StoriesPolitics

Надеждин вышел из «избы»

Как соратники антивоенного кандидата из «Гражданской инициативы», изначально не верившие в сбор подписей, могли подставить его

Надеждин вышел из «избы»

Борис Надеждин и Александр Назаренко в день сдачи подписей в ЦИК, 31 января 2024 года. Фото: Игорь Иванко / Коммерсантъ / Sipa USA / Vida Press

31 января Борис Надеждин вместе со своей командой сдал в ЦИК необходимые 105 тысяч подписей в поддержку своего выдвижения в кандидаты в президенты России. Всего подписей собрали почти вдвое больше, и чтобы оставить их, у штабов Надеждина по всей стране выстраивались в очереди тысячи людей.

Уже 2 февраля замглавы ЦИКа Николай Булаев заявил, что в подписях Бориса Надеждина («Гражданская инициатива») и Сергея Малинковича («Коммунисты России») якобы нашли «десятки, и не один десяток людей, которых на этом свете уже нет». Заявление прозвучало как подготовка к недопуску единственного антивоенного кандидата к выборам. «Новая газета Европа» узнала, что подставить Надеждина с подписями могли его же соратники.

Сбор подписей для Надеждина координировали две отдельные команды. Одна была предоставлена партией «Гражданская инициатива», которая выдвигала кандидата официально и не слишком верила в его реальные перспективы. Вторая была сформирована независимыми волонтерами «Штаба кандидатов», которые действительно хотели успеха кампании. У команд были разные задачи, а сам кандидат больше доверял партии. В итоге они не смогли действовать в общих интересах, а в ЦИК могли быть отправлены грязные подписи.

Обновлено

После выхода текста пресс-служба штабов Бориса Надеждина выпустила заявление. По их информации, они собрали больше 211 тысяч подписей, отобрав из них лучшие.

«Для того, чтобы в сжатые сроки успеть завершить работу, нам пришлось создать несколько центров проверки, в которых работали сотни людей… Из соображений безопасности сотрудники центров проверки не могли обладать полной информацией обо всех организационных процессах по подготовке документов к подаче. Поэтому для кого-то наличие других подразделений, также занимавшихся проверкой подписей, стало сюрпризом. Мы понимаем, что многим сотрудникам хотелось, чтобы в финальную подачу попали подписи, отобранные именно ими. Однако ввиду законодательных ограничений это невозможно. Мы вновь хотели бы подчеркнуть, что наша команда собрала подписи реальных людей, что каждый мог наблюдать буквально в прямом эфире», — сказано в сообщении.


Третий проект

В подписной кампании Бориса Надеждина изначально было два «проекта». «Проектами» в команде политика называли направления, из которых приходили подписи: первый — из-за границы, второй — из российских регионов. Затем 27 января появился третий — это «плохие» подписи из регионов. Такими называли непроверенные подписи с очевидными ошибками в них. Называть процедуры сбора подписей «проектами» в целях безопасности решила Мария Невелева, которая возглавила официальный московский штаб Надеждина в Фурманном переулке, а потом координировала «третий проект». Она попала в штаб после конкурентного отбора и смогла завоевать доверие руководства штаба почти сразу, рассказывают «Новой-Европа» двое сотрудников, работающих на штаб Надеждина. До этой работы Невелева была помощником Нины Останиной, депутата от КПРФ в Госдуме.

27 января Невелева начала координировать «третий проект». Она организовала круглосуточную работу с некачественными подписями: ее команда заполняла «подвалы» подписных листов. Затем эти листы должны были направляться в отдел проверки предвыборного штаба. Вместо этого Невелева отправляла их в так называемую избу (так в команде называли дополнительный неофициальный офис кампании). Об этом «Новой-Европа» рассказали два источника в штабе Надеждина.

— Мы до сих пор не понимаем, ради чего это могло быть сделано [запущен «третий проект»].

Может быть, сливали кампанию напрямую: зачем отправлять в «избу» подписи, которые точно не пройдут проверку?

— говорит «Новой-Европа» один из менеджеров в кампании Бориса Надеждина.

5 февраля Артемьев, представитель Надеждина от «Гражданской инициативы», заявил, что рабочая группа ЦИК объявила 15,348% из 60 тысяч случайно выбранных подписей бракованными. Рабочая группа рекомендовала не регистрировать Бориса Надеждина кандидатом в президенты, официальное решение будет объявлено на заседании ЦИК 7 февраля.

Секретная «изба»

Кроме официального штаба в Москве и штаба по проверке подписей, связанного с «Гражданской инициативой», у команды Надеждина фактически был третий штаб или «изба». Об этом «Новой-Европа» рассказали пятеро собеседников из штаба Надеждина:

— Там нельзя было снимать, и с этим [с фотосъемкой] было очень строго, а о существовании «избы» мы знали только по слухам, — рассказывает собеседница «Новой-Европа». Этот штаб находится в частном доме, в подмосковном поселке Речник (точный адрес есть в распоряжении редакции).

В ночь перед подачей подписей в ЦИК в «избе» в подписях, которые нужно было подать, были замешаны «рисованные» подписи, утверждает собеседник «Новой-Европа». Слова этого собеседника — о существовании ненастоящих подписей — подтверждает другой собеседник «Новая-Европа», который был в «избе».

— В ночь на 31 число подписи должны были сшиваться и фотографироваться — по каждому подписному листу отдельно. У них [Надеждина] было 3 штаба: публичный [и известный штаб] на Фурманном, второй — условно «секретный», на Поварской, где проверялись подписи , а третий был в Крылатском, под Москвой на чьей-то даче, — рассказывает «Новой-Европа» один из волонтеров, которых координатор кампании Надеждина Дарья Бунькова отправила фотографировать подписи в «избе». Оба собеседника говорят, что люди от партии «Гражданская инициатива», находившиеся в этом штабе в ночь на 31 января, могли замешать порядка 20 тысяч поддельных и непроверенных подписей в коробки с настоящими, сшитыми и доставленными в «избу» из официальных штабов Надеждина.

Сбор подписей за Бориса Надеждина в Новосибирске. Фото: Алексей Танушин / Коммерсантъ / Sipa USA / Vida Press

Сбор подписей за Бориса Надеждина в Новосибирске. Фото: Алексей Танушин / Коммерсантъ / Sipa USA / Vida Press

Как 20 тысяч плохих подписей могли попасть в ЦИК*

О том, что плохие и поддельные подписи из как минимум 6 регионов попали в ЦИК, «Новой-Европа» рассказали все 4 собеседника, присутствовавших на работе в «избе». Двое собеседников — один менеджер и волонтер, бывавший в «избе», утверждают, что как минимум среди подписей из Пермского края, Тверской, Тульской, Калужской и Курганских областей, также из республики Марий-Эл, были подделки. Один из источников «Новой-Европа», работавший в «избе», поясняет, что «было 4 региона, где массово была рисовка». При этом он оговаривается, что «самый треш» из таких подписей был не отправлен в ЦИК.

— В Пермском крае были точно нарисованные [целые] папки [с подписями]. Они не были поданы. Остальные подписи из проблемных регионов были поданы. В ЦИК не попали подписи, которые были точно нарисованы, — резюмирует источник.

Как говорит другой сотрудник «избы», «Гражданская инициатива» — от неё выдвинулся Надеждин — организовывала штабы в большей части проблемных регионов. В остальной части России работала команда «Штабов кандидатов» под руководством Дмитрия Кисиева, бывшего активиста «Яблока». Именно его команда ведёт всю публичную кампанию и соцсети штабов Бориса Надеждина.

— В некоторых регионах партия [«Гражданская инициатива»] организовывала штабы, а в некоторых — команда «Штабов кандидатов» [публично вели активную кампанию] и команда Надеждина в целом, — говорил еще один собеседник «Новой-Европа» из штаба Надеждина.

— «Гражданская инициатива» организовывала штабы в этих регионах — откуда пришли фейковые подписи. Точно мы знаем о 20 тысячах рисовок в лучшем случае.

Но ещё мы [с другими сотрудниками] предполагаем, что с регионов еще больше [ненастоящих подписей].

Есть и другие регионы, где работала «Гражданская инициатива», рассказывает «Новой-Европа» менеджер кампании. Другой его коллега, также занимавший руководящую должность в штабе и в какой-то момент работавший с подписями, фактически подтверждает слова об отправленных в ЦИК тысячах непроверенных подписей, которые перемешались с нарисованными:

— Если говорить о непроверенных подписях, то примерно 30% — таких [действительно] было. В итоге примерно 30% [порядка 30 тысяч подписей от 105 тысяч необходимых] не прошли через проверку. И какая-то часть [из этих подписей] в ЦИК попала. Все было перемешано. Не получилось идеально [подать подписи]. Было очень мало полномочных представителей, поздно подписи из регионов приехали, часто поздно сдавались нотариальные заверения.

Он поясняет, что так получилось из-за того, что «этической проблемы» со сдачей плохих подписей у соратников из «Гражданской инициативы», не было.

Борис Надеждин в день сдачи подписей в ЦИК, 31 января 2024 года. Фото: Пресс-служба Бориса Надеждина

Борис Надеждин в день сдачи подписей в ЦИК, 31 января 2024 года. Фото: Пресс-служба Бориса Надеждина

Обновлено

Заявление председателя партии «Гражданская инициатива» Андрея Нечаева:

«"Новая газета Европа" (нежелательная) вдруг опубликовала откровенное вранье о подписях в поддержку Надеждина. Со ссылкой на неких «сотрудников штаба» (по имени упоминается лишь одна, работавшая в хозяйственном отделе и не имевшая отношения к сбору подписей) утверждается, что в нескольких регионах якобы "рисовались" подписи, и что эти региональные штабы возглавлялись представителями партии "Гражданская инициатива". Вранье и первое и второе. Мы уверены в качестве собранных подписей. Весь мир видел длинные очереди для подачи подписей. А упоминаемые региональные штабы как раз не были сформированы на базе реготделений партии. Названные в статье люди также не имеют отношения к партии. Совсем нелепым выглядит утверждение, что, выдвинув кандидата, партия не верила в успех проекта. Собственно, сотни тысяч людей, поддержавших Надеждина, это уже несомненный успех проекта независимо от решения ЦИК. Власти явно испугались допускать нашего кандидата. Формально не допуск надо обосновать качеством подписей, хотя их было реально собрано более 200 тысяч. Претензии к подписям мы будем оспаривать в ЦИК, а при отказе в суде. Очевидно, что пропаганда будет врать про "рисовку" и т.п. Странно, что в эту кампанию включилась некогда уважаемая газета. Видимо, очень хочется перестать быть нежелательной»

«Закопаем вас в лесу»

В последнюю ночь перед сдачей подписей, с 30 на 31 января, в «избе» произошел конфликт. Команда «Гражданской инициативы» выгнала приехавших волонтёров из здания, преградив им путь к проверкам подписей. Как выяснилось позже, сотрудники «Гражданской инициативы» не хотели, чтобы команда «Штаба кандидатов» проводила проверку подписей. Изначально планировалось, что волонтеры (примерно 15 человек, все имена известны «Новой-Европа») при координации Дарьи Буньковой, которая ранее сообщала о 30 тысяч поддельных подписях приедут к «избе» и отфотографируют подписи.

Как рассказывают несколько собеседников «Новой-Европа», это была идея электорального юриста Петра Карманова, который тоже в тот момент находился в «избе». «Оцифровка» подписей была нужна, по задумке Карманова, чтобы устроить разбирательства, в случае отказа в регистрации. «Оцифровки» подписей не произошло — этому помешали сотрудники «Гражданской инициативы» и связанные с Надеждиным технологи. Собеседник, близкий к руководству штаба Надеждина, отмечает, что в ЦИК поехали подписи, которые не проверили на действительность паспортов, после чего ЦИК обвинил штаб Надеждина в наличии «мертвых душ».

— Подписи мертвых — верный признак рисовки. Но неясно, к кому относилось заявление ЦИК: к нам [Надеждину] или Малинковичу [от Коммунистов России], — резюмирует этот источник. При этом он согласен с тем, что

передача непроверенных подписей вперемешку с «рисовкой» фактически подвело под удар возможность регистрации. 

Четверо собеседников «Новой-Европа» подтвердили, что одним из самых заметных людей в «избе» был Александр Назаренко. Александр — давний соратник Бориса Надеждина и представитель «Гражданской инициативы», в прошлом работавший на «Родину». Также в кампании участвовал его брат Артур Назаренко — тоже политтехнолог «Родины» в прошлом. Оба брата работали на кампании Валентина Коновалова в Хакасии и добились хорошего результата. В регионе была информационная «атака» на этих двух технологов.

Именно Александр Назаренко впоследствии участвовал в передаче подписей из «избы» в ЦИК — он есть и на фотографиях в момент передачи подписей. Волонтеры «Штаба кандидатов» утверждают, что именно Назаренко кричал на них в «избе». Другим человеком, который выгонял волонтёров был Константин Власов. Он занимался технической организацией пространства в «избе», и в разное время работал с КПРФ и «Патриотами России». Власов также поддерживает российскую армию: читает тематические и волонтёрские каналы и сам, при этом, приглашает подписаться читателей Z-тематики на другие похожие группы.

Стоящие за Борисом Надеждиным в ЦИК: пресс-секретарь Павел Бурлаков, заместитель главы штаба ШК Артём Силантьев и представитель партии «Гражданская инициатива» Александр Назаренко (отмечен на фото). Фото: Пресс служба Бориса Надеждина

Стоящие за Борисом Надеждиным в ЦИК: пресс-секретарь Павел Бурлаков, заместитель главы штаба ШК Артём Силантьев и представитель партии «Гражданская инициатива» Александр Назаренко (отмечен на фото). Фото: Пресс служба Бориса Надеждина

Еще одним членом команды политтехнологов от Надеждина был Родион Адикаев. Он принимал участие в подаче подписей в ЦИК, работал в «избе» и в штабе Бориса Надеждина в Долгопрудном. Адикаев — знакомый Александра и Артура Назаренко. Последний участвовал в конкурсах для политконсультантов вместе с Адикаевым.

До этого Родион Адикаев работал на «Единую Россию» и «Партию Роста» в качестве технолога. Об этом «Новой-Европа» сказали несколько политологов, знакомых с его биографией. В утечках записных книжек, которые обнаружила «Новая-Европа» Адикаев также записан как «Родион Ед.рос, Родион Единая Россия, Адикаев пиар, Партия Роста Родион». Кроме того, Адикаев и Александр Назаренко вместе работали над выборами для «Партии Роста» — и даже появлялись вместе в документах.

Вести кандидатов Родиону Адикаеву доверяли не только маленькие партии-спойлеры, но и, например, КПРФ. В 2021 году Адикаев работал с кандидатом в Госдуму Евгением Горбачевым, ивановским предпринимателем и помощником Юрия Афонина, одного из руководителей компартии. Затем, всё на тех же выборах и после регистрации, Горбачева задержали за мошенничество и сняли с выборов по доносам «Коммунистов России».

Как отмечает собеседник «Новой-Европа», все эти люди в «избе» (внутри команды избу называли «отделом подачи»): Назаренко, Власов, Адикаев — были привлечены к работе Надеждиным. Вся команда внутри «избы» также называла их «друзьями» кандидата.

— Мне было страшно в тот момент [когда волонтёров выгоняли на улицу]. Он [Власов] орал и выгонял ребят, говорил, что закопает всех в лесу нас. Никто не знает, кто этот человек.

Даже мое руководство [федерального штаба] не знало его, — рассказывает собеседник «Новой-Европа», который был в «избе» в момент скандала.

Этот же собеседник опознал Назаренко и Силантьева на фотографиях, утверждая при этом, что оба они были в «избе». В штабе также присутствовала дочь Бориса Надеждина — Анастасия. Дмитрий Кисиев, формальный начальник штаба и руководитель «Штабов кандидатов», тоже был там, однако ушёл из «избы» вместе с волонтерами. С собой они забрали 11 привезенных коробок с проверенными подписями, которые, как предполагалось, попадут в ЦИК.

Конкуренция между штабами

Как полагает менеджер кампании и участник событий в «избе» в эту ночь, проблема заключалась в «разных приоритетах» у двух штабов — публичного от «Штабов кандидатов» Дмитрия Кисиева и непубличного от «Гражданской инициативы» совместно с давними соратниками Надеждина:

— Первая причина — были разные приоритеты. Одни [«Штабы кандидатов»] хотели качественных подписей, а другие [«Гражданская инициатива»] — чтобы всё сошлось по протоколам [поданным в ЦИК].

Вторая — проблемы с коммуникацией. Между этими двумя командами была не налажена коммуникации, — рассуждает этот собеседник.

Он отмечает, что люди в «избе» — среди которых был Назаренко от «Гражданской инициативы»— думали, что приехали провокаторы:

— Тут приезжают 20 человек и начинают требовать [помогать в проверках подписей в «избе»]. Я понимаю, что [приехавшие] — не враги. Но люди, которых привлек кандидат [сам Борис Надеждин и его давние знакомые технологи], подумали, что это враждебные действие и провокаторы [приехали], — рассуждает собеседник. Он считает, что «обе стороны» были не правы. Собеседник отмечает при этом, что «друзья Надеждина» вели себя «супер отвратительно».

Другой собеседник из руководства штаба Надеждина говорит «Новой-Европа», что «Гражданская инициатива», вероятно, занималась созданием «рисованных» из-за того, что не ожидали успешного сбора подписей. Он отрицает злой умысел команды «Гражданской инициативы» и полагает, что

штаб Надеждина просто не рассчитывал собрать необходимые подписи, а изначально приглашенные кандидатом технологи и партийцы хотели заработать. 

— Это нормальная позиция — поработать на выборах ради денег, — рассуждает один из сотрудников штаба с электоральным опытом, — было действительно много людей, которые заинтересованы финансово. От команды Надеждина было больше людей. Про какие то конкретные финансовые махинации, чтобы подать фейковые подписи, я не очень верю. Все пытались приблизить кандидата к регистрации.

Борис Надеждин / Telegram

Борис Надеждин / Telegram

Разговор на кухне

Собеседники «Новой-Европа» из числа волонтеров кампании полагают, что нарисованные и непроверенные подписи появились из-за желания «старых друзей» Бориса Надеждина поучаствовать в кампании и из-за вмешательства самого кандидата в работу штаба. Также несколько источников «Новой-Европа» отмечают, что с друзьями Надеждина в рамках кампании были установлены «особые» финансовые взаимоотношения — про это говорили в «избе» и обсуждали в руководстве.

Косвенно слова собеседников подтверждает и разговор волонтёров с Дмитрием Кисиевым и одним из начальников отдела штаба. Как сообщили двое сотрудников штаба Надеждина, которые присутствовали на разговоре после инцидента в «избе», Дмитрий Кисиев провёл разговор на кухне штаба «Арбат» на Поварской. В рамках этого разговора с волонтерами, которые требовали объяснений о том, что происходит в «избе»,

Кисиев признал, что знал о подделке подписей, «но, видимо, не знал о масштабах происходящего», говорит один из волонтёров.

Дмитрий Кисиев не стал комментировать ситуацию по запросу «Новой-Европы».

— И еще было сказано, что это [те, кто выгнал людей из «избы» и, предположительно, участвовал в подлоге подписей] — друзья Надеждина. Он им верит, а нам не верит. И Надеждину о ситуации известно, так что ему, это цитата [Кисиева], очень грустно, — резюмирует сотрудник штаба, который был на этой встрече. Другой сотрудник штаба, на кухонном разговоре, сказал собравшимся, что в рисовке подписей «нет ничего удивительного».

Как вспоминают эти же сотрудники в разговоре с «Новой-Европа», другой член штаба Надеждина вообще сказал, что «мы не имеем права говорить об этом [не проверке и подделке подписей], потому что все поверят нам, а не ЦИК».

«Новая-Европа» пыталась связаться с Борисом Надеждиным, но не получила ответов на наши вопросы.

*«Новой-Европа» не удалось подтвердить или опровергнуть факт передачи нарисованных подписей в ЦИК, поэтому мы не можем достоверно утверждать, что они туда попали

Текст обновлен в 17:00 мск

pdfshareprint
Editor in chief — Kirill Martynov. Terms of use. Privacy policy.