитеты) ООН. Корреспондентка «Новой газеты. Европа» обсудила с юристами, как работает защита в Комитетах ООН, чем эти структуры отличаются от ЕСПЧ и где еще жители России смогут защитить свои права на международном уровне. 

Источник: Институт права и публичной политики. Ежегодные отчеты ЕСПЧ

По данным Института права и публичной политики, каждое восьмое постановление ЕСПЧ, которое суд вынес за время своего существования (это больше 24,5 тысяч постановлений), было против России. Для стран-членов Европейской конвенции по правам человека — это рекордные цифры. Особенно если учитывать, что юрисдикция ЕСПЧ в отношении России началась 24 года назад, хотя сам суд был основан еще в 1959 году (а Европейская конвенция по правам человека подписана в 1950-м).

С момента ратификации Европейской конвенции россияне жаловались в ЕСПЧ на нарушение Россией права на жизнь. Также зафиксированы многочисленные жалобы на пытки и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, на нарушение права на свободу и личную неприкосновенность и т. п. Россия нарушала эти права своих граждан чаще других стран.

Без ЕСПЧ основными инструментами получения международной защиты для россиян станут договорные органы ООН — комитеты независимых экспертов, которые наблюдают за выполнением международных договоров в области прав человека. Всего существует восемь комитетов, однако граждане России могут обратиться только в четыре из них:

  • Комитет по правам человека (КПЧ);
  • Комитет против пыток (КПП);
  • Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КПЛРД);
  • Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КПЛДЖ).

Специальный советник по вопросам защиты прав в ЕСПЧ из коллегии адвокатов Pen & Paper Виталий Кулапов называет Комитеты ООН квазисудебными органами, которые компетентны рассматривать индивидуальные сообщения о нарушении прав, предусмотренных международным договором, и принимать решения в отношении случаев нарушения. Важное отличие комитетов ООН от ЕСПЧ заключается в том, что их решения имеют декларативный характер (то есть юридически необязательный), однако могут являться основанием для пересмотра судебных решений, вынесенных в стране.

Виталий Кулапов. Фото: Facebook

Кулапов настаивает на том, что хоть в российском законодательстве возможность пересмотра дел на основании решений Комитетов прямо не предусмотрена, Верховный и Конституционный суды России неоднократно высказывались в пользу того, что решения договорных органов должны иметь правовые последствия. Руководитель международной практики Международной правозащитной группы Агора Кирилл Коротеев также замечает: несмотря на то, что Комитеты ООН формально не являются судебными, и организация их работы, и процедура рассмотрения дел, и выносимые ими решения следуют судебной модели.

Кирилл Коротеев. Фото: Агора 

До сих пор количество решений по существу, вынесенных в рамках Комитетов ООН в отношении России, было невелико. Коротеев замечает, что речь идет лишь о нескольких десятках разбирательств с начала 1991 года, в то время как ЕСПЧ выносил в отношении России несколько сотен решений в год. Эльза Валиева, юрист отдела международно-правовой защиты «Команды против пыток», уточняет, что за всё время работы Комитет по правам человека принял в отношении России примерно 100 соображений (именно так называются решения договорных органов ООН), из них примерно 35 соображений касались пыток.

— Нужно также принимать во внимание, что не во всех соображениях Комитет по правам человека установил нарушение Пакта: только четверть сообщений были признаны неприемлемыми, — говорит Валиева. — Комитет против пыток принял всего 9 соображений, из них 5 признал неприемлемыми, Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин принял 8 соображений, из них 3 признал неприемлемыми. Комитет по ликвидации расовой дискриминации принял два соображения о неприемлемости.

Юрист ЦЗПЧ «Мемориал» Татьяна Глушкова объясняет низкую популярность договорных органов ООН среди россиян несколькими факторами. Для начала, у договорных органов функция рассмотрения индивидуальных жалоб — далеко не единственная и даже не основная. Как говорит Валиева, эксперты Комитетов заседают по несколько раз в год и преимущественно обсуждают отчеты государств том, как они выполняют международные обязательства. Затем, в отличие от Европейского суда, вопрос об обязательности исполнения решений Комитетов является дискуссионным, поскольку их юридическая сила традиционно считается не такой большой, как сила постановлений ЕСПЧ.

Татьяна Глушкова. Фото: polskieradio.pl

Кроме того, Комитеты не присуждают конкретных сумм, которые государство должно выплатить заявителю (для многих из обратившихся это является важным фактором). Другие юристы сходятся на том, что компенсации, даже если их и можно добиться после решения Комитета, обычно выходят несопоставимо меньше компенсаций, присуждаемых ЕСПЧ. Так что договорные органы ООН позволяют в первую очередь на международном уровне зафиксировать факт нарушения прав человека.

— Соображения Комитета, как и постановление Европейского суда по правам человека, — это прежде всего признание на международном уровне, что в отношении конкретного человека в конкретной ситуации имело место нарушение международного договора, под которым страна добровольно подписалась и обязалась его соблюдать, — говорит Глушкова. — После такого решения дело могут пересмотреть, но если говорить о соображениях Комитетов ООН, на практике широко известен только один пример пересмотра судебного решения в России.

Все юристы вспоминают дело Светланы Медведевой, жительницы Самары, которая в 2013 году решила дойти до ООН, после того как ее не взяли мотористом-рулевым на теплоход. За несколько лет до этого женщина получила диплом техника-судоводителя в речном колледже, однако в работе ей отказали, сославшись на список запрещенных для женщин профессий, — тогда в него входили 456 позиций (в 2021 году список значительно сократили. — Прим. ред.), включая должность, на которую хотела попасть Медведева. Самарчанка увидела в этом дискриминацию и решила обратиться в суд. После того как она прошла все инстанции в России, женщина дошла до Комитета ООН при поддержке Антидискриминационного центра «Мемориал».

Через несколько лет Комитет ООН признал, что отказ взять Светлану Медведеву на работу был «нарушением ее прав на равные с мужчинами возможности трудоустройства в данной отрасли и свободу выбора профессии и места работы». После этого Верховный суд потребовал пересмотреть дело, и в сентябре 2017 года Самарский районный суд признал дискриминацией отказ брать Медведеву на работу.

Светлана Медведева. Фото: hro.org

— После этого дела список запрещенных для женщин профессий был сокращен, — говорит Глушкова. — Это очень большое достижение, хотя надо учитывать, что речь в этом кейсе шла о пересмотре дела против частного лица — компании, которая отказалась нанимать Светлану Медведеву. Это не то же самое, что дело против государства. У практиков, которые работают с Европейским судом по правам человека, обычно очень большой скепсис по поводу возможности пересмотра дела через соображения Комитетов.

Валиева замечает: рассказать о том, как в государствах обычно исполняются решения Комитетов, сложно: договорные органы ООН не публикуют информацию об этом. Но по статистике, которую приводит юрист, исполняются только 20% соображений Комитетов. Даже государства-члены Совета Европы следуют постановлениям ЕСПЧ, но не исполняют соображения договорных органов.

Другие проблемы — сроки (по словам Валиевой, рассмотрение дела может идти вплоть до восьми лет, обращения рассматривают в хронологическом порядке) и неготовность к большому объему работы. Аналогом ЕСПЧ Комитеты назвать нельзя.

— Сейчас в Комитетах примерно 1800 индивидуальных сообщений, которые ожидают рассмотрения, а в ЕСПЧ — 78500, из них 18000 жалоб против России, — указывает Валиева. — Юристам важно понимать, что Комитеты не готовы к потоку жалоб из России. В отличие от ЕСПЧ Комитеты не могут работать над тысячами жалоб, для них эта работа вообще вторична. У договорных органов ООН небольшой штат, который состоит из 20–24 юристов. Поэтому стоит серьезно подходить к выбору дела для рассмотрения в Комитетах: в идеале это должны быть стратегические дела, по которым ЕСПЧ еще не высказывался.

Эльза Валиева. Фото: Facebook

По словам Валиевой, подать в Комитет ООН индивидуальное сообщение против государства может любой человек вне зависимости от гражданства (это могут быть апатриды, граждане двух и более стран, обладатели ВНЖ). Важно, чтобы государство, против которого подается сообщение, было участником договора, который предусматривает предположительно нарушенные права; и чтобы признавало компетенции Комитета принимать и рассматривать индивидуальные жалобы. У каждого договора и комитета — разное количество государств-участников.

Эксперты, с которыми говорила «Новая газета. Европа», согласны: разница в том, как рассматривают индивидуальные заявления Комитеты и ЕСПЧ, небольшая.

Детали имеют значение больше для юристов, которые ведут дело.

Виталий Кулапов из Pen&Paper и юрист «Команды против пыток» Эльза Валиева выделяют еще несколько международных механизмов по защите прав человека, которыми могут воспользоваться жители России и организации, находящиеся под юрисдикцией страны:

— Специальные процедуры Совета ООН по правам человека и обращение к специальным докладчикам;

— Процедуры рассмотрения жалоб в рамках Международной организации труда и ЮНЕСКО.

Однако юристы считают, что полномочий и возможностей действительно влиять на решения государств у этих институтов не так много. Как рассказывает Кулапов, даже с учетом того, что Совет ООН по правам человека компетентен рассматривать жалобы на нарушение любых прав и свобод вне зависимости, распространяется ли на государство-нарушителя действие международного договора, принять какие-либо меры к государству он не может. Значение механизмов заключается скорее в привлечении внимания международного сообщества к ситуациям, связанным с грубым и систематическим нарушением прав человек

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.