logo
КомментарийПолитика

Дымократия

«Исторические» выборы президента Токаева в Казахстане никого не должны обманывать: режим в стране развивается вполне по-назарбаевски, демократией тут и не пахнет

Вячеслав Половинко, специально для «Новой газеты. Европа»

Фото: Meiramgul Kussainova/Anadolu Agency via Getty Images

Поздно вечером 19 ноября автор этих строк ехал в одном купе с казахстанским служащим из квазигосударственного сектора, который возвращался с какой-то из проверок на юге страны. Проверить он так ничего не и смог, поскольку его сразу же увели к столу, а затем в баню, но теперь этот госслужащий мучился, поскольку не знал, что выпить. «Виски выпьешь — болеешь потом, пиво выпьешь — живот бурлит, водку выпьешь — перегар. Вино вот хорошо заходит: выпил — и наутро голова не болит и вообще никаких следов! А мне утром надо в 7 часов быть уже на работе, выборы же, надо всех работников привести [на голосование]!» — размышлял молодой человек, сокрушаясь, что у него нет рядом никого, с кем можно выпить по бокалу — «не пить же бутылку».

К станции назначения нашлись и соратники по застолью, и бокал превратился в две бутылки, так что в 7 утра у ответственного (в части сроков) госслужащего могли быть проблемы, но казахстанская власть, кажется, неплохо справилась и без него. Президентские выборы 20 ноября прошли с оптимальной для администрации действующего (и переизбранного) главы государства Касым-Жомарта Токаева явкой — около 70% — и с сокрушительной победой над оппонентами. Токаев набрал больше 80% голосов — вполне себе назарбаевские показатели (на последних выборах, в 2015 году, у того было 97,75% голосов «за», так что есть куда стремиться). Президент перед журналистами назвал этот день «историческим» и призвал сразу начать работать над реформами, которых он придумал за этот год несколько десятков.

И всё было бы хорошо, все были бы довольны. Но.

Два крупнейших города страны — Алматы и Астана — эти выборы фактически проигнорировали.

В Астане — городе, чуть меньше чем полностью состоящем из госслужащих, — на выборы пришло меньше половины избирателей. В Алматы — меньше 30 процентов, это антирекорд, так мало один конкретный город ещё не голосовал (при Назарбаеве этот показатель дорисовывали почти до 80 процентов, но даже с учетом приписок раньше на выборы жители столичных городов ходили охотнее). И это при том, что Токаев за несколько дней до выборов специально приехал в бывшую столицу Казахстана и пообещал если не небо в алмазах, то хотя бы чистое небо: Алматы давно стоит на пороге гигантской экологической катастрофы из-за безумного уровня смога. Вот только ради президента перекрыли почти весь город, и из-за пробок уровень загрязнения воздуха стал ещё хуже.

Но это, конечно, не главная причина такого отношения к выборам: Алматы не простил Токаеву январские события. И, судя по цифрам явки, не только не простил, но и демонстративно отвернулся от переизбранного президента. В начале января Токаев приказал стрелять на поражение по всем, кто вышел на улицы и мог принимать участие в массовых протестах, после которых начались самые большие беспорядки за всю историю страны. Погибло больше 200 человек, среди них — маленькие дети, а невнятное расследование событий, закончившееся амнистией почти всех участников (судя по всему, должна была действовать логика «что было — то прошло»), никого из жителей Алматы в том, что власть искренне желает извлечь из произошедшего уроки, не убедило. Более того, Токаев умудрился за несколько дней перед выборами крайне жестко высказаться об участниках тех событий — и для алматинцев его отповедь (ведь он мог иметь в виду воспользовавшихся протестами бандитов, но его слова считали как ругательства в адрес случайных жертв) стала куда более важным высказыванием, чем все его обещания.

Собственно, эта жесткость по отношению к простым людям и бубнёж относительно истинной причины произошедших беспорядков стали главной проблемой всего 2022 года для президентской администрации. Даже дело бывшего председателя Комитета национальной безопасности Карима Масимова, которого назначили организатором беспорядков, засекретили, и рассказывать о его роли в этих событиях, похоже, никто так и не планирует. Лояльные власти телеграм-каналы весь год прокачивали тему о том, что Токаев — борец со старыми порядками и старым режимом: отсюда и один семилетний президентский срок, и грозные взгляды в отношении ряда второстепенных родственников бывшего президента Нурсултана Назарбаева. В итоге сам Назарбаев бодро отмежевался от Масимова прямо на избирательном участке, сравнив себя с Иисусом, а того — с Иудой. Большая часть соратников Елбасы избежала любых последствий, да и собственная неприкосновенность осталась за Назарбаевым.

Тактически Токаев выиграл выборы, но стратегически по самым болевым точкам его президентства вся камарилья пока выглядит неубедительно.

Можно, конечно, обнадеживать всех тем, что впереди как раз семь лет, чтобы разгрести оставленные после казахского Иисуса кущи — этим, похоже, администрация обнадеживает и сама себя. С неформальным лозунгом «Дайте Токаеву поработать!» кампания ушла по всей стране, и за исключением двух столиц некий кредит доверия переизбранный президент себе выгадал. Собственно, Токаев теперь — именно что президент неофициальной партии регионов. Аналогии с Януковичем тут чисто фонетические, такое больше свойственно путинской России или тому же назарбаевскому Казахстану — в общем, классическим авторитарным режимам.

Читайте также

Читайте также

Русский военный ансамбль

В Казахстане — стихийное движение по «отмене» публичных фигур, оскорбляющих казахов или поддерживающих войну. Это в том числе ответ на попытку власти всё еще дружить с Россией

81 процент голосов, отданных «за», тоже собран по типичным поздненазарбаевским лекалам. Все до единого кандидаты-спойлеры были абсолютно неизвестны публике: самым успешным в итоге оказался представитель партии «Ауыл» Жигули Дайрабаев, набравший три с небольшим процента (угадайте с одного раза, что стало главной составляющей его «успеха»), а остальные были настолько блеклыми, что нет смысла даже писать их имена. В ряде регионов наблюдатели жаловались на совсем уж неприкрытые фальсификации. Широко применялось массовое голосование коллективов (привет попутчику в поезде), а испорченные бюллетени, как и проголосовавших «Против всех» — таких было в районе 5 процентов, — просто проигнорировали как явление. Да что уж там: за три дня до выборов КНБ отчитался о задержании группы людей, готовивших новые беспорядки в Алматы. Судя по записям с камер, которые предоставили в Комитете нацбезопасности, заговор, как и положено, готовился на кухне, а принимали участие в нем сторонники запрещенных в Казахстане партий, принадлежащих беглому олигарху Мухтару Аблязову. Даже политическое пугало нынешняя администрация позаимствовала у предшественников.

С такими результатами, как сейчас, ни Токаеву, ни его команде реформы на самом деле не нужны, они лишь дымовая завеса: любые изменения будут только расшатывать ту колею, с которой президент пообещал бороться, но в которую в итоге угодила его колесница (и в которой так приятно ехать в 81-процентном режиме работы двигателя). И если какие-то кардинальные реформы не на словах, а на деле, всё-таки произойдут — это будет один из немногих оставшихся шансов президентской администрации вернуться на путь реальных политических изменений, а не только туманной риторики о демократизации. Правда, для этого придется отказаться от всего, что было нажито непосильным трудом с помощью Иисуса Абишевича — а пока всё свидетельствует о том, что изменения так и останутся косметическими.

Впрочем, можно начать с малого: например, как минимум разрешить госслужащим не бежать к 7 утра на избирательные участки. Хотя и тут есть риски: этих людей тоже жалко — так ведь и совсем спиться можно.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.