logo
Дата-исследованиеОбщество

Импортное насилие

В российских регионах – аномальный рост преступлений с «огнестрелом». Объясняем, с чем это связано

Ксения Бабихина, портал «Если быть точным»

Фото: Getty Images

Если верить публикациям в СМИ и соцсетях, в России начался неконтролируемый рост вооруженной преступности. Например, в Курской области количество преступлений с использованием огнестрельного оружия за 11 месяцев 2022 года выросло в 6 раз, в Москве — в 5 раз. Этот скачок часто объясняют потоком незаконного оружия, хлынувшего в страну вместе с возвращением участников военных действий. Однако все совсем не так. В этом тексте мы объясняем, что на самом деле происходит с преступностью в России. 

Это материал портала «Если быть точным». «Новая-Европа» публикует его с разрешения коллег.

Преступлений с использованием «огнестрела» стало больше?

Да, рост таких преступлений есть. По данным Генпрокуратуры, в России в целом за 11 месяцев 2022 года их количество увеличилось на треть (36%), еще в семи регионах рост превысил 100%. В тройке лидеров — Курская область (+540%), Москва (+365%) и Ненецкий автономный округ (+200%).

Однако чтобы корректно интерпретировать эти данные, надо учитывать эффект низкой базы. Так, в Курской области преступлений с огнестрельным или газовым оружием и боеприпасами было 31, а за аналогичный период прошлого года — 5. В Белгородской области примерно такая же ситуация: рост с 16 за 11 месяцев 2021 года до 47 в 2022 году.

То есть, когда база исходно маленькая, нужно с осторожностью относиться к расчету прироста. Например, рост любого преступления с одного до трех — это рост в три раза, на 200%, что звучит гораздо более пугающе, чем если бы мы сказали то же самое в абсолютных цифрах.

Самый наглядный пример этой ошибки — Ненецкий АО, где рост преступлений составил целых 200% — было 1, а стало 3. Мы бы не стали называть этот трехкратный рост шокирующим и говорить о разгуле преступности в регионе.

Кроме того, важно учитывать, что Курская и Белгородская области — это приграничные с военными действиями регионы, которые регулярно подвергаются обстрелам. Преступления, регистрируемые на приграничных территориях, могут быть связаны именно с этим, а не с «бытовыми» случаями использования огнестрельного оружия.

Наконец, в УК нет отдельной статьи для преступлений с использованием огнестрельного оружия — это лишь один из признаков, который может сопутствовать любому преступлению.

И этот признак не всегда означает, что была стрельба. Он говорит лишь о том, что огнестрельное оружие так или иначе фигурировало в преступлении (например, оружием могли угрожать при разбойном нападении).

Эти объяснения не работают для Москвы. Откуда там такой всплеск?

В Москве тоже есть рост — со 167 случаев за 11 месяцев 2021 до 777 за 11 месяцев 2022 (то есть почти в 5 раз). При этом аналогичного роста в части насильственных преступлений в Москве мы не видим, хотя есть отдельные изменения, за которыми стоит наблюдать дальше (и изучать другие показатели, чтобы делать точные выводы о причинах такой динамики).

Что мы знаем точно, так это то, что 559 из этих 777 преступлений (72%) совершены за пределами России. То есть эти преступления произошли за пределами страны, но расследоваться будут в Москве. В прошлом году таких преступлений было гораздо меньше — 91 преступление из 167 (54%).

Таким образом, рост все равно есть, но уже не такой пугающий. Если смотреть отдельно убийства и покушения на убийство (без учета убийств, совершенных за пределами РФ), то их количество выросло со 165 до 285 в абсолютных значениях, в расчете на 100 тысяч населения — с 1,5 до 2,2 (среднее значение по России в 2021 году — 5 преступлений на 100 тысяч населения). Более подробные выводы мы сможем сделать, когда появятся данные за декабрь.

Есть еще преступления, которых стало больше за пределами России?

Да, такой рост есть по преступлениям, совершенных с использованием взрывчатки и взрывных устройств. Всего за 11 месяцев совершено в 4 раза больше таких преступлений (255 против 59). При этом 60% таких преступлений в 2022 году (156 из 255), судя по всему, были совершены на территории военных частей, находящихся за пределами страны.

В России предусмотрен единый учет преступлений: они фиксируются разными ведомствами, в том числе Минобороны, а затем собираются в единую статистическую отчетность. При заполнении форм отчетности необходимо указать регион, где произошло преступление. Если это невозможно, преступление будет учитываться только в общей статистике по России.

Например, невозможно указать регион, если преступление произошло на территории российских войсковых частей, расположенных за пределами официальных границ РФ.

При этом по тем данным, которые доступны по регионам, прирост преступлений в граничащих с боевыми действиями субъектах выше, чем в тех, которые не граничат. Например, в Республике Крым зарегистрировано 11 преступлений в 2022 году, а в 2021 году — одно, в Курской области — 9, а в 2021 году — ни одного. По регионам, которые не граничат с территорией военных действий, сумма таких преступлений ниже, чем в 2021 году.

То есть признаков того, что в России растет уровень насилия, нет?

Пока таких данных в статистике нет. Число насильственных преступлений пока на уровне прошлого года или ниже (в зависимости от конкретного состава). Например, число убийств и покушений на убийство (ст. 30, 105–107 УК РФ) почти не изменилось: в 2021 году показатель составил 4,65 человек на 100 тысяч, а в 2022 году — 4,81 человек. Рост на 3% есть, однако фактически о росте убийств говорить преждевременно.

При этом для 206 преступлений по этим статьям не указаны регионы (как и в случае со взрывчаткой). В 2021 году таких преступлений было 29. Можно предположить, что это также данные Минобороны о преступлениях, совершенных в военных частях, находящихся за пределами России.

Если вычесть эти преступления в обоих сравниваемых периодах, то роста практически нет (4,6 на 100 тысяч в 2021 году и 4,7 на 100 тысяч в 2022 году).

Аналогичная ситуация и по другим насильственным статьям. Число преступлений по таким статьям, как умышленное причинение тяжкого и среднего вреда здоровью (11 и 15 на 100 тысяч населения соответственно) или насильственные действия сексуального характера (5 на 100 тысяч) в прошлом году не выросло.

При этом убийства — наименее манипулируемый показатель преступности. Статистика убийств считается относительно надежной и точной как в национальном масштабе, так и для межстранового сравнения. Значимого роста убийств как маркера роста насилия в России на данный момент нет.

Итого: рост отдельных преступлений в приграничных регионах есть, но он связан скорее непосредственно с боевыми действиями, чем с ростом бытовой насильственной преступности.

Это не значит, что все хорошо. Согласно исследованиям и прогнозам экспертов, рост насильственных преступлений и в целом преступности будет, но чуть позже (об этом мы подробно рассказывали здесь). Сейчас, наоборот, вероятно падение — многие «потенциальные преступники» сейчас находятся в зоне боевых действий. Мы ежемесячно следим за публикацией статистики, и обязательно расскажем, когда ситуация изменится.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.