StoriesSociety

Смерть за гражданство

Как в российскую армию вербуют иностранцев

Смерть за гражданство
Фото: ЕРА

Недавно в московском общественном транспорте появились объявления, предлагающие мигрантам подписать контракты с Минобороны РФ на прохождение службы в вооруженных силах. И хотя эта практика быстро прекратилась, оказалось, что в воюющую российскую армию активно набирают иностранцев. «Новая—Европа» разбирается в том, насколько это законно и многих ли не россиян уже успели забрить.

Контракт под пытками

Первые призывы к иностранцам вступать в вооруженные силы РФ появились, как выяснилось, еще накануне начала войны. 20 февраля текущего года блогер Бахром Исмаилов, по некоторым данным близкий к партии ЛДПР, выложил у себя в Ютюб-канале видеоролик собственного изготовления с призывом к мигрантам записываться в российскую армию. Обещая при этом, что за полгода службы им всем будут давать гражданство РФ.

«Сразу после начала войны случилась лавина звонков с рассказами о том, что иностранных граждан из Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана, Азербайджана, Армении и тд. начали очень активно агитировать вступать добровольцами в ряды вооруженных сил РФ, — рассказывает »Новая — Европа” правозащитница, юрист по делам мигрантов Валентина Чупик, — Это происходило при любой попытке контакта с официальными органами власти. Ко мне тогда обратилось более 300 человек.

Первые согласившиеся быстро оказывались в Украине. Было ясно, что людей отправляют на убой.

Мы с коллегами развернули информационную кампанию по противодействию такому рекрутированию. Подавляющее большинство из обращавшихся удавалось переубедить. Сколько же в тот момент все же записалось в армию — доподлино неизвестно”.

Вскоре на Валентину Чупик обрушился вал угроз за ее, якобы, подрывную деятельность и попытки поссорить Россию с союзниками из Центральной Азии. Валентину обещали «набутылить», «нашвабрить» и убить различными зверскими способами. Таких угроз ежедневно поступали сотни.

Летом Минобороны стало заявлять, что контрактников набирают не для участия в боевых действиях, а на подсобные работы. Многие приехавшие на заработки мигранты не сумели разобраться. Чупик отговаривала целые коллективы, планировавшие полным составом согласиться на подобные предложения. В сентябре Валентина узнала об истории гражданина Кыргызстана, работавшего курьером. Он доставлял на велосипеде в центре Москвы заказ, был остановлен полицией и препровожден в специальный автобус. Там его сразу избили ногами. Сломали два ребра и ключицу. И сунули контракт с Минобороны. Он понял, к чему все это идет и отказался подписывать.

Тогда этого человека стали бить электрошокером по половым органам. Пришлось на все согласиться. После подписи его выкинули на улицу.

«Мы решили, что парня необходимо срочно спасать, — рассказывает Чупик, — Собрали ему деньги и отправили в Казахстан. Через несколько дней ко мне обратился гражданин Узбекистана по имени Маруфжон, продлевавший в Многофункциональном миграционном центре «Сахарово» патент на трудовую деятельность. При этом на подпись в окошках дают целую пачку документов примерно из 40 листов. Расписываться необходимо быстро, ведь стоит очередь, а времени на ознакомление практически нет. После того, как он поставил везде подписи, ему на паспорт наклеили какой-то стикер с галочкой и отпустили восвояси». Когда Маруфжона на улице остановил патруль, полицейские, увидев стикер, сразу сказали, что мужчина записался в армию, а значит его скоро убьют и не надо заморачиваться с депортацией.

Патент на войну

Вскоре стало известно, что подсовывание на подпись контрактов с Минобороны — обычная для ММЦ «Сахарово» практика. Одна женщина, поехавшая туда с сыном для получения патента, нашла такой контракт в общей пачке бумаг. Оказалось, что документ напечатан очень мелким шрифтом на двух листах. После того, как бдительная мать устроила скандал и порвала этот договор, девушка в окошке объяснила, что никто не заставляет подписывать его насильно. Сколько человек неглядя подмахнули такие контракты с Минобороны — неизвестно. Ведь ежедневно через Сахарово проходят сотни, а иногда и тысячи мигрантов.

В октябре всех мужчин-иностранцев, желающих получить патент на работу, стали заводить в отдельный кабинет, где человек в штатском, но с военной выправкой, оказывал на них очень сильное психологическое давление, убеждая подписать контракт. Параллельно мигрантов ловили на улице прямо у выхода из магазинов и также пытались заставить подписать контракты.

Группу граждан Узбекистана доставили в опорный пункт полиции, надели наручники и приковали на целую ночь к решетке с руками над головой. Не выпускали в туалет, не давали воды и позвонить.

Мигранты отказывались, объясняя, что в их стране это подпадает под статью о наемничестве и является тяжким преступлением. Но в итоге у них не было другого выбора и пришлось подписывать бумаги. «Хорошо, что волонтерам удалось собрать им деньги на отъезд домой, — поясняет Чупик, — Было много случаев, когда приезжим из-за рубежа угрожали подкинуть наркотики, обвинить в сексуальных домогательствах к несовершеннолетним, заморить до смерти в спецприемнике».

«Понаехавшие черножопые»

Гражданин Азербайджана, работающий в России директором фирмы, имеющий разрешение на временное проживание и женатый на россиянке, пришел в миграционную службу, чтобы оформить вид на жительство в России. Ему попытались подсунуть контракт на службу. После пререканий, он обратился к начальнице отдела, которая назвала иностранца «понаехавшим черножопым» и заявила, что «мы-русские теперь за вас должны на войне умирать!». В итоге азербайджанец решил закрыть свой бизнес и покинуть Россию.

Гражданина Таджикистана Бахтиера Джураева забрали прямо со стройки и отвезли в один из павильонов ВВЦ. «Там было очень много людей, — рассказывает »Новой-Европа» Бахтиер, — Всем вручали повестки. Мне долго угрожали расправой, обещали сломать руки. Вручили повестку, которую я не хотел брать. Но ничего поделать было нельзя. Хорошо, что полицейские меня отпустили домой, чтобы я успел собрать вещи ко времени, когда необходимо было попасть в военкомат. Я успел уехать в Беларусь. Сейчас вернулся в Москву и боюсь, что меня заберут в армию во время следующей волны мобилизации».

Армия или тюрьма

Не проходят вербовщики и мимо иностранцев, нарушивших российское законодательство. «В Ставропольском крае попытались вербовать мигрантов, готовящихся к депортации в Центре временного содержания, — рассказал »Новая-Европа« сотрудник благотворительного фонда »Русь сидящая« (Фонд признан Иностранным агентом) Руслан Вахапов, — Находящимся там гражданам Таджикистана, согласившимся записаться в российскую армию на срок в полгода, предлагали сразу же оформить гражданство и выдать паспорта РФ. Ясно, что их собирались отправить в самое пекло с минимальной вероятностью выжить. Нам удалось их остановить, объяснив, что наемничество по закону Таджикистана — тяжкое преступление, за которое могут осудить на 15 лет. Таких центров по всей стране очень много и сколько там успели набрать пушечного мяса — неизвестно».

В октябре к Валентине Чупик начали обращаться мигранты со всей страны — из Калининграда, Тюмени, Томска, Якутска, Саратова, Краснодара, Сочи, Самары, Анадыря и многих других городов, приговоренные в России к условным срокам наказания. Эти люди должны систематически отмечаться у своего инспектора из органов. В этот момент им пытались вручать повестки. Российские правоохранители грозились в случае, если человек отказывался служить, перевести срок заключения из условного в реальный. Чупик говорит, что ей уже известны случаи, когда эти угрозы стали реальностью. По словам правозащитницы, иностранцам даже иногда предъявляют сфальсифицированные обвинения в нападении на полицейских.

Осужденный российским судом на условное наказание гражданин Кыргызстана после того, как в посольстве его страны заверили, что никаких проблем не будет, пошел в московский военкомат в районе Лефортово. Там его избили и заставили подписать контракт. Хорошо, что приехавшая за ним группа поддержки смогла буквально выкрасть несчастного из лап военных и отправить его на родину.

Предлагали подписать контракт с Минобороны и иностранцам, находящимся в местах лишения свободы. В случае отказа их избивали и угрожали изнасилованием. Чупик получила буквально вал подобных обращений из колоний по всей стране. В армию вербуют даже тяжелобольных зэков-иностранцев.

Недавно с фондом «Русь сидящая» связалась мать гражданина Узбекистана, отбывающего наказание в поселке Мелехово Владимирской области в знаменитой ИК-6. Этого заключенного насильно перевели «на сборку» — в отряд желающих воевать в «группе Вагнера». В разговоре с матерью узбек произнес кодовое слово, означающее, что он попал в беду, и рассказал о рекрутировании в ЧВК. «Мы написали обращение в прокуратуру и СК, связались с посольством Узбекистана и сумели отбить этого человека, — говорит Руслан Вахапов, — Из ИК-6 на фронт отправились таджики с большими сроками. Вскоре с братом одного из них с украинского номера на связь вышли сослуживцы заключенного, заявившие о том, что его близкий исчез. Сейчас пропавшего пытаются разыскать. Брат приехал в офис »ЧВК Вагнера«, где ему на руки выдали 168 тысяч рублей — зарплату пропавшего без вести. И таких историй очень много».

По словам Руслана Вахапова сегодня в местах лишения свободы в России находится очень значительное количество иностранцев. Во многих зонах их вместе с остальными заключенными принуждают записываться в ЧВК, максимально усложняя условия содержания. От пыток, избиений и изнасилований зэки готовы бежать на фронт. Точно оценить число завербованных мигрантов невозможно. Вахапов считает, что говорить нужно о тысячах рекрутированных не россиянах. Причем речь идет не только о жителях бывших советских республик, но и приезжих из очень дальнего зарубежья. Так «ЧВК Вагнера» уже отчитывалась о героической гибели выходца из Африки. «У таких людей нет никаких средств, чтобы защитить себя, — объясняет Вахапов, — Мигранты из Центральной Азии хотя бы могут связаться с правозащитниками через родственников». Наш собеседник объясняет, что в подавляющем большинстве случаев помочь мигрантам, которых из колоний направляют в Украину, фактически невозможно. Для этого, по его мнению, необходимо полностью реформировать ФСИН.

Кнут и пряник

28 марта 1998 года президент Борис Ельцин подписал изменения в законе «О воинской обязанности и военной службе», согласно которым в нормативном акте появилась статья, позволяющая привлекать в армию иностранных граждан. С тех пор в российских вооруженных силах могут служить мигранты.

«Из свежих новостей — принятие изменений в закон »О гражданстве«, согласно которым срок получения российского гражданства сокращается для служивших один год по контракту, — рассказывает Валентина Чупик, — Но никаких гарантий в документе нет. Если у человека недостаточно оснований для оформления этого статуса — он его и не получит, даже отслужив. И у меня уже есть такие примеры!»

Если новый закон с натяжкой можно считать пряником, то кнут приготовили в Совете по правам человека при президенте Путине. Член СПЧ Кирилл Кабанов так описал идею в своем ТГ-канале: “В рамках объявленной Президентом РФ частичной мобилизации готовим предложения для новых граждан РФ, имеющих российское гражданство менее 10 лет, по обязательному прохождению воинской службы в течение года для выходцев из стран Центральной Азии: Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Отказ от исполнения воинской обязанности должен повлечь за собой лишение российского гражданства не только для военнообязанного лица, но и для членов его семьи.

Реализация данной инициативы будет адекватным ответом на официальный запрет со стороны властей вышеназванных стран на участие их граждан в СВО в добровольном порядке, за что им грозит уголовное наказание на родине”.

Практически во всех государствах из бывшего состава СССР существует уголовное преследование за наемничество. Служба в российской армии подпадает под подобные статьи местных законов. Несмотря на это,

вербовка в вооруженные силы России происходит даже непосредственно на территории Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. В этих странах функционирует фирма по рекрутингу трудовых кадров для России «Мерос».

Через данную компанию проводился набор на службу в армию РФ. А в столице Кыргызстана Бишкеке на остановках транспорта и вовсе появились объявления о наборе в организацию «Вагнер».

Обновление

Даврон Кучкаров, исполнительный директор Группы компаний MEROS, специализирующейся на трудоустройстве в Российской Федерации трудовых мигрантов из Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана:

«В 2022 году компания занималась поиском кандидатов для трудоустройства в компаниях ГК MEROS на должности овощеводов и строителей. Для третьих лиц услуги по подбору персонала не оказывались. Тем более, ГК MEROS никогда не занималось вербовкой иностранных лиц для службы в российской армии в ходе специальной военной операции на Украине. Служба в российской армии в ходе вооруженного конфликта признается наемничеством с точки зрения законодательства Республик Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан, в связи с чем, действующие иностранные работники предупреждены о возможном уголовном преследовании на родине в случае поступления на службу по контракту в Вооруженные силы Российской Федерации. Рекрутеры на территории указанных республик привлечением иностранцев на службу в российскую армию не занимаются. Считаем, что приведенная в статье информация не соответствует действительности и наносит урон деловой репутации ГК MEROS».

«Пятого октября мне позвонили представители огромного коллектива строителей, которых обманом принудили к заключению контрактов на демонтаж строительных конструкций, — рассказывает Валентина Чупик, — Пообещав, что работы будут проводиться в Подмосковье, более 1 тысячи узбеков и таджиков погрузили в 20 автобусов с заклеенными окнами по 52 человека в каждый и отправили в ДНР. Только в пути они узнали, что конечным пунктом их пути будет Мариуполь. Что-то подозревать мигранты начали тогда, когда увидели кругом разрушенные дома. Судя по тому, что они подписали контракты с Минобороны и по словам сопровождавших надзирателей, на Донбассе их сразу определили в войска. До сих пор о них нет вообще никакой информации. Больше тысячи пропавших без вести людей».

Судя по всему, в российскую армию и ЧВК уже забрили десятки тысяч мигрантов. Как воюют обманутые и силой завербованные люди пока неизвестно. Зато о ЧП на полигоне в Белгородской области, где двое граждан Таджикистана устроили пальбу из пулемета и автомата по безоружным однополчанам помнят все. 23-летний Рахмонов Мехроб и 24-летний Эсхон Аминзод, официально считающиеся добровольно мобилизованными, 15 октября убили 11 и ранили еще 15 человек. Сколько подобных случаев происходит в войсках и на передовой — на сегодняшний день точно сказать нельзя.

shareprint
Editor in chief — Kirill Martynov. Terms of use. Privacy policy.