logo
ИсследованиеЭкономика

Кипит наш разум возмещенный

Запад требует репараций для Украины. В ответ Кремль угрожает отобрать иностранные активы на сотни миллиардов долларов — но изымать особо нечего

Александр Широков, специально для «Новой газеты Европа»

Генассамблея ООН во время голосования за предложение Украины о репарациях, 14 ноября 2022 года. Фото: Michael M. Santiago / Getty Images

Генассамблея ООН 14 ноября приняла резолюцию, согласно которой Россия должна выплатить ущерб за агрессию против Украины. Государства, поддержавшие резолюцию, в самом начале войны заблокировали резервы Центрального банка России примерно на 300 млрд долларов и заморозили активы ряда олигархов. Зампред Совбеза Дмитрий Медведев в ответ на требование репараций предложил изымать частную собственность иностранных инвесторов в России. «Новая газета Европа» выяснила, какие иностранные активы может арестовать Кремль и к чему это приведет.

Чего ООН хочет добиться от России?

Документ предусматривает создание реестра для регистрации нанесенного Украине ущерба и проработку механизма для выплаты репараций. Хотя документ не обязывает страны сразу приступать к конфискации российского имущества, в Евросоюзе готовят юридическую базу для конфискации замороженных активов России, говорит глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Резолюция ООН может вывести экономическое противостояние России и Запада на новый уровень. «Если замороженные счета России, в первую очередь Центробанка, будут использованы в качестве репараций на восстановление экономики Украины до подписания мирного соглашения, то это будет действительно важным международным прецедентом», — отмечает в разговоре с «Новой-Европа» профессор экономики Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Олег Ицхоки.

За резолюцию проголосовали 94 страны. Среди них — страны ЕС, Великобритания, США, Канада, Япония и Южная Корея. Эти же государства заблокировали резервы Центрального банка России примерно на 300 млрд долларов.

Можно ли оценить, какой объем репараций потребует Украина?

Украинские власти еще не объявляли сумму, которую они потребуют заплатить в качестве репараций. К сентябрю ущерб украинской инфраструктуре достиг 127 млрд долларов, подсчитала Киевская школа экономики (КШЭ). Из этой суммы более 50 млрд долларов приходится на жилой фонд. По оценке КШЭ, жилье около 3 млн человек разрушено или повреждено. Больше всего пострадали города в Донбассе. Например, в Северодонецке повреждено 90% жилого фонда. Среди уничтоженных промышленных предприятий крупнейшие были в Мариуполе. Ущерб от разрушения металлургических заводов «Азовсталь» и ММК им. Ильича КШЭ оценивает в 3,5 млрд долларов. Повреждены сотни объектов энергетической инфраструктуры, в том числе 19 ТЭЦ и ТЭС (всего их было 36), 21 октября сообщал министр развития общин и территорий Алексей Чернышев.

Общая сумма, необходимая для восстановления Украины, составляет 349 млрд долларов, такие же цифры в сентябре приводили правительство Украины, Еврокомиссия и Всемирный банк. 

В этой сумме, кроме ущерба, нанесенного инфраструктуре, также учитываются необходимые расходы на социальную и производственную сферы. При этом Россия начала массированную бомбардировку энергетической инфраструктуры страны в октябре. 1 ноября президент Владимир Зеленский говорил, что повреждено 40% энергетической инфраструктуры страны. К концу войны сумма, необходимая для восстановления Украины, может достигнуть 1 трлн долларов, говорила в ноябре замминистра юстиции Ирина Мудра.

Читайте также

Читайте также

Расплатная ведомость

Законна ли конфискация русских денег во всем мире из-за войны? Интервью юриста, эксперта по международному праву Глеба Богуша

Если замороженные активы передадут Украине, как на это отреагирует Кремль?

Дмитрий Медведев, зампред Совета безопасности России, в своем телеграм-канале предположил, что на основе резолюции «вражеские страны» могут принять национальные акты о «воровстве» российских активов. «Нужно будет бесповоротно изымать деньги и имущество частных инвесторов из таких стран, хотя они и не отвечают за дураков из своих правительств. Их (иностранных кредитов, замороженных на счетах средств и пр. ценностей) у нас в стране, по счастливому стечению обстоятельств, как раз более чем на 300 млрд долларов», — написал он.

Между резолюцией Генассамблеи и заморозкой резервов ЦБ (с одной стороны) и предложением Медведева (с другой) есть принципиальная разница, отмечает в разговоре с «Новой-Европа» профессор Российской экономической школы и Университета Помпеу Фабра в Испании Рубен Ениколопов. В первом случае речь идет о государственных активах, во втором — о собственности частных инвесторов, которые, как сказал сам Медведев, не отвечают за действия своих правительств.

Впрочем, Запад замораживает и имущество российских олигархов. В ЕС сумма заблокированных активов достигла 14 млрд евро, сообщал в июне комиссар ЕС по вопросам юстиции Дидье Рейндерс. Звучат призывы передать эти средства на восстановление Украины. Вопрос опять упирается в отсутствие юридических рамок. «Путин и его окружение несут ответственность за это безумие, поэтому он и его приближенные должны платить по счетам. Юридически это непросто, однако это было бы абсолютно справедливо», — говорила лидер «Зеленых», одной из правящих партий Германии, Рикарда Ланг.

Медведев насчитал 300 млрд долларов, которые можно изъять у иностранцев. Это похоже на правду?

Оценить стоимость активов в России, которые принадлежат инвесторам из «недружественных» стран, очень сложно. Все эти активы можно разбить на три основные категории:

  • долги государства и компаний перед иностранными кредиторами;
  • купленные на биржах доли в российских компаниях;
  • инвестиции в реальный сектор (например, торговые сети и заводы).

Суммарная стоимость этих активов оценивается в сотни миллиардов долларов (точнее оценить невозможно). ЦБ после начала войны сообщал, что Россия ввела ограничения на движения средств примерно на 300 млрд долларов, которые могли бы быть перечислены в недружественные страны. В частности, было введено ограничение на движение капитала и запрет на продажу ценных бумаг иностранными инвесторами. Выплаты по корпоративному долгу российских компаний и госдолгу перед держателями из стран, которые ввели санкции против России, разрешили проводить только с разрешения правительства.

Позже эти меры ограничения были ослаблены. ЦБ увеличил лимиты по переводу денег за границу, а российским компаниям разрешили погасить долги перед иностранцами досрочно.

Россия может отказаться возвращать внешний долг?

Из поста Медведева следует, что Россия могла бы отказаться от выплат долгов иностранным кредиторам. Государственный внешний долг, по данным на 1 октября, составлял 56 млрд долларов, что далеко от желаемых Медведевым 300 млрд.

Приблизиться к этой сумме помог бы запрет российским компаниям выплачивать долги иностранным держателям. Корпоративный внешний долг, по последним данным, составляет около 380 млрд долларов. Но сюда входит и задолженность между связанными друг с другом компаниями, поэтому долг российских компаний непосредственно перед иностранцами меньше. По оценке АКРА, во II квартале он составлял 223 миллиарда долларов.

Какая часть российских долгов принадлежит держателям из «недружественных» стран — не разглашается. «Эти долги брались в мирное время, поэтому там очень существенная доля была западных инвесторов. Я не уверен, что они смогли легко выйти, поэтому долги сейчас застряли», — говорит Ениколопов.

Инвесторы могут неоднократно перепродавать долговые бумаги, поэтому вряд ли у России будет техническая возможность отследить, кому сейчас должно государство или компании из России. 

Из-за этого есть риск, что без денег останется инвестор из «дружественной страны».

«Россия не контролирует клиринговые центры. Не факт, что Россия сможет отследить владельцев госдолга и перепродажу долгов на вторичном рынке. Были ли долги западных держателей перепроданы, например, китайским товарищам. Если отслеживать не получится, то отказ выплат будет бессмысленным, так как западные инвесторы тут же перепродадут долги», — объясняет Ениколопов.

Если государство или компании откажутся платить по долгам, это как минимум грозит конфискацией любого зарубежного имущества, добавляет эксперт. Например, «Газпром» или «Роснефть» могут потерять судна, на которых они перевозят энергоресурсы. «Это ничем не отличается от банкротства частных лиц. Я не думаю, что власти пойдут на это», — говорит Ениколопов.

Читайте также

Читайте также

«Нет таких санкций в мире, которые могут остановить экономику»

Экономист Сергей Алексашенко — о том, почему западные страны (и не только они) продолжают торговать с Россией

А если отобрать у иностранцев российские акции?

Уже заморожены, но еще не изъяты акции российских компаний, которые инвесторы из «недружественных» стран приобрели на российской бирже. На таких покупателей приходится 74% акций в свободном обращений, сообщал в сентябре глава наблюдательного совета Мосбиржи Сергей Швецов. С конца февраля им запрещено продавать акции. Но всё же в августе им обещали, что их когда-то допустят к торгам в ограниченном режиме.

По данным на 17 ноября, стоимость всех российских акций на Мосбирже составляла 38 трлн рублей, или 630 млрд долларов. Значит, Россия могла бы попробовать присвоить себе акции на сумму примерно 460 млрд долларов (примерно столько может принадлежать иностранцам). Но здесь властей ждала бы примерно та же проблема, что и с долгами. В частности, среди «недружественных» нерезидентов есть и российские лица, которые «инвестировали в российские же активы, не обязательно из России», признавал Швецов.

Акции в любом случае сложно назвать полноценной заменой резервам ЦБ, которые могут изъять для репараций. Сейчас у ЦБ на иностранных счетах заморожены стабильные валюты, а акции, особенно российских компаний, сильно колеблются в цене. Например, сейчас эти акции стоят примерно в два раза дешевле, чем год назад. Крупнейшие компании отказываются от выплат дивидендов, и летом общая доходность оказалась в четыре раза ниже ожидаемой — 1 трлн рублей.

Есть же еще заводы, торговые сети и другое имущество, которое можно изъять?

С 1990-х по начало 2021 года 75 крупнейших иностранных инвесторов в российскую экономику (в основном из реального сектора) вложили в страну 197 млрд долларов, подсчитало российское отделение британской аудиторско-консалтинговой компании EY (в 2022 году оно вышло из международной сети). Также, по данным EY за 2020 год, больше всего инвестиций пришло в Россию из Германии, Китая и США.

По данным ЦБ, за последние 15 лет из «недружественных» стран в Россию поступило 479 млрд долларов прямых инвестиций. Это 84% всех таких инвестиций в страну. Но далеко не все из этих 479 млрд по-настоящему иностранные. До 2014–2016 годов, когда начались санкции и кампания по деофшоризации, 60–80% прямых инвестиций приходилось на офшоры, куда деньги до этого переводились из России, оценивал экономист РАН Борис Хейфец.

Определить текущую стоимость этих инвестиций практически невозможно, потому что реальная стоимость активов часто определяется по итогам переговоров между продавцом и покупателем. Вдобавок к этому правительственная комиссия разрешает иностранным компаниями продавать бизнес со скидкой не менее 50% от последней оценочной стоимости, говорил летом министр финансов Антон Силуанов.

«Большинство иностранных компаний, работающих в России, в частности иностранные банки, относятся ко всем своим активам в России как к сверхрискованным, и закладываются на значительную вероятность экспроприации или необходимости продажи этих активов за малую долю от их стоимости», — отмечает в разговоре с «Новой-Европа» экономист Олег Ицхоки.

Поддержать независимую журналистику

Независимая журналистика под запретом в России. В этих условиях наша работа становится не просто сложной, но и опасной. Нам важна ваша поддержка.

Изымать предприятия и производства бесполезно, потому что они не будут полноценно работать, отмечает Ениколопов. «Как только их отнимают, их ценность падает гораздо сильнее», — говорит он.

Показательный пример того, что случается при массовом исходе западных инвесторов, — автомобильная отрасль. За январь-сентябрь производство автомобилей сократилось на 65,9% по сравнению с прошлым годом. За это время в России закрылись заводы Volkswagen, Mercedes, BMW, Renault, Toyota, Peugeot-Citroen и другие. Сильно пострадал и отечественный «Автоваз», который перешел от Renault к государству за один рубль. «Автоваз» вынужден был закрыть свой завод в Ижевске, а также прекратил производство наиболее современных моделей — Vesta и X-Ray. Продажи у производителя с начала года упали в два раза.

В ритейле и общепите ситуация не такая однозначная. Например, российский бизнес довольно быстро перезапустил сеть McDonalds, но с IKEA этого не произошло. В магазинах шведской компании была высокая доля импортного ассортимента.

Пытаясь отобрать собственность у западных компаний, Россия также может навредить и инвесторам из стран, с которыми она продолжает активно сотрудничать. «Сложно разделить активы «дружественных» и «недружественных» стран. Если у вас акционерный капитал смешанный, и владельцы из разных стран, то как вы будете это разделять?» — говорит Ениколопов.

Что будет, если Россия всё же пойдет на конфискации?

Изъятие собственности зарубежных инвесторов — это плохая идея, которая грозит еще большими проблемами, чем потеря замороженных резервов, говорят эксперты. Мало того, что изъятыми активами Россия не сможет полноценно пользоваться, но это еще, скорее всего, навредит инвесторам из «дружественных» стран и из самой России.

После начала войны частичная экспроприация иностранных активов в той или иной форме — это неизбежность, говорит Ицхоки. В пример он приводит то, что после введения санкций российские авиакомпании отказались вернуть арендованные самолеты иностранным владельцам. «Мы забрали чужую собственность», — признавал министр транспорта Виталий Савельев.

Но всё же до последнего времени основная часть ответных мер России скорее преследовала цель не отъема собственности, а предотвращения оттока капитала. Например, в случае с требованием 50% скидки для продажи предприятий государство хотело остановить уход инвесторов, а с заморозкой акций на Мосбирже — предотвратить обвал фондового рынка, отмечает Ениколопов.

А после ареста активов какие-либо инвесторы вернутся очень нескоро. «Если арестовывать и отнимать деньги у всех частных инвесторов в Россию, это может аукнуться гораздо более серьезными проблемами, чем сейчас.

Подобную эскалацию даже СССР себе не позволял», — говорит Ениколопов. По его мнению, России не поверят, если она будет говорить, что отнимет имущество только у одного набора стран, а активы других трогать не будет.

«Все понимают, что в следующий раз и их тронут. Это такая точка невозврата. Это просто подрывает шансы на многие годы любого взаимодействия России с иностранными партнерами», — говорит экономист.

Неизвестно, обсуждаются ли всерьез подобные идеи во власти или же всё ограничивается постами в телеграм-канале Медведева, который в последнее время часто привлекает к себе внимание агрессивной риторикой. Ранее политик писал о цели России «остановить верховного властелина ада, какое бы имя он ни использовал: Сатана, Люцифер или Иблис».

В то же время звучат идеи «отнимать собственность и у российских граждан». 17 ноября глава комитета Совета Федерации по экономической политике Андрей Кутепов предложил заморозить активы крупных бизнесменов и глав госкорпораций, которые покинули страну после начала войны. Ранее спикер Госдумы Вячеслав Володин также предлагал изымать автомобили у бегущих за границу от мобилизации россиян. Впрочем, эту идею не стали пока реализовывать.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.