StoriesPolitics

Принцесса цирка

Грузинская оппозиция не верит в искренность объявленного и провалившегося импичмента президента Саломе Зурабишвили. Ее называют участницей политических схем миллиардера Иванишвили

Принцесса цирка

Президент Грузии Саломе Зурабишвили в день объявления импичмента. Фото: Администрация президента Грузии

Импичмент президента в Грузии провалился, но конфликт между Саломе Зурабишвили и «Грузинской мечтой» не исчерпан. Можно ли теперь считать, что президент Грузии стала оппозиционным политиком, поскольку она критикует правительство за пророссийскую позицию? В самой оппозиции в это не верят. А вопрос «зачем партии Иванишвили понадобился обреченный на неудачу импичмент» уже породил теорию заговора. Но даже те, кто не верит в заговоры, призывают президента определиться и начать уже называть всё своими именами.

Не поминая всуе

«Я ничего не жду от сегодняшнего фарса: я хорошо знаю, что решение уже принято, где-то наверху в партии или где-то на севере, — там хорошо знают, кто никогда не откроет им дорогу в эту страну и всегда будет для них преградой». В речи, которую Саломе Зурабишвили произнесла в начале процедуры импичмента в парламенте, не было уверенности в благополучном для нее исходе. Скорее было ощущение, что президент была готова ко всему, даже попрощаться с креслом.

Понятно, что речь была написана заранее, но в день импичмента в парламенте регистрацию для голосования прошли только 90 человек, то есть необходимых 100 голосов не было в принципе. Почти вся оппозиция отказалась даже заходить в зал заседаний. В коридорах депутаты демонстрировали журналистам, что держат карточки и пульты для голосования при себе. Многие до самого конца ожидали подвоха — просто не верилось, что вся эта затея «Мечты» с отстранением президента за несогласованные поездки в Берлин, Брюссель и Париж действительно закончится пшиком.

Поэтому треть депутатов следила за речью президента из своих кабинетов — по телевизору. Саломе Зурабишвили зашла с козырей: как избранный на всеобщих выборах президент страны, больше 80% населения которой хочет вступления в Евросоюз, а в ближайшее время ждет получения статуса страны-кандидата.

«Я обращаюсь к нашим европейским партнерам и призываю их: “Не бросайте Грузию, несмотря на этот антиевропейский импичмент!” Потому что России нельзя давать возможность усилить свое влияние в этом регионе.

Как президент этой страны я представляю исторический выбор ее народа. Поэтому у меня есть полная легитимность и полномочия просить о предоставлении этой стране статуса кандидата в ЕС. Верю, что наши партнеры учтут неоднократно доказанные чаяния грузинского народа и общие геополитические вызовы Грузии и Европы».

Саломе Зурабишвили входит в зал парламента в день объявления импичмента. Фото: Администрация президента Грузии

Саломе Зурабишвили входит в зал парламента в день объявления импичмента. Фото: Администрация президента Грузии

Продолжая демонстрировать свое дипломатическое превосходство, Зурабишвили предложила оппонентам «позвонить европейским лидерам» и «проверить», как она вела с ними переговоры с просьбой помочь в предоставлении статуса:

«Позвоните Франку-Вальтеру Штайнмайеру, Шарлю Мишелю, Эмманюэлю Макрону, Алару Карису, Эдгарсу Ринкевичсу, Гитанасу Науседе... Процессом импичмента вы оскорбляете не только меня, но и этих лидеров, и ведете страну к изоляции».

Президент, у которой в активе — 30 лет работы в МИД Франции, не забыла напомнить и о том, что если на Западе ее принимают и поддерживают, то в Москве критикуют и оскорбляют. И оценки «Грузинской мечты» совпадают с оценками в России, официально признанной в Грузии страной-оккупантом:

«Удивительно, что вы с большим трепетом относитесь к стране-оккупанту и ее руководителям. Более того, вас открыто хвалят оккупанты, и вы даже не стесняетесь этого. Вас также не смущает, когда совпадают ваши оценки и оценки страны-оккупанта.

Оказывается, вы обиделись, когда я назвала вас “ничтожными людьми”, а вы подождите — и увидите, какими терминами вас наградят ваши же дети, будущее поколение и ваши избиратели».

Историческое заседание парламента, продолжавшееся пять часов, закончилось тем, что импичмент набрал только 86 голосов из 100.

Однако оппозиция, которая в тот день была на стороне президента, выступлением была недовольна: Саломе Зурабишвили ни разу не упомянула Бидзину Иванишвили — миллиардера, создателя «Грузинской мечты» и, как говорят многие, теневого руководителя Грузии.

Немного выше

Когда Саломе Зурабишвили в 2018 году выбрали президентом, она обещала, что «будет рядом с народом, но немного выше». Трудности перевода с французского — часть ее имиджа, но в целом идея была понятна. Зурабишвили все эти годы с энтузиазмом выполняла символические функции президента в парламентской республике: отремонтировала и обставила антиквариатом выделенную ей резиденцию на улице Атонели, посещала ЮНЕСКО, интронизацию императора Японии и похороны английской королевы, помогала талантливой молодежи из своего фонда, отмечала деятелей культуры, даже привезла в Париж медаль для дизайнера Демны Гвасалия (креативный директор Balenciaga, если кто не знает, грузин).

Саломе Зурабишвили во время церемонии принесения присяги, 16 декабря 2018 года. Фото: Muhammet Fatih Ogras / Anadolu Agency / Getty Images

Саломе Зурабишвили во время церемонии принесения присяги, 16 декабря 2018 года. Фото: Muhammet Fatih Ogras / Anadolu Agency / Getty Images

Серьезных вопросов внутренней и внешней политики Зурабишвили практически не касалась, а нелюбовь правящей партии к Саакашвили и его соратникам она разделяла так искренне, что на помилование троих оппозиционеров в 2021 году ее пришлось уговаривать при посредничестве президента Евросовета Шарля Мишеля.

Так бы и прошли все шесть лет, что ей полагалось быть во власти, однако после начала войны в Украине и открывшихся перед Грузией перспектив вступления в ЕС уже до 2030 года Зурабишвили поняла: она может войти в историю как политик, упустивший этот шанс. Этого она не желала, и с тех пор в ее отношениях с правящей партией образовался кризис. От публичной критики дело постепенно дошло до открытого обмена оскорблениями, при этом Зурабишвили еще ни разу не высказалась критически об Иванишвили — возможно, потому что именно он пять лет назад сделал ее президентом.

Смысл лозунга «Принципиальный выбор» во время избрания Саломе Зурабишвили в 2018 году состоял в том, чтобы голосовать против усиления «Национального движения» — партии Михаила Саакашвили, объяснял в парламенте на процедуре импичмента председатель «Мечты» Ираклий Кобахидзе. Отвечая на вопросы оппозиции, он признал, что «Грузинская мечта» хотела в президенты человека не из собственной партии. А когда Саломе не смогла выиграть выборы в первом туре, несмотря на солидную финансовую поддержку миллиардера, в городе с билбордов решили убрать изображения непопулярной Зурабишвили. Вместо них появились фотографии самого Иванишвили и других лидеров «Мечты».

«Мы заменили вас на билбордах, потому что вы никому не нужны были как президент — ни в первом туре, ни во втором», — сказал Кобахидзе в парламенте, обращаясь к Зурабишвили.

Не секрет, что стать президентом для Зурабишвили было мечтой всей жизни. И Иванишвили ее исполнил.

Зурабишвили — уже второй президент, за которого «Мечта» сначала агитирует, а потом с ним ссорится. Избранный в 2013 году Георгий Маргвелашвили тоже к концу срока впал в немилость. Но надо признать, что Саломе Зурабишвили выражает свои протесты гораздо громче и эффектней предшественника. Видимо, поэтому она и «заслужила» первый в истории страны импичмент. Тем не менее, и оппозиция припомнила ей ошибки.

Бывший президент Грузии Георгий Маргвелашвили. Фото: EPA-EFE / VALDA KALNINA

Бывший президент Грузии Георгий Маргвелашвили. Фото: EPA-EFE / VALDA KALNINA

«Вы говорили о том, что Саломе Зурабишвили была “хорошим выбором”, а теперь оказалось, что она — самый ужасный выбор. Маргвелашвили у вас тоже был “хорошим выбором”, но после того как пошел против Иванишвили, стал “плохим выбором”. У вас нет никакого самолюбия: если Иванишвили скажет на розовое — “черный”, вы с этим согласитесь, — заявила в парламенте во время слушаний президента оппозиционный депутат Хатия Деканоидзе, обращаясь к депутатам из “Мечты”.Я скажу вам, чьи задания вы выполняете. Хочу сказать это и госпоже президенту, потому что она не назвала этого человека. Вы выполняете поручения Бидзины Иванишвили. Вы думаете, люди забудут, что вы назначили генеральным прокурором страны человека, который был агентом ФСБ? Вы думаете, благодаря сегодняшнему цирку люди забудут о том, что в Грузии коррумпированный премьер?»

«Президент не упомянула Иванишвили, когда говорила о плохой стороне “Грузинской мечты”, она сделала основной акцент на России и руководстве партии. Допустим, Иванишвили не управляет Россией, но ведь он управляет “Грузинской мечтой”, в этом же никто не сомневается. И еще: несмотря на эту риторику противостояния между президентом и “Мечтой”, это не отражается на деле. Госпоже Саломе не хватает последовательности», — заявил журналистам депутат от партии «Гирчи» Герман Сабо.

Он предложил президенту использовать свое право на помилование, причем даже не в отношении Саакашвили, который уже два года отбывает наказание в Грузии по обвинению в должностных преступлениях. «Гирчи» —ультралиберальная партия, добившаяся в свое время декриминализации употребления марихуаны и ратующая за дальнейшие послабления в этой сфере: «Президент может использовать помилование по всем делам, где нет пострадавших, — это наркопреступления, финансовые преступления, и так далее», — предложил депутат.

А вот в «Национальном движении» — самой большой оппозиционной партии — настаивают именно на освобождении Михаила Саакашвили.

«Президент должна прекратить использовать двойные стандарты. Если она европейский лидер и действительно хочет, чтобы страна получила статус, она должна использовать свои конституционные полномочия и действовать независимо. Мы сегодня не услышали ничего об Иванишвили, его олигархическом правлении, о его роли в создавшейся в стране ситуации, в том числе на международной арене, где решается вопрос получения Грузией статуса. Она ни слова не сказала об его ответственности, — заявил депутат от “Национального движения” Леван Бежашвили. — Когда Зурабишвили говорила в парламенте о “судебном клане”, об узурпации Конституционного суда, она что, только сейчас об этом узнала? Именно этот суд вынес приговор в отношении Саакашвили, и он во всём мире считается узником Путина, и вся Европа ждет его освобождения и призывает Зурабишвили осознать свою ответственность в этом вопросе. Попытка импичмента была манипуляцией Иванишвили. Конечно, основания для противостояния между Зурабишвили и “Мечтой” есть, но в общем Иванишвили пытается управлять этим процессом с выгодой для себя».

Агент ФСБ

Оппозиция часто напоминает президенту — она сделала для «Мечты» всё, что от нее требовали: представила «нужных» кандидатов в судьи Верховного суда, в члены ЦИК и в Национальный банк.

Но самый наглядный пример двойственной политики Зурабишвили — история с Отаром Парцхаладзе, бывшим генпрокурором Грузии, на которого Госказначейство США месяц назад наложило санкции за связь с офицером ФСБ России и «пагубное влияние» на внешнюю политику Грузии.

Многие в Грузии считают, что вся процедура импичмента была попыткой властей перекрыть скандал с Парцхаладзе, который был на должности генпрокурора целых 10 лет назад, входит в ближнее окружение Иванишвили и известен тем, что занимается бизнесом и в Грузии, и в России. В санкционных списках он упоминается как «грузино-российский олигарх».

Бывший генпрокурор Грузии Отар Парцхаладзе

Бывший генпрокурор Грузии Отар Парцхаладзе

Когда в середине сентября вокруг Парцхаладзе возник скандал, правительство «Грузинской мечты» кинулось спасать Парцхаладзе, а Национальный банк запретил применять зарубежные санкции по отношению к гражданам Грузии до выяснения дела в суде. Саломе Зурабишвили публично заявила, что требует немедленно выяснить, действительно ли Парцхаладзе получил российское гражданство три года назад, — это означало бы, что он автоматически потерял грузинское гражданство, и требовалось бы только подтвердить это ее подписью. В деле появилась интрига: если бы президент лишила Парцхаладзе грузинского гражданства, он как гражданин России, попавший под санкции, не смог бы проводить финансовые процедуры через грузинские банки. Однако когда через два дня министерство юстиции представило президенту справку о том, что грузинское гражданство Парцхаладзе действительно следует прекратить, Зурабишвили вдруг отказалась делать это, сославшись на то, что Парцхаладзе должен отвечать за свои преступления перед грузинским правосудием как гражданин Грузии.

И вот, за день до собственного импичмента, Зурабишвили снова передумала — и наконец-то лишила Парцхаладзе гражданства.

По данным телекомпании Мтавари, Парцхаладзе и сейчас находится в Тбилиси, недавно его видели в фешенебельном ресторане. Он срочно переоформил имущество на сына, да и потом целый месяц находился в привилегированном положении: продолжая оставаться гражданином Грузии, он мог проводить финансовые операции.

Похоже, что никаких неприятностей от властей подсанкционный экс-прокурор не ожидает и в будущем. Проводится ли против него расследование — тоже неизвестно. Служба госбезопасности сделала только одно заявление, сообщив, что «изучает вопрос».

«Парцхаладзе и всему клану дали возможность подчистить счета, распределить деньги, переоформить имущество. <…> Президент задержала это решение на месяц, так как эта задержка входила в интересы только клана Иванишвили и Парцхаладзе», — подчеркивает депутат Леван Бежашвили.

Support independent journalismexpand

Заговор

Большинство оппозиционеров признают: вообще неясно, с какой целью «Грузинская мечта» проводила импичмент, если в партии понимали, что не смогут мобилизовать 100 голосов. В аргументы Кобахидзе о том, что теперь у Зурабишвили испорчена репутация, в оппозиции, конечно же, не верят: популярность Зурабишвили впервые стала осязаемой и действительно личной.

Среди тех оппозиционеров, кто считает, что неудавшийся импичмент с самого начала был фарсом, — третий президент Грузии Михаил Саакашвили. И если большинство подобных версий довольно слабые, у Саакашвили всё выглядит логично: Иванишвили пытается объединить вокруг Зурабишвили голоса прозападного электората. Подробности Саакашвили изложил в фейсбучном посте:

«На данный момент цель “импичмента” — перекрыть реальные темы для потенциальных протестов. Когда “импичмент” провалится, Саломе возьмет билет, поедет в Европу и ей припишут получение статуса кандидата.

Евросоюз действительно решил закрыть глаза на олигархическую систему и предоставить Грузии статус кандидата с определенными оговорками, и всё припишут это Саломе, а Иванишвили сможет снять с себя ответственность перед русскими.

Олигарх знает, что на предстоящих выборах “Мечта” не сможет получить большинство [в парламенте], и как основной вариант рассматривает создание нового проекта вокруг Саломе и изоляцию связанных со мной основных [прозападных] сил.

То, что это игра, легко расшифровать. Саломе сделала всё, что требовал Иванишвили: Парцхаладзе, назначения в Национальный банк, мой вопрос — не только по помилованию, но и отказ снять гриф “секретно” с президентcких расходов, что необходимо для рассмотрения “дела о пиджаках” (это дело касается обвинений Саакашвили в растрате бюджетных средств на личные нужды, в том числе покупки нескольких пиджаков и пальто.Прим. авт.)».

Депутат от «Гирчи» Яго Хвичия тоже склоняется к мысли о существовании заговора: он заметил, что «Мечта» даже не пыталась «собрать» недостающие голоса, хотя, на его взгляд, это было возможно, — через год выборы, и многие депутаты уже просчитывают варианты, в списках какой партии они смогут сохранить мандат.

«У них была возможность получить эти голоса, но они не работали над этим вопросом. Они не пришли в наши фракции и ничего нам не предлагали. Я думаю, что они не хотели смещать Зурабишвили, у них была другая цель, явно непубличная. <...> Это был фейк-импичмент, и мы уже два месяца говорим об этом. Половина общества празднует победу, что вот, не смогли убрать президента. При этом в парламенте в ускоренном порядке приняли закон, ужесточающий цензуру в СМИ».

Угрозы

Если какой-то заговор и существует, то Ираклию Кобахидзе об этом явно не известно, или же он — гениальный актер, натурально изображающий отчаянные ссоры с Зурабишвили.

«Вы можете надеяться на оппозицию, но не на прокуратуру», — Кобахидзе в день импичмента так «заигрался», что практически пригрозил действующему президенту тюрьмой.

«Мне трудно сейчас сказать точно с правовой точки зрения, но на фоне решения Конституционного суда нарушения конституции в будущем могут приобретать уже признаки уголовного преступления», — сказал он.

Это значит, что если Зурабишвили продолжит «без спросу» проводить свои зарубежные поездки, в «Мечте» точно будут принимать меры. Конечно, вряд ли кто-то будет надевать на действующего президента наручники в аэропорту, но кто мешает арестовать Зурабишвили после того, как срок ее президентских полномочий истечет и ее перестанет защищать иммунитет? Одного бывшего президента — Саакашвили — «Мечта» уже посадила. Теперь можно запугивать этим примером действующего.

Впереди у Саломе Зурабишвили и «Грузинской мечты» еще год совместного пребывания во власти. До получения Грузией статуса времени остается всего ничего — до конца года. Очень скоро станет видно, как неудавшийся импичмент отразится на президенте: останется ли она политическим игроком или станет бесправным символом. А еще «Мечта» может отключить ей свет — в резиденции бывшего президента Маргвелашвили такое уже делали.

Парламент Грузии в день объявления импичмента. Фото: Администрация президента Грузии

Парламент Грузии в день объявления импичмента. Фото: Администрация президента Грузии

Грузия, некогда луч европейской надежды

Между тем евродепутаты, занимающиеся вопросом Грузии, — Анна Фотыга, Раса Юкнявичене, Андрюс Кубилюс и Мириам Лексман — призывали парламент Грузии не поддерживать импичмент президента Зурабишвили и обвинили правительство Грузии в нарушении конституции. Они считают, что «само правительство должно быть отправлено в отставку».

Правительство Грузии и партия «Грузинская мечта», «попытавшись воспрепятствовать исполнению конституционных обязанностей президента Грузии без какого-либо рационального обоснования, подтверждают, что, вопреки своим заявлениям, не поддерживают вступление Грузии в Евросоюз. Они саботируют заявку своей страны на получение статуса кандидата в ЕС в конце года», — сказано в письме Лексман, Юкнявичене, Фотыги и Кубилюса.

В поддержку Зурабишвили в Европарламенте выступила евродепутат от Германии Виола фон Крамон: «Пять месяцев назад президент Грузии Саломе Зурабишвили твердо стояла здесь для защиты европейского будущего своей страны. Президент Зурабишвили делает то, что отказывается делать власть Грузии: сближает свою страну с Евросоюзом. Президент, которая, подобно ее народу, является европейцем по крови и плоти, строго защищает 78-ю статью Конституции: “Принять все меры для обеспечения полной интеграции Грузии в Евросоюз”. За это усилие ее сейчас наказывают олигарх и его чиновники. Я встревожена тем, что Грузия, некогда луч европейской надежды, сейчас быстро движется к авторитарному пророссийскому правлению. Суд и верховенство закона подорваны, и теперь используются в качестве оружия в том фарсе, который называется импичментом. Мы не можем махнуть рукой на Грузию, мы не оставим более 80% Грузии в одиночку перед лицом теневого режима. Грузия станет членом ЕС».

pdfshareprint
Editor in chief — Kirill Martynov. Terms of use. Privacy policy.