logo
КолонкаПолитика

Помилуйте, как это возможно?!

Почему освобождение от уголовного наказания осужденных, участвующих в боевых действиях в составе ЧВК, должно рассматриваться как использование права не по назначению

Леонид Никитинский, журналист, кандидат юридических наук, специально для «Новой газеты Европа»

Фото: скрин видео

По сообщению правительственного агентства РИА-Новости от 9 января, «СПЧ объяснил», что «заключенные, участвовавшие в спецоперации, были освобождены до того, как их вывезли из колонии, но процедура помилования была государственной тайной». Далее выясняется, что это объяснение РИА предоставил не «СПЧ», а член совета Ева Меркачева, которая сделала эти выводы на основании общения с родственниками осуждённых.

В свою очередь, Дмитрий Песков на вопросы журналистов, связанные с сообщениями Евгения Пригожина о помиловании бывших осужденных после «завершения полугодового контракта», уклончиво ответил лишь, что «процедура помилования в РФ осуществляется в строгом соответствии с законом», и «вы знаете, что помилование может осуществляться только указом президента».

Меркачева, действительно, постоянно находится на связи с множеством родственников осужденных и получает от них информацию. Ева дала мне контакт одной такой родственницы, имя которой мы договорились не разглашать. Эта женщина подтвердила, что ее родственник, принимавший участие в спецоперации и «выглядевший как зомби», появился у нее и порывался показать ей паспорт и какие-то еще документы, но она отказалась их смотреть. Я понял так, что у них не самые простые отношения, и дальнейшие расспросы счел бестактными.

Совокупность этих свидетельств вместе с видео вручения паспортов и наград, которые распространяются структурами Пригожина, позволяют утверждать, что сам этот бывший арестант «отвечает за базар», и какая-то процедура «помилования» на практике уже апробирована. 

Но не может же Владимир Путин, гордящийся своим юридическим образованием, полученным не в каком-нибудь левом вузе, а на юрфаке Ленинградского университета, не понимать юридического значения своих решений?

Читайте также

Читайте также

Жест недоброй воли

Кампания по «отправке домой» воевавших в ЧВК «Вагнер» зеков дала свои плоды: правозащитники говорят о новой волне в российских колониях из желающих записаться на фронт

Прежде всего, действия должностных лиц, к каковым относится и даже в первую очередь президент, регламентированы принципом «что не разрешено, то запрещено». С большой натяжкой процедура помилования может быть прикрыта государственной (военной) тайной, однако недействующим объявляется судебный приговор, выносящийся публично. Подразумеваемая таким механизмом процедура помилования под отлагательным сроком «контракта» или под отлагательным условием (ранение или смерть) должна быть прямо прописана в законе, который должен быть опубликован, но о таком никому ничего не известно.

В этой сфере действует указ президента № 1500 от 28.12.2001 с изменениями и дополнениями, изменивший действовавший ранее порядок: вместо единой федеральной комиссии по помилованию, существовавший при Ельцине, было создано 89 таких комиссий при каждом из глав субъектов федерации в составе не менее 11 человек. Это сильно осложнило весь механизм, и президент Путин, в отличие от своего предшественника, до сих пор прибегал к помилованию крайне редко, чаще в отношении бывших сотрудников спецслужб. Такая канитель в случае с осужденными, направляемыми в распоряжение ЧВК «Вагнер», сделала бы реализацию механизма помилования в отношении них вовсе невозможной — если только президент не нарушает собственный указ.

Поддержать независимую журналистикуexpand

Видимо, Меркачева, если РИА «Новости» не переврало ее слова, не вполне точна, утверждая, что «осужденные были освобождены до того, как их вывезли из колонии». Скорее, можно предположить, что их документы: паспорта и выписки из секретных президентских указов — были переданы специальным сотрудникам ФСИН, прикомандированным к «Вагнеру» или непосредственно сотрудникам ЧВК, на которых была возложена задача их этапирования к месту боевых действий. Но тогда это потребовало бы внесения изменений в законодательство о порядке отбывания уголовного наказания и, вероятно, о паспортном контроле, о чем до сих пор также ничего не известно.

Весьма спорно, что такая практика соответствовала бы статье 43 УК РФ (часть 2) о понятии и цели уголовного наказания: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений».

Читайте также

Читайте также

Евгеника

Глава ЧВК «Вагнер» бросил публичный вызов руководству российской армии. Пригожин что, теперь в России навсегда?

Наконец, на юрфаке ЛГУ, который не кулинарный техникум, студент Владимир Путин должен был слышать о такой конструкции как злоупотребление правом и использовании его не по назначению. В современной России она вытекает из ст. 17 Конституции РФ (часть 3): «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц» — и неоднократно применялась в решениях Конституционного суда. Такое ограничение использования своих прерогатив тем более касается должностных лиц, среди которых главным, как уже было сказано, является президент.

Разновидностью злоупотребления правом является так называема шикана, когда право (прерогатива) используется с целью причинить ущерб интересам других лиц. С точки зрения гуманитарного права потерпевшими могут быть признаны как граждане РФ, для которых незаконное освобождение лиц, осужденных за тяжкие преступления, может представлять опасность и в отношении которых шикана имеет место с косвенным умыслом (сознательным допущением неизбежных отрицательных последствий), так и граждане Украины, в отношении к которым шикана имеет место с прямым умыслом.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.