logo
Дистанционный смотрительОбщество

Абсолютно свободный человек

Почему Дудь такой один

Ирина Петровская, специально для «Новой газеты Европа»

Дудь в России больше не живет. Как и многие, кто осудил так называемую специальную военную операцию сразу после ее начала, он покинул родину, вскоре получив от нее и традиционную «награду» — звание иноагента. Впрочем, на качество его работ, а также на количество просмотров «награда» практически никак не повлияла, разве что Юрий Дудь как законопослушный гражданин теперь сопровождает каждый выпуск положенной по закону маркировкой. 

Дмитрий Муратов и Юрий Дудь. Фото: «Новая газета Европа»

Дмитрий Муратов и Юрий Дудь. Фото: «Новая газета Европа»

За девять месяцев в изгнании он снял и разместил на своем ютуб-канале не менее полутора десятков выпусков. Снимал в Америке, Франции, Португалии, Испании, Турции, Греции — всюду, где обосновались волею трагических обстоятельств его герои. Зрительский успех большинства выпусков ничуть не уступает предыдущему «мирному периоду»: миллионы просмотров, десятки тысяч комментариев, зашкаливающая ненависть штатных пропагандистов-патриотов.

У последних Дудь с самого начала был словно кость в горле. Причина — феноменальные рейтинги, которые и не снились персонажам из официального «ящика», и физически ощущаемое и давно забытое ими чувство свободы, исходившее от «мальчишки» без роду и племени, с ходу завоевавшего многомиллионную аудиторию.

«Мальчишка», однако, к моменту запуска собственного канала «вДудь» в 2017 году, во-первых, уже разменял четвертый десяток, а во-вторых, прошел свои телевизионные и радийные университеты на разных телеканалах и радиостанциях. По всем признакам — свой. Да оказался иваном, не помнящим родства, бросил опостылевший ящик и ушел в свободное плавание, которое и позволило ему очень скоро стать абсолютным лидером среди блогеров.

Даже на нынешнем густо населенном конкурентами пространстве YouTube Дудь такой один. 

Несколько лет назад он спросил своего гостя Никиту Михалкова: «Вы считаете себя свободным человеком?» Тот после долгого раздумья ответил: «Нет». И переадресовал тот же вопрос интервьюеру: «А ты?» — «Да, я абсолютно свободен», — легко и без малейшей заминки ответил Дудь.

Контраст между бесконечно надувающим щеки, гордящимся близостью к власти, желающим пасти народы Михалковым и лишенным всякой рисовки и претензий на духовное лидерство Дудем был разителен. Кажется, его почувствовал даже упивавшийся своим величием Михалков, который под градом прямых и не дающих расслабиться вопросов сначала пытался очаровать молодого наглеца привычным набором изобразительно-выразительных средств, а в конце потерял драйв и как-то сдулся.

Способность проявить истинный масштаб человека — одно из главных свойств Дудя. Героем его последнего выпуска стал главный редактор «Новой газеты» и нобелевский лауреат Дмитрий Муратов. Они встретились в Страсбурге, куда Муратов заехал по пути из Нью-Йорка в Москву. Два с половиной часа напряженного общения — Дудя вообще не волнует хронометраж его выпусков. Точные, острые, не всегда удобные для собеседника вопросы — и глубокие, по большей мере трагичные размышления Муратова о настоящем и будущем страны в ответ на них.

На момент написания этой заметки у этого выпуска уже больше пяти миллионов просмотров и 20 тысяч комментариев, в которых зрители, в том числе молодые, не знакомые до того с Муратовым, благодарят Дудя за возможность этого знакомства: «Буду смотреть два раза. Одного мало»; «Мировой дядька!», «Десять лайков. Таких людей надо к власти!»; «Муратов — это сила добра». Другие же отмечают, как повзрослел Дудь за эти девять месяцев и как зримо проявился и его подлинный масштаб: профессиональный, человеческий, гражданский.

Между тем этот масштаб проявился не сегодня. Неожиданностью для адресной аудитории Юрия Дудя 18+ стали фильмы «Беслан. Помни» (2019). «Колыма. Родина нашего страха» (2019), «ВИЧ в России — эпидемия, о которой не говорят» (2020), «Почему в России пытают» (2021), «Как жить, если лишают России» (2022). Каждая из тем, которой посвящены фильмы, была к этому времени абсолютно табуирована на федеральном ТВ. На канале же у Дудя они набрали по 20 с лишним миллионов просмотров. Зрители тогда тоже отмечали: один такой Дудь делает для просвещения аудитории — исторического, политического, медицинского — больше, чем всё могущественное ТВ.

О, как злобствовали и бесновались пропагандисты в эфире политических ток-шоу! Да как посмел какой-то Дудь покуситься на отличную от официальной трактовку трагедии того же Беслана, к примеру, да еще требовать от государства провести настоящее расследование и обратить внимание на пострадавших от теракта людей! «Получается, любой человек может стать лидером мнений! — негодовал ведущий НТВ Роман Бабаян. — Он чушь последнюю несет, он весь из себя такой модный, весь в татуировках. Если такие люди могут стать лидерами общественных мнений — это катастрофа, и мы не в состоянии переломить ситуацию».

Это бессилие, как и невозможность называть вещи своими именами, их и бесило. А Дудь, сам себе хозяин, продолжал делать только то, что считал важным и нужным. Зимой, в лютый мороз за 50 градусов, проехал 200 километров колымской трассы, чтобы снять фильм «Колыма. Родина нашего страха». «Потому что это не про наше прошлое. Страх — главный враг свободы. Не бойтесь, уважайте себя, и, возможно, тогда периодов, когда к людям относятся хуже, чем к животным, больше не будет», — говорил он, предваряя показ. «Может ли то, что сейчас происходит в Беларуси, повториться в России?» — задавался он вопросом, снимая фильм о белорусах, вынужденных после протестов, арестов и преследований бежать за границу. Кажется, он уже тогда знал, что вопрос во многом риторический. И не ошибся.

Признанный в 2019 году «Человеком года» по версии журнала GQ, Дудь неожиданно для гламурной публики, собравшейся на церемонию вручения премии, обратился к ней с призывом: «Когда в России в следующий раз будут метелить очередных простых прохожих дубинками, когда будут воровать следующий вагон государственных денег, когда будут выкидывать новую пачку макулатуры в избирательную урну, я очень прошу вас говорить об этом, а не молчать. Мне кажется, что молчание уже перестало быть спасительным оберегом». И опять не ошибся. Попал в точку.

В общем, тот встрепанный «мальчик» в рваных джинсиках, щедро использующий в своих эфирах ненормативную лексику и задающий всем вопрос: «Путин — красавчик?» — или, как вариант: «Что вы скажете, представ перед Путиным?» — давно в прошлом, если он, в принципе, был, этот мальчик. И вопрос в прошлом. К этому «герою» вопросов больше нет.

А Дудь остается Дудем. Самим собой. Ни на кого не похожим. Журналистом, которому интересны люди и который умел и умеет найти подход и к молодым, и к взрослым своим героям и зрителям.

Он не повзрослел, как посчитали некоторые его постоянные зрители. Он сосредоточился. В его глазах уже не любопытство, а боль и знание.

И у своих героев он теперь ищет ответы на главные вопросы жизни, которые не дают покоя ему самому.

Дмитрий Муратов в интервью, говоря о пагубной роли пропаганды, заметил: «Оставление (старшего поколения) на попечение телевизора привело к тому, что вот это поколение, у которого будущее уже в прошлом, теперь определяет будущее того поколения, у которого оно, это будущее, еще есть». «Или было», — с горечью поправил Дудь своего старшего товарища.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.