logo
РепортажиПолитика

Старикам здесь не место

Мосгорсуд ликвидировал легендарную Московскую Хельсинкскую группу — за то, что она вела дела за пределами Москвы

Заседание в Мосгорсуде. Фото: скрин видео

В среду Мосгорсуд, уложившись в одно заседание по существу, ликвидировал старейшую правозащитную организацию России — Московскую Хельсинкскую группу (МХГ). Организацию, о создании которой было объявлено в 1976 году во время пресс-конференции на квартире академика Андрея Сахарова. На протяжении всего своего существования МХГ активно занималась защитой самых уязвимых групп людей, выступала за право человека на справедливый суд и против преследования по политическим мотивам. С 1996 года и до конца жизни, до 2018 года, Московскую Хельсинкскую группу возглавляла известная правозащитница Людмила Алексеева, которая без стеснения говорила Путину в лицо самые неприятные вещи о состоянии дел в государстве. И он ничего, терпел, слушал, приглашал на новые встречи — или сам посещал «нашу старейшую правозащитницу».

Претензии, ставшие основанием для ликвидации МХГ, абсурдны — но кого сегодня смущает абсурд. По поручению прокуратуры еще до нового года Минюст провел «внеплановую проверку» в отношении МХГ и, в числе прочего, вменил организации 11 нарушений «территориальной принадлежности» — то есть то, что члены организации ездили на судебные процессы в другие регионы, за пределы Москвы — в то время как организация называется «Московская Хельсинкская группа».

Репортаж «Новой газеты Европа» из Мосгорсуда.

Людмила Алексеева (вторая слева), 70-е годы, Москва. Фото: Московская Хельсинская Группа

Со старейшей правозащитной организацией особо решили не церемониться. Заседание уложили в полдня. Все это время казалось, что мы куда-то бежим. Ходатайства защиты отклонялись одно за другим — в том числе просьба о пятиминутном перерыве, хотя бы об одном за пять часов, просьба о переносе заседания в зал побольше, куда вместится хоть кто-то, кроме участников процесса и приставов. По решению судьи зал остался тот же, в него запустили всего трех пишущих журналистов, остальных отправили в зал для трансляций. Корреспондент «Медиазоны» сообщил, что все места для слушателей заняли практиканты суда из МГЮА. Члены Московской Хельсинкской группы, не участвующие в процессе, и иностранные дипломаты отправились смотреть процесс через телеэкраны.

Судья отклонил и ходатайство о вызове свидетелей защиты, желавших дать показания по эпизодам, которые Минюст вменял МХГ — по судебным процессам за пределами Москвы. Конечно же, отвод судьи судья, посовещавшись с самим собой, тоже отклонил.

Ликвидировать Московскую Хельсинкскую группу доверили тому же судье Михаилу Казакову, который в декабре 2021 года постановил ликвидировать правозащитный центр «Мемориал». У судьи уже, видимо, репутация подходящего для таких дел специалиста.

«Ищите защиты в Подольске»

Одна из главных претензий Минюста к Московской Хельсинкской группе заключалась в том, что правозащитники работали в других регионах, за пределами Москвы, где организация зарегистрирована. Представители ведомства насчитали 11 прецедентов, которые назвали «грубыми неустранимыми нарушениями». В их числе: судебное заседание в Ярославле в 2020 году по делу о пытках в колонии №1, в том же году — судебное заседание по делу бывшего главы Серпуховского района Московской области Александра Шестуна (исполнительный директор МХГ Светлана Астраханцева не скрывала удивления, спросив судью: «Семья Шестуна обратилась в Московскую Хельсинкскую группу. Что мы должны были сказать? Ищите защиты в Подольске?»).

Не понравилось Минюсту и участие правозащитников в наблюдении за «ингушским делом» — судебным процессом 2021 года,

связанным с массовыми протестами в республике. Светлана Астраханцева ответила, что не могла не откликнуться на просьбу приехать, только потому что в названии их движения есть слово «московская».

Кроме того, в иске было сказано о подписи правозащитников под обращением к губернатору Санкт-Петербурга Александру Беглову с просьбой отменить запрет на одиночные пикеты в городе. И хоть МХГ была просто одними из подписантов, даже не инициатором обращения — Минюст обратил внимание, что Московская Хельсинкская группа вмешалась в дела Санкт-Петербурга.

«Но почему конкретно деятельность организации за пределами московского региона стала нарушением?» — спрашивали представители защиты. «Вы так же осуществляли свою деятельность [раньше]?» — задал вопрос ответчикам судья Казаков. «Да еще более масштабно! Вопрос: почему тогда не выявили?» — воскликнула Светлана Астраханцева.

«Московская Хельсинкская группа запустила Международное Хельсинкское движение. Мы как должны были это делать, не покидая Москвы, по логике Минюста?» — задал суду вопрос адвокат и сопредседатель МХГ Дмитрий Макаров.

«Мы существуем 40 лет. С 2010 года Минюст несколько раз смотрел наши отчеты, проводил проверки, — отметила адвокат Марина Агальцова. — Он видел широкую деятельность, которая в том числе была и в регионах. И на это никак не реагировал. Но настал 2022 год, и Минюст спешит нас ликвидировать. Почему сейчас?».

Читайте также

Читайте также

Особое мнение судьи Кононова

Кто защищал российскую Конституцию в бесправной стране: отрывок из книги

Ответа от прокурора не было. Лишь представительница Минюста Маргарита Мезенцева в ответ на одну из реплик защиты вспылила: «Вы все переворачиваете с ног на голову!». И сказала, что вообще нарушений могло быть и больше, чем 11. Но представители министерства уверенно об этом утверждать не могут, так как все-таки «больше не нашли»…

«Нужно ли нам проверять регистрацию всех участников наших онлайн-мероприятий? Является ли участие в наших мероприятиях людей из других регионов — нарушением закона? Мы пытаемся понять, как можем не нарушать ваши запреты», — пыталась получить ответ от Минюста Светлана Астраханцева. «Это не наши запреты» — парировала Мезенцева.

Представители министерства посчитали «ликвидацию» соизмеримой санкцией за то, в чем получилось «уличить» МХГ. Кроме региональных «командировок» в список претензий попал устав организации, который якобы не соответствует актуальным требованиям законодательства. И вообще, пакет документов при проверке в организации предоставили не полный. «А вы запрашивали у нас дополнительные документы? Были дополнительные запросы?» — задает вопрос защита. Представительница Минюста Мезенцева снова отрезает: «Не было. Не должны. Не обязаны».

Людмила Алексеева на Триумфальной площади на акции протеста в рамках движения «Стратегия-31». 31 января 2010. Фото: Wikimedia Commons, CC BY-SA 2.0

«Оставьте чиновников Минюста наедине с этим позором»

— Мне 80 лет, — тихо, но затем повышая голос, начал свое выступление сопредседатель МХГ Валерий Борщев. — Я никогда не думал, что буду присутствовать на суде, где разрушается то, что строили Андрей Дмитриевич Сахаров, Елена Георгиевна Боннер и другие основатели правозащитного движения. То, с какой легкостью вы решаете нашу судьбу — меня поражает. Как можно с такой легкостью уничтожать то, что строилось десятилетиями? Это было трудно построить, требовало больших усилий, жертв, человеческих жизней. Люди умирали в лагерях! Вы сегодня говорите о Московской Хельсинкской группе как о какой-то обычной рядовой организации… А это явление. Международное явление. Вы его уничтожаете… Это… Это я даже не знаю.

Член Московской Хельсинкской группы вице-президент Адвокатской палаты Москвы Генри Резник также был в числе адвокатов МХГ. Он молча слушал все заседание. Один раз лишь попросил у судьи перерыв (судья Казаков — отказал). Но в прениях взял слово.

— Моим коллегам приходилось [сегодня] оспаривать абсурд. Я абсолютно исключаю, что работникам Минюста неизвестно, что у нас нет регионального уголовного законодательства, это законодательство федеральное, — уверенно строго начал Резник — Сама постановка вопроса, что кому-то в Российской Федерации (физическому лицу, юридическому лицу, общественной организации, коммерческой организации) ставится запрет на то, чтобы поинтересоваться каким-то делом… Предложить какую-то помощь свою? Мне думается, значит, просто-напросто это некоторый правовой стриптиз. Но на это пошел Минюст. Это говорит о том, что сам Минюст, возможно, по предварительному сговору с прокуратурой решил ликвидировать Московскую Хельсинкскую группу. Ничем иным я объяснить это не могу. Ну, давайте посмотрим в глаза очевидности.

Читайте также

Читайте также

Марш-реванш

Путин возвращает сталинское государство. Что можно противопоставить этому?

Ваша честь, я давно в юстиции, я давно в правосудии. Не могу пожаловаться. Судьба одарила меня успехами, выигрышами, в том числе неоднократно и в Мосгорсуде. Но я сталкивался и с неправосудными решениями. Главным образом по политическим делам, в которых был мощный интерес государства. И я, приходя в процесс, не меняю своей установки. Я исхожу из того, что конкретный судья, рассматривая любое дело, не захочет брать грех на душу. Я прошу вас: оставьте чиновников Минюста наедине с этим позором. Отклоните этот абсолютно неосновательный иск, который к праву не имеет отношения.

Судья Мосгорсуда Михаил Казаков все же не послушал Генри Марковича и грех на душу взял. Удовлетворил иск Минюста. Теперь у Московской Хельсинкской группы есть месяц на обжалование этого решения. Генри Резник после заседания у здания Мосгорсуда заявил, что организация пройдет все инстанции: «Это необходимо. Потому что если сейчас наши правовые усилия обречены, в общем-то, на неудачи, но времена-то меняются. Уходят люди. Меняется режим». И добавил: «Жизнь — она долгая».

Московской Хельсинкской группе в этом году исполнилось бы 47 лет.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.