logo
КомментарийОбщество

Автомат в руках держать и от пули погибать учат в школе, учат в школе, учат в школе

Новейшая история милитаризации российских подростков

Марина Виноградская, специально для «Новой газеты. Европа»
Фото: Минобороны России

Фото: Минобороны России

Не по уставу

Если меня разбудить ночью и спросить: «Каковы функции затвора в автомате Калашникова?» — я вам немедленно отбарабаню, что он, во-первых, досылает патрон в патронник, во-вторых, запирает канал ствола, в-третьих, разбивает капсюль, и в-четвертых, извлекает стреляную гильзу. Школу я окончила 36 лет назад, но эта ценная информация до сих пор крепко держится в моей голове. Так же, как поражающие факторы ядерного взрыва и состав войскового прибора химической разведки. Как всё это должно мне помочь пережить современную войну (уж не говорю — победить в ней) — совершенно неясно.

Уроки НВП в нашей школе откровенно ненавидели. Нет, они были неплохо продуманы и материально обеспечены. У нас в школе даже был настоящий тир, где мы стреляли из винтовок. Мы разбирали-собирали автомат Калашникова. А медицинскую практику проходили в настоящем травмпункте, где помогали врачу гипсовать сломанные руки и зашивать рубленые раны, — и это было полезное и осмысленное занятие. Но сама необходимость учить наизусть огромные выдержки из «Строевого устава» или «Устава караульной службы», сама необходимость беспрекословно подчиняться старому кавторангу (капитану второго ранга), которому могло взбрести в голову что угодно (вот хоть спустить твои серьги в унитаз, поскольку они «не по уставу»), само ощущение своего полного бесправия и полная бессмыслица того, что мы делали и заучивали, — всё это бесконечно раздражало.

А теперь всё это хотят вернуть. Зачем?

Затем, что дяди и тети во власти вспоминают, как в детстве играли в «Зарницу» и разбирали автомат. Им кажется, что сейчас детям особенно нужны «Зарница» и автоматы.

ОБЖ: чему учат старших

В 1990 году изучение НВП в школе отвалилось как-то само собой, и о нем мало кто сожалел. Уже в 1991 году появились временные программы ОБЖ, а вскоре этот курс прочно занял свое место в школьной программе. Сейчас программы ОБЖ в старших классах существуют для двух уровней — базового и профильного. Базовый уровень по Федеральному базисному учебному плану для полной (старшей) школы предполагает один урок в неделю, то есть 35 уроков в год. Профильный — 140 часов для полной средней школы, то есть для 10–11 классов. Это значит 70 уроков в год, то есть два урока в неделю.

На базовом уровне ОБЖ изучают в обычных школах, на профильном — в кадетских корпусах, школах и классах.

На базовом уровне в каждом из двух классов изучаются три модуля: 1) Основы безопасности личности, общества и государства 2) Основы медицинских знаний и здорового образа жизни 3) Обеспечение военной безопасности государства. В каждом модуле — свои разделы и темы для каждого класса.

Фото: Минобороны России

В первом модуле рассказывается о правилах поведения в чрезвычайных ситуациях (например, во время пожара или землетрясения) и о противодействии экстремизму и терроризму. Во втором — о том, например, как уберечься от инфекций, в том числе передаваемых половым путем (в 10 классе), и как оказывать первую медицинскую помощь. Третий модуль рассказывает о системе гражданской обороны (в 11 классе) и о Вооруженных силах РФ: от боевого знамени (10 класс) и знаков различия до организации призыва, от родов войск до организации караульной службы или обязанностей солдата в бою (11 класс). В 11 классе есть и раздел, посвященный старому доброму автомату Калашникова, включая, разумеется, его неполную сборку-разборку.

На профильном уровне добавляются новые темы по гражданской обороне: современные средства поражения и их поражающие факторы; приборы радиационной и химической разведки; дозиметрический контроль и т. п. В разделе «Основы военной службы» появляются темы из курса НВП: основы строевой подготовки; основы огневой подготовки; основы тактической подготовки; организация и подготовка к проведению учебных сборов.

Кстати, мальчишки-десятиклассники по-прежнему каждый год ездят на пятидневные учебные сборы.

Маловато патриотизма

Если сравнить сегодняшние учебники ОБЖ с учебником НВП 1985 года, по которому я училась в школе, видно, что в учебнике ОБЖ совершенно не представлена тактическая подготовка (например, борьба с танками и бронированными машинами, инженерные заграждения, действия солдата в наступлении и обороне), военная топография (карты и движение по азимутам), сокращен раздел гражданской обороны. Зато в современных учебниках ОБЖ множество дополнительных параграфов о русской воинской доблести и видных полководцах. А в основных параграфах говорится много красивых слов о Родине и патриотизме. Например, в учебнике Смирнова и Хренникова для 10 класса сказано: «Патриотизм — духовное и нравственное начало каждого гражданина страны, это любовь к своей Родине, народу, его истории, языку и национальной культуре. Гражданин страны — это прежде всего патриот. Для военнослужащих патриотизм проявляется в первую очередь в верности воинскому долгу, в беззаветной службе Родине, в готовности в любое время с оружием в руках защищать ее интересы», — там несколько страниц в этом духе.

А еще там, разумеется, сказано, что «часовой — лицо неприкосновенное», и всякий, кто читал «Поединок» Куприна, не может не испытать некоторого восторга при виде таких традиционных ценностей.

И даже сообщается в очередной раз, что Россия занимает первое в мире место по территории и седьмое — по численности населения.

Но государственные мужи совершенно не представляют, что именно уже изучается в школе в курсе ОБЖ, — им кажется, что ничего. Они считают, что патриотизм воспитывается недостаточно. Так что надо срочно вернуть в школьную программу курс начальной военной подготовки. «Мы в детстве проходили, как оказывать медпомощь, и разбирали автомат Калашникова — значит, и нашим детям это нужно». Именно так обычно и выдвигаются самые бессмысленные государственные инициативы: вернуть наше детство! вернуть нашу школьную программу! вернуть наш СССР!

Фото: Минобороны России

Учите матчасть

В начале октября с этой инициативой выступила, например, сенатор от Крыма Ольга Ковитиди: «Отмену начальной военной подготовки в школах я считаю вредительством, она необходима. Ребята должны знать, как устроены окопы и траншеи, основы типов мин, что такое растяжка, как она выглядит. Они должны обладать навыками оказания медицинской помощи с упором на ранения». Она даже отметила, что должны вернуться и воинские сборы для школьников.

Сюрприз: они никуда не исчезали, у нас вон в школе дети в конце октября там были. Кажется, хочешь что-то предложить — ну изучи сперва матчасть!

В мае возродить НВП предлагали депутаты петербургского Заксобрания, в октябре с этой же инициативой выступили депутаты Госдумы Яна Лантратова и Владимир Павлов. Зачем? Для повышения нравственного и патриотического воспитания школьников, а также улучшения их физической подготовки.

В общем, получается, что для повышения нравственного уровня и патриотического воспитания школьников надо посадить за изучение основ тактической подготовки, а для улучшения физической подготовки — заставить рыть траншеи, маршировать и бросать ручную гранату. Всё остальное в курсе ОБЖ уже есть, хотя и в несколько сокращенном виде (скажем, автомату Калашникова посвящено всего три страницы, и те — о том, как из него стрелять, а про сборку-разборку, про четыре функции затвора и газоотводную трубку — ни слова! В самом деле, как тут воспитаешь патриотизм!)

У Сергея Миронова, лидера фракции «Справедливая Россия», свои соображения: «Мы считаем, что преподавать этот предмет должны участники боевых действий. Кстати, мы одновременно решим и вопрос с трудоустройством тех, кто вернется с фронта с победой. Мы считаем, что в нынешних очень непростых условиях каждый юноша должен уметь обращаться с оружием и пройти начальную военную подготовку».

Прежде всего, вызывает серьезные возражения инициатива повально трудоустроить в школу людей без педагогического образования и опыта, зато со свежим опытом войны и весьма вероятным посттравматическим стрессовым расстройством («украинский синдром» не заставит себя ждать — как прежде «афганский» или «чеченский»). Но в остальном о положении дел с «военной подготовкой» Сергей Миронов осведомлен хуже, чем Валерий Герасимов, первый заместитель министра обороны, которому лидер «эсеров» направил письмо с предложением вернуть в школы НВП. Герасимову хотя бы известна цифра «140 часов» — то есть по два урока в неделю два года подряд. Он считает необходимым ввести курс НВП именно в этом объеме — то есть в объеме нынешнего профильного курса ОБЖ.

Минпрос согласен

Министерство просвещения согласилось. Но предъявило содержание курса ОБЖ и разумно предположило, что дублировать одно другим бессмысленно; тем более что впихнуть лишний урок в детское расписание почти невозможно (особенно после того как туда уже впихнули «Разговоры о важном»). Поэтому в министерстве решили к трем существующим модулям ОБЖ добавить еще один, четвертый, однако назвали это «новым курсом»: министр просвещения Сергей Кравцов объявил, что курс будет запущен уже со следующего учебного года, а с 1 января будет проходить апробацию. На этих уроках «школьники будут изучать строевую подготовку, средства индивидуальной защиты и оказание первой медицинской помощи, оружие и правила обращения с ним, основы стрельбы, использование и устройство ручных гранат. Кроме того, старшеклассники научатся действовать в современном общевойсковом бою, изучат состав и вооружение мотострелкового отделения на БМП, инженерное оборудование позиции солдата и узнают, что такое одиночный окоп», сообщает РИА Новости. Словом, действительно расширяют разделы гражданской обороны, строевой и огневой подготовки, добавляют гранаты и основы тактической подготовки.

Как показывает практика, легче всего новый модуль в программу добавить, чуть-чуть убавив тут, подвинув там, ужав один раздел на парочку параграфов, потом другой — еще на парочку. Плюс, конечно, 35 часов военных сборов — то есть пять полных дней по 7 часов.

Фото: Минобороны России

Родители — «за»

140 часов военной подготовки всерьез перепугали миролюбиво настроенную общественность. «Медуза» приняла 140 часов в курсе полного среднего образования (то есть два года, за 10–11 класс, по 70 уроков в год, по 2 в неделю) за 4 урока в неделю.

The Moscow Times поделили 1122 часа максимально допустимой годовой нагрузки школьника на 140 часов в год и вывели, что детей будут готовить к войне 13% учебного времени (на самом деле — 7,5%).

Родители стали задаваться вопросом, от каких предметов будут откусывать уроки, — или добавят урок сверху: патриотическая цель оправдывает средства. Не всё же разговаривать о важном, пора уже и стрелять. Впрочем, значительная часть родителей введение НВП поддержала: мы в детстве разбирали автомат, пусть и наши потомки разбирают! Традиционные ценности как-никак.

Исследовательский центр портала SuperJob.ru выяснил, что

введение НВП в школах поддерживают 60% граждан России, причем уровень поддержки прямо зависит от уровня доходов: чем выше доход, тем больше поддержка.

Мужчины ожидаемо «за» чаще, чем женщины, а люди 35 лет и старше — чаще, чем люди моложе 35. Самые горячие сторонники — те, что старше 45: «Правильно! Раньше в школе был курс НВП, так и должно быть! И на стрельбище ездили: стреляли из автомата. Нужно вернуть этот курс подготовки».

Среди родителей старшеклассников, студентов училищ, колледжей и техникумов уровень поддержки достигает 67%. «Курс нужен, но он должен быть максимально полезным: не только строем ходить. В жизни всё может пригодиться».

Ружье на стене

Самое грустное, что всё это — только очередной шаг на пути милитаризации школы, которая идет бешеными темпами все последние 10–15 лет. Первые кадетские корпуса и казачьи корпуса, которые пытались возрождать традиции царской армии и казачества, появились еще в перестроечные годы. Но настоящий бум начался с начала двухтысячных, когда вся страна начала покрываться сетью кадетских корпусов и училищ. С 2010-х годов каждое силовое ведомство, включая ФСИН, считало своим святым долгом иметь собственный кадетский корпус. Появилась идея кадетских классов в общеобразовательных школах — например, сейчас они есть в 261 московской школе (инженерные — в 222, а педагогических или медицинских — еще меньше). Милитаризм долго ходил вокруг школы и пытался в нее влезть, не мытьем так катаньем. В 2015 году появилось Российское движение школьников, в котором есть целое военно-патриотическое направление; в его рамках проводятся военно-спортивные игры «Зарница», «Зарничка» и «Орленок». В 2016 создали движение «Юнармия», оно проводит всероссийскую игру «Победа» — тоже нечто вроде «Зарницы». Но это всё — добровольно, а не принудительно. А надо, чтобы милитаризм пришел в каждый класс, чтобы маршировали все, чтобы от «Зарницы» никто не увильнул! Для этого в июле нынешнего года придумано и оформлено специальным законом российское движение детей и молодежи, которому разрешено иметь ячейки в каждой школе. А если кто не пойдет в ячейку добровольно, то уж уроков НВП он точно не избежит.

Государственные мужи, которым всё кажется, что военного патриотизма недостаточно, впихивают его в школьную программу по литературе, в «Разговоры о важном», в детские конкурсы рисунков и исторических исследований, в темы итоговых сочинений.

Известно, что если на стене в первом акте висит ружье, то в последнем оно должно выстрелить. На стены российских школ вешают и вешают ружья. Когда, где, как и в кого они выстрелят?

Читайте также

Читайте также

Посмертно присвоенное знание

Психолог — о том, как обыденность войны и гибели на ней внедряется в детскую жизнь, в том числе за счёт возвращения уроков НВП в школы

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.