logo
КомментарийОбщество

Война, которая «Не против крови и плоти»

Информационную победу одному из двух чудовищных инцидентов реальной войны может присудить только суд одной из воюющих стран

Леонид Никитинский, журналист, кандидат юридических наук, специально для «Новой газеты Европа»

Фото: Diego Herrera Carcedo / Anadolu Agency / Getty Images

«Во время военных конфликтов всякое бывает», — заявил, как утверждает канал RTVI со ссылкой на источники в СПЧ, его глава Валерий Фадеев в ответ на просьбу прокомментировать свой отказ обратиться в Следственный комитет по поводу известного видео с кувалдой. В отличие от обычных граждан, которых за это массово привлекают к ответственности, советник президента, по сути, без опаски называет войну войной.

Словно в ответ на этот комментарий в сети появилось видео двенадцати российских военнопленных, расстрелянных украинскими военнослужащими, после чего СПЧ за подписью его председателя сразу разослал 2000 обращений в различные адреса, включая Верховного комиссара ООН по правам человека.

Днем ранее несколько членов СПЧ, потребовавших от СК расследования видео с кувалдой, были освобождены от своих обязанностей в Совете — вот, собственно, и содержательный ответ. Зато только что включенный в СПЧ в порядке ротации (надо понимать, на место Сванидзе) военкор «КП» Александр Коц в своем комментарии связал эти два события, предположив, что бойцы ВСУ «решили отыграться на военнопленных».

Оба видео чудовищны, и если подтвердится их не постановочный характер, в обоих случаях имело место уголовно наказуемое убийство с отягчающими обстоятельствами. Фадеев прав в том, что «на войне как на войне», но как раз с этой точки зрения между предполагаемыми преступлениями есть разница: расстрел в Макеевке, по данным опубликовавшего видео телеграм-канала, был произведен сразу после окончания боя, а казнь с помощью кувалды Евгений Нужина, по своему статусу продолжающего отбывать уголовный срок, была реализована как бы в виде исполнения приговора, хладнокровно, спустя какое-то время после его не совсем понятного возвращения из украинского плена.

Мне представляется, что долг российских журналистов и правозащитников — требовать в первую очередь расследования инцидента с кувалдой, и лишь во вторую — расстрела в Макеевке.

Именно потому, что настаивать на расследовании расстрела российских военных украинцами — долг в первую очередь украинских журналистов и правозащитников.

Наша «брань не против крови и плоти, но против мироправителей тьмы века сего» (послание апостола Павла к Ефесянам) имеет в виду, конечно, свои, а не чужие «власти и начальства».

Такова должна быть, на мой взгляд, нравственная позиция, а что касается юридической, ее должны определить суды соответственно в России и в Украине, а до этого — в порядке предварительного расследования — следственные органы этих государств. Вот и посмотрим, как будут расследоваться и передаваться в суды оба инцидента.

По данным пророссийского телеграм-канала «Рыбарь» имена троих участников расстрела с украинской стороны уже известны. Если Украина после подтверждения подлинности сюжета привлечет этих троих к уголовной ответственности, это будет ее информационная победа. Соответственно, если СК РФ спустит на тормозах расследование по инциденту с кувалдой, это будет в глазах всего мира информационное поражение России.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.