logo
РепортажиОбщество

Увечная дружба

Как война в Украине изменила отношение болгар к России и Путину: репортаж Ильи Азара

Илья Азар, специально для «Новой газеты. Европа»

Акция в поддержку демонтажа памятника Советской Армии в Софии. Фото: Hristo Vladev / NurPhoto / Getty Images

Россию считали в Болгарии старшей сестрой со второй половины XIX века, когда император Александр II освободил этот славянский народ от османского ига. Возникшая после Второй мировой войны социалистическая Болгария даже пыталась стать 16-й республикой СССР. Шли годы, но в стране, вступившей в 2000-х в Евросоюз и НАТО, продолжали любить не только русскую культуру, но и Владимира Путина, в котором видели борца за традиционные православные ценности. Всё изменила война: достигавший 70% рейтинг Путина в Болгарии моментально рухнул. В апреле страна, всегда на 100% зависевшая от российского газа, отказалась платить «Газпрому» в рублях, и тот закрутил вентиль. Журналист Илья Азар съездил в Софию и Варну, чтобы понять, как Москве удалось оттолкнуть от себя не только болгарские власти, но и известное своими русофильскими настроениями общество.

Иван Калчев трижды закончил университет: изучал физику, информационные технологии и психологию, — и почти десять лет состоит в экологическом «Зеленом движении». В марте 2022 года он поехал в Украину и вступил в ряды ВСУ.

— Почему вы вообще пошли воевать? Вы служили? — спрашиваю я Калчева, когда мы садимся с чашками кофе на веранде кафе в Софии.

— Нет, — неожиданно для меня отвечает он.
Возможно, меня смутил внешний вид Калчева: он суров, лаконичен и одет в экипировку мотоциклиста.

Иван Калчев. Фото: offnews.bg

— Тогда это довольно необычно.

— А я необычный человек, — отвечает Калчев с усмешкой и поясняет, что хотел «посмотреть, как работает военная система, как люди взаимодействуют в самой стрессовой ситуации [из возможных], чтобы потом использовать этот опыт в политике».

Калчев давно участвует в уличных протестах против болгарского правительства, которым больше 10 лет руководил Бойко Борисов из партии ГЕРБ («Граждане за европейское развитие Болгарии»). Он уверен, что все эти годы на митингах в Софии «боролся с тем же врагом, что и сейчас — в Украине».

В широком смысле Калчев имеет в виду «совок».

— Те, кто управлял Болгарией 45 лет [после Второй мировой войны] — бывшие сотрудники госбезопасности и их сообщники, — всё еще контролируют большую часть экономики и политической системы, — объясняет Калчев. — Мы с ними дрались на улицах, без оружия, но с мегафонами, блокировали перекрестки, устраивали митинги и забастовки.

Сопредседатель блока «Демократическая Болгария» Христо Иванов в качестве примера персонажей, про которых говорит Калчев, приводит Георгия Гергова, почетного консула России в Пловдиве:

— Он начал заниматься бизнесом еще при [многолетнем лидере социалистической Болгарии Тодоре] Живкове, который в последние годы своей власти пытался запустить что-то вроде югославской модели. Этот человек был связан с болгарским КГБ, а в начале перехода [к рынку] вдруг оказался при больших деньгах, подружился с Борисовым и начал влиять на кадровые назначения, в том числе на выбор кандидатуры генпрокурора.

Христо Иванов. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

В Украине Калчев служил в «единственном батальоне, которым руководили на английском». В мае его подразделение участвовало в освобождении деревень в Харьковской области и «заставило российскую артиллерию отодвинуться на 15–20 километров, что позволило Харькову вернуться к нормальной жизни». Заходил Калчев и в Купянск в ходе сентябрьского контрнаступления ВСУ.

— Всё еще странно видеть в Софии абсолютно мирную жизнь, — говорит Калчев и делает глоток кофе.

— Собираетесь назад? — спрашиваю я.

— Как солдат, наверное, нет, но, может быть, в какой-то другой роли. Например, как репортер.

— Хватило?

— Я нужен здесь больше, чем там. Украина и без меня выигрывает войну, а здесь кто-то же должен давать надежду людям, — отвечает Калчев.

Нон-стоп выборы

Калчев вернулся с фронта специально, чтобы принять участие в парламентских выборах, которые состоялись в Болгарии 2 октября. Он баллотировался от блока «Демократическая Болгария» и проиграл. Это уже третьи выборы, на которых Калчев терпит фиаско, но отчаиваться ему не стоит: весьма вероятно, что следующей весной болгарам снова предстоит отправиться на избирательные участки.

Дело в том, что за последние полтора года болгары уже четырежды выбирали парламент, но сформировать устойчивую коалицию у политиков не получается.

— Я над местными депутатами издеваюсь, — ухмыляясь, говорит мне живущий в Болгарии экс-депутат Госдумы Геннадий Гудков. — Говорю им: «Ребята, я четырежды избирался в Думу, но за 15 лет. А вы за год умудряетесь по три раза избраться! Это какой же у вас опыт!» Но у них всё равно лучше, чем у нас: в России выборы без выборов, а тут [настоящие] выборы, пусть и бесконечные.

На выборах в апреле 2021 года победил ГЕРБ, а второе место заняла партия «Есть такой народ» телеведущего и лидера музыкальной группы Kuku Band Слави Трифонова. Собрать коалицию Борисову не удалось, и на повторных выборах в июле «Есть такой народ» и ГЕРБ поменялись местами. Коалиции снова не вышло, поэтому разочарованные избиратели в ноябре 2021 года проголосовали за новый политический проект «Продолжаем перемены».

Очередь на избирательном участке во время парламентских выборов в Болгарии, 11 июля 2021 года. Фото: Hristo Rusev / Getty Images

Его лидер Кирилл Петков, бизнесмен и выпускник Гарварда, кое-как сумел сформировать коалицию, стал премьером, но через полгода правительство всё равно развалилось: шаткую конструкцию покинул тот самый Трифонов, после чего снова были назначены парламентские выборы.

4 октября 2022 года их выиграл ГЕРБ, но партии досталось лишь 67 мандатов из 240. Второе место заняла партия экс-премьера Петкова «Продолжаем перемены» с 53 мандатами. Третий результат у партии турецкого национального меньшинства ДПС (36 мандатов). Пророссийские партии «Возрождение», Болгарская социалистическая партия (БСП) и «Восход Болгарии» получили 27, 25 и 12 мест в парламенте, соответственно. Для формирования коалиции нужно собрать 121 депутата, но придумать рабочую конструкцию даже спустя месяц так и не вышло.

По словам Иванова из блока «Демократическая Болгария», получившего 20 мандатов, если до 2001 в болгарской политике были две большие партии — бывшие коммунисты (БСП) и новые правые (Союз демократических сил), — то после возвращения в страну и прихода в политику последнего царя Болгарии Симеона II, «всё раздробилось».

— Сложилась ситуация, в которой приходилось делать коалиции, где была одна большая партия и всякая мелочь. Теперь же вообще всё раздроблено, как в салате, для которого нет заправки, — говорит он.

Против Тыквы

— Эти ребятки гарвардские — хорошие. Но я недавно разговаривал с послом США в Болгарии, и он сказал [про Петкова]: «Нельзя воевать сразу со всеми». Я тоже так думаю. Плюс есть негативная роль Бойко Борисова, который погряз в коррупции, поэтому никто с ГЕРБ не хочет работать и не будет. Хотя в его партии есть адекватные ребята, но таких харизматиков, как Борисов, нет. Народ же в Болгарии — как у нас, поэтому им Борисов и нравится. Короче, такой вот балканский колорит, — описывает диспозицию в болгарской политике в свойственной ему простецкой манере Геннадий Гудков.

Действительно, садиться за один стол переговоров с Борисовым никто не хочет. Борисов — классический политик «из народа». Он родился в семье сотрудника МВД и учительницы, служил в противопожарной службе, был тренером по каратэ. В 1991 году основал частное охранное предприятие «Ипон-1», которое обеспечивало безопасность бывшего руководителя социалистической Болгарии Тодора Живкова и того же Симеона II. За своеобразную форму бритой головы Борисова прозвали «тыквой».

По словам главного редактора болгарского СМИ «Клуб Z» (название со спецоперацией российской армии не связано) Светланы Джамджиевой, у Борисова был круг приближенных бизнесменов, и при нем процветала масштабная коррупция: все деньги шли своим. С этим в Болгарии мало кто (не считая членов партии ГЕРБ) спорит. Вместе с активистом Петром Таневым мы идем по центру Софии по дороге, выложенной желтым кирпичом.

Петр Танев. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

— ГЕРБ — это такая болгарская «Единая Россия», — рассказывает он. — Она также занимается коррупционными делами, и про их махинации все прекрасно всё понимают. Вот эта желтая дорога, которую сделали еще в XIX веке, сейчас разваливается не потому, что она старая, а потому что ее переделывал мэр из партии ГЕРБ.

Другая претензия к Борисову в том, что он пошел в услужение Кремлю.

— Он был почти автократ и управлял Болгарией в одиночку 11 лет. Он не хотел видеть в Болгарии базу НАТО и военные корабли блока, зато хотел — российских туристов. При нем никто не выступал против интересов России и «Газпрома» здесь. Борисов яростно служил Путину около 10 лет, построил на болгарские деньги «Балканский поток», и едва ли мы возместили эти траты, — рассказывает журналист и писатель Иво Инджев.

Элегантный, в синей жилетке на сиреневую рубашку, с длинным зонтом, — он выглядит как стареющий английский писатель на греческом курорте. Когда-то Инджев был телеведущим, но потерял работу из-за конфликта с экс-президентом Болгарии Георгием Пырвановым. Как и положено настоящему журналисту, Инджев критикует всех без разбора, что, видимо, и помешало его телевизионной карьере.

Иво Инджев. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

Борисов, по мнению Инджева, всегда играл на две стороны, презентовал себя как посредник между Западом и Москвой.

— Хотя это бред, ведь им явно не нужен был посредник из такой маленькой страны. Борисов готов сказать любую ложь, если он считает, что это добавит ему избирателей. Он не говорит на иностранных языках, прочитал за всю жизнь одну книгу. Он — неандертальское лицо болгар, — говорит журналист, не подбирая выражений. — Но люди ему верили, ведь Борисов очень убедительный лжец, да и говорит на простом языке. Он как-то сказал на встрече с рабочими: «Вы простые, я простой, и мы понимаем друг друга». Эти слова стали его слоганом.

Противники экс-премьера обещают рано или поздно избавить Болгарию от Борисова и его сообщников, называя этот процесс «депутинизацией».

— Когда мы говорим, что Болгария должна депутинизироваться, то мы имеем в виду сразу три вещи. Во-первых, конечно, это прямые инструменты влияния Кремля, а во-вторых, уничтожение коррупции. С нашей точки зрения, коррупция и кремлевское влияние очень тесно связаны. В-третьих, это тенденции к авторитаризму и концентрации власти, — говорит Христо Иванов из «Демократической Болгарии», за которую голосуют городская интеллигенция и средний класс.

Акция протеста с требованием отставки премьера Бойко Борисова и главного прокурора Болгарии Ивана Гешева. София, 5 августа 2020 года. Фото: Hristo Vladev / NurPhoto / Getty Images

Мистер президент

Иванов одновременно упрекает ГЕРБ в том, что они «стоят на месте и напирают на полученные ими [на выборах] 600 тысяч голосов», и объясняет, что если он войдет в коалицию с Борисовым, то его рейтинг упадет до нуля. — Я понимаю это, но ведь и люди, поддерживающие ГЕРБ, самую большую демократическую партию Болгарии, которая доминировала в стране 12 лет и сделала много хорошего, не поймут объединения с Петковым или с «Демократической Болгарией», — говорит мне Росен Плевнелиев, бывший президентом Болгарии с 2012 по 2017 годы.

Плевнелиев принимает меня в своем просторном офисе в почти необитаемом Технопарке в Софии. Экс-президент одет в джинсы и клетчатую рубашку; завидев меня, он сразу расплывается в улыбке, не сходившей с его лица все полчаса беседы, которую Плевнелиев ведет на почти безупречном английском, — налицо тщательно выстроенный имидж прогрессивного прозападного политика.

Пока мы разговариваем о Болгарии, ее отношениях с Россией и войне на Украине, он всё время переводит разговор на свою персону, к концу беседы мне даже начинает казаться, что я пишу не репортаж о нынешних отношениях Болгарии и России, а очерк о роли Плевнелиева в истории.

— Я был самым проевропейским и продемократическим президентом, я боролся против Путина, я был человеком года в Украине в 2015 году, я ближайший союзник самых больших врагов Путина — Михаила Ходорковского и Гарри Каспарова, — рассказывает он.

Бывший президент Болгарии Росен Плевнелиев. Фото: Rainer Jensen / picture alliance / Getty Images

На президентский срок Плевнелиева пришлись аннексия Россией Крыма и война на Донбассе. Он предлагает мне посмотреть его «историческую речь» в Европарламенте, в которой он якобы предрек то, что происходит сейчас с Украиной.

— Я был мотором более мощных санкций против России еще в 2014 году против воли Меркель, [премьера Италии] Ренци и премьера Венгрии, — сообщает он мне.

С Путиным Плевнелиев виделся лишь однажды.

— Конечно, меня как большого критика Путина никуда не приглашали, а российский посол ненавидел каждую мою речь и интервью. 

Но я был в Сочи по приглашению МОК на церемонии закрытия Олимпийских игр. Перед ней со мной, [президентом МОК] Томасом Бахом, президентом Кореи, премьером Сербии и другими должен был час общаться Путин, но он, конечно, сильно опоздал, — рассказывает Плевнелиев.

По словам экс-президента Болгарии, Путин появился за 15 минут до начала церемонии.

— Я протянул ему руку и посмотрел в глаза, а он сказал мне по-русски: «Спасибо, господин президент, что приехали на церемонию закрытия». Там был переводчик, но раз Путин заговорил по-русски, я решил ответить по-болгарски, — рассказывает Плевнелиев.

Путин посмотрел на болгарского коллегу и процедил: «Вы — единственный болгарский президент из всех, который заговорил со мной на болгарском языке, а не на русском». Плевнелиев ответил: «Мистер президент, вы говорите на государственном языке России, а я на государственном языке Болгарии, но если хотите, мы можем говорить на немецком, который оба хорошо знаем». Плевнелиев утверждает, что Путин такой наглости не стерпел, разозлился и отошел в сторону.

Конечно, Плевнелиев как выходец из ГЕРБ во всём защищает Бойко Борисова, утверждает, что нет никаких доказательств его коррумпированности.

— Пропаганда без доказательств может помочь мобилизовать избирателей, но не помогает стране иметь культуру стабильных коалиций, которые могут производить правительства. У них [правительства Петкова] были МВД и все спецслужбы, но они ничего не доказали. Наоборот, мы видели много сомнительных дел у тех, кто притворяется борцами с коррупцией, — говорит экс-президент.

По его словам, именно ГЕРБ «модернизировал страну за последние 10 лет, создал новые индустрии». Тут Плевнелиев снова переходит к своим достижениям:

— Как президент я был очень горд создать 165 000 рабочих мест в разных индустриях будущего. Когда я был министром первого правительства ГЕРБ, то сотрудничал с ведущими международными институтами по борьбе с коррупцией, и в 2009–2011 годах мы делали самые прозрачные эффективные ведомства во всём ЕС. Но потом пришли молодые популисты из Гарварда, верящие в Маркса и в то, что можно поднять пенсии на 20% за счет детей Болгарии, просто чтобы стать популярнее. У них не было плана, все решения были непрозрачные, проекты по модернизации и инвестиции остановились — страна свалилась в хаос.

— Но ведь это не вы лидер ГЕРБ, с трудом удается мне вставить реплику.

— Борисов создал партию, и у него есть право работать в ней, а амбиций быть министром или премьером у него уже нет. Он пытался выстроить мосты с Петковым и Ивановым, но они не делают того же самого. Сейчас я являюсь медиатором переговоров между партиями, ведь пока война идет в 400 километрах от Болгарии, самое важное — создать проевропейское правительство, которое Петков блокирует.

— Для медиатора вы слишком резко настроены против одной из сторон.

— Но они незаконно арестовали своего главного оппонента ! Так нельзя делать! Это то, что Путин привык делать. Я не намерен прощать им ошибки, — отвечает экс-президент.

По словам Плевнелиева, сейчас он добивается максимальной интеграции Болгарии в Евросоюз.

— Нужно вступить в Шенген и еврозону, избавиться от советского оружия, отправив его Украине, чтобы они себя защитили, а взамен получить современное оружие от партнеров по НАТО, нужно бороться с российской пропагандой, кибер- и энергетической войнами, чтобы стать независимыми от России! — заключает политик.

Оружие умолчания

Несмотря на воинственный настрой Плевнелиева, атмосфера в Болгарии его словам не соответствует. На улицах Софии или Варны (в отличие от Праги или Риги) почти нет украинских флагов — ни на государственных зданиях, ни на окнах простых горожан. На вопрос о том, сколько еще болгар поехало воевать в Украину, Иван Калчев ответил мне, что знает только двоих.

— В приморских городках вы можете обнаружить даже больше российских флагов, чем украинских, — соглашается политолог из Центра либеральных стратегий Даниэль Смилов. — Дело в том, что если в начале войны в болгарском обществе была солидарность с Украиной и все помогали беженцам, то сейчас из-за деятельности русофильских партий люди уже не так уверены в том, что происходит, начали говорить, что ситуация сложная и нужно исходить в первую очередь из собственных экономических интересов.

Даниэль Смилов. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

По словам Христо Иванова, для болгар такой образ мыслей и действий очень типичен:

— У нас есть такой национальный рефлекс — переждать [проблемы] в стороне и не очень высовываться, — усмехается он. — Я не говорю, что это очень привлекательно, но это факт.

Менее склонный к самоиронии экс-посол Болгарии в России Илиян Васильев напоминает, что зато в Болгарии, в отличие от той же Праги, не проходят многотысячные демонстрации против Евросоюза и НАТО.

Илиян Васильев. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

Тем не менее факт остается фактом: с начала войны до ноября Болгария отказывалась официально поставлять Украине вооружения, ограничившись оказанием «военно-технической помощи». 29 сентября временный министр обороны Болгарии Димитар Стоянов после просьбы украинского посла о поставках вооружений еще раз сказал, что этому не бывать.

Представители партий, входивших в правительственную коалицию, всё валили на Социалистическую партию. Мол, БСП шантажировали партнеров своим выходом из коалиции, что привело бы к отставке кабинета министров. В результате единственной партией, поддержавшей поставки оружия в Украину в парламенте Болгарии, был ГЕРБ, который раньше обвиняли в пророссийском курсе. Возможно, Борисов просто вовремя понял, что в 2022 году выгоднее поддерживать Украину, чем Россию, хотя журналистка Джамджиева, называя «Тыкву» самым проукраинским политиком, предполагает, что он «и правда теперь так думает».

В ноябре именно с подачи ГЕРБ (и «Демократической Болгарии») парламент проголосовал за официальные поставки вооружений.

Впрочем, и до этого болгарское оружие всё равно доходило до Украины.

31 октября издание Еuroaktiv написало, что Болгария поставила в Украину вооружений на сумму в 1 миллиард евро .

— Болгария — один из самых крупных экспортеров амуниции и военного оборудования в Украину. Просто оно идет не напрямую, а через Польшу и Румынию, — объясняет политолог Смилов.

Министр экономики Болгарии в 1996–1997 годах Румен Овчаров считает, что частные контракты производителей оружия государство никак запретить не может.

— Как бывший министр экономики я знаю, что, когда к тебе приходит торговец и предоставляет сертификат получателя из Польши, ты не имеешь никакого основания запретить такую сделку, — говорит он.

Румен Овчаров. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

Овчаров рассказывает, что в Болгарию приезжал глава МИД Украины Дмитрий Кулеба, встречался с лидерами партий и убеждал их проголосовать за поставки оружия, но в БСП сказали твердое «нет».

— Такую позицию можно назвать пророссийской, наверное? — спрашиваю я Овчарова, который является членом Социалистической партии.

— Нет! И я лично считаю, что насчет войны Россия не права. Входить в Харьков, как входили в Идлиб в Сирии, как по мне, абсолютно неприемлемо. Мы в БСП выступаем против войны и за начало немедленных переговоров с поиском мирного урегулирования конфликта. Никакого оружия и никаких санкций, потому что они не дают результатов.

— Но ведь если не помогать Украине оружием, то она проиграет, — возражаю я.

— А сейчас обе страны проигрывают, — невнятно отвечает Овчаров и начинает выдавать такие сентенции, будто мы перенеслись в телешоу «Вечер с Владимиром Соловьевым». Кстати говоря, «Первый канал» (но не «Россию-1»), по утверждению местных жителей, в Болгарии до сих пор можно смотреть.

— Если бы США и другие страны Запада были более реалистически настроены и заметили, как меняется мир, то могли бы реагировать более прагматично.

Например, найти какой-то способ урегулировать ситуацию на Донбассе, а не бомбить этих людей восемь лет. Когда Россия нападает — это агрессия и нарушение прав человека, а когда Соединенные Штаты бомбят Югославию или входят в Ирак или Афганистан — это демократично и цивилизованно? — заканчивает спич риторическим вопросом Овчаров.

Экс-министр ругает бывших руководителей Франции и Германии Олланда и Меркель за то, что они не давили на Украину, чтобы она выполняла Минские соглашения, напоминает о том, как США проигнорировали соглашение между Януковичем и оппозицией, которое было подписано 23 февраля 2014 года под контролем европейских лидеров и должно было закончить Майдан мирным способом.

— Я вижу сейчас эту агитацию [на Западе] о том, что Россия сама себе трубопроводы взрывает, сама себе атомные электростанции бомбит, и поражаюсь, насколько должен быть человек тупым, чтобы поверить в это! — восклицает Овчаров.

Он учился в Москве, имеет специальность оператора АЭС и запускал третий и четвертый блоки АЭС «Козлодуй» под Софией.

Овчаров оправдывает аннексию Крыма, так как «произошел переворот, и к власти пришли люди, которые показали, какую политику будут реализовывать», а в конце разговора делится со мной историей о своем знакомом украинском экс-министре.

— Он приехал в Болгарию и сказал, что хочет экспортировать сюда зерно и кукурузу из Украины, открыв тут завод по производству макарон. В какой-то момент он заявил, что русские — это гунны: приходят, грабят и уходят. Тогда я сообразил, что как русские — гунны для украинцев, так болгары — гунны для македонцев. Как в Украине не хотели делать русский язык официальным, так и македонцы против болгарского языка, хотя в Северной Македонии, наверное, 80% населения связаны с Болгарией, как в Украине — с Россией, — рассуждает Овчаров.

По его мнению, и Украина, и Северная Македония «строят свою новую историю за счет ненависти к соседнему государству, и этот алгоритм явно где-то целенаправленно создали».

Страна русофилов

— У нас был такой царь Борис Третий, который во время Второй мировой войны присоединил Болгарию к [странам «оси»]. Вот он говорил, что в Болгарии вся буржуазия и бизнесмены — англофилы, все офицеры — германофилы, а весь народ — русофилы. А он сам хоть и немец, но единственный болгарофил, — смеется Овчаров. — Не очень многое с тех пор изменилось.

Социалистическую партию, несмотря даже на риторику Овчарова, самой пророссийской в Болгарии не назовешь. Когда я только прилетел в Софию, то, проходя мимо палатки с шаурмой, услышал из стоящего там динамика политическую рекламу, которая заканчивалась словами: «Номер 29. С Россией в сердце». Оказалось, что с таким лозунгом на выборы шла партия «Русофилы за возрождение отечества».

Ее председатель Николай Малинов, невзрачный мужчина с ежиком седых волос, известен тем, что в 2019 году был обвинен в шпионаже в пользу России. Его сначала арестовали, потом выпустили под залог, взяв подписку о невыезде. Однако разрешили съездить в Москву, где Путин лично вручил ему Орден дружбы, который полагается за «особые заслуги в содействии миру, дружбе, сотрудничеству и взаимному уважению между народами».

Николай Малинов. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

— Я на стороне России и поэтому называю себя русофилом. И все награды и наказания получаю по жизни из-за этой моей гражданской позиции. Я ее менять не собираюсь ни при каких обстоятельствах, как бы ни развивалась судьба. Болгария с Россией — это империя. А Болгария с Америкой — это колония. Кому это не понятно? — спрашивает он меня.

Общественная организация под названием «Русофилы» появилась в Болгарии еще в 2003 году.

— Первая такая в мире! — с гордостью заявляет мне Малинов. — Мы организуем конкурсы, выставки, фестивали и концерты. В этом году в нашем конкурсе «Нельзя потушить то, что не гаснет» приняло участие 12 с половиной тысяч детей, а обычно бывает 35 000! И у нас таких конкурсов пять.

По словам Малинова, «Русофилы» открыли 258 кабинетов русского языка в детских садах, а также отправляют в Россию больше 300 студентов в год.

— Мы как отдельное министерство культуры и МИД! — хвастается он. — Русофильство заложено в архетип болгар, потому что у нас общий язык, на котором мы молимся богу, — церковнославянский, потому что кириллица, потому что традиционные ценности. Это все те вещи, которые делают болгарина болгарином, и эта славяно-православная болгарскость может существовать только в дружбе с Россией, — рассуждает Малинов. — Та модель, которую предлагает человечеству Россия, а именно традиционные ценности, сильное государство и многополярный мир — это то, что может сохранить Болгарию в турбулентной и сложной атмосфере, особенно когда Европа постоянно стреляет себе то в руку, то в ногу, а скоро в голову выстрелит с такой политикой в отношении нашей сестры — России.

Малинов настаивает, что почти 80% болгар — русофилы, ссылается на исследование своей организации на этот счет. Однако его партия почему-то успехом у избирателей не пользуется и на выборах 4 октября получила только 0,25% голосов. Малинов объясняет этот парадокс очень просто:

— 65% населения Болгарии не голосует, что и приводит к диссонансу между [прозападной] политической элитой Болгарии и реальными чувствами болгарского народа.

Он напоминает, что и русский народ избирал «русофобов» Горбачева и Ельцина.

— Для того чтобы выстроить соответствующие связи с русофильским электоратом, нужны СМИ, огромные денежные средства и международные контакты, а все эти механизмы полностью находятся под контролем супостата, — рассуждает Малинов. — Даже в России еще не до конца вышли из-под этого контроля, и, несмотря на все правильные шаги, либерально-коммунистическая пена еще очень сильно затуманивает сердца и умы людей в России.

Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

Организовать успешное сопротивление супостату Малинову никак не удается, но он стоически «несет свой крест».

— За это нас сажают, за это нас бьют, разрушают наши семьи, дома и фирмы. Мы несколько лет назад купили четвертое по рейтингу телевидение, но на второй день к нам зашли 115 полицейских и раскулачили его полностью, — рассказывает Малинов.

Как и Плевнелиев, скромностью русофил не отличается и утверждает, что президент США потом «лично ругал премьера Болгарии за то, что его выпустили из тюрьмы».

Критикам, которые считают, что в Болгарии нужны не русофилы, а болгарофилы, Малинов отвечает так: «Быть болгарофилом — это значит любить себя. А быть русофилом — значит любить свою сестру, своего брата или маму». Он утверждает, что денег на свою деятельность в России не берет, хотя своих тесных связей с Кремлем не скрывает:

— Я знаю, что Лаврову, Путину и Матвиенко наши усилия видны — судя по разговорам, которые у меня регулярно с ними бывают. Они это всё видят. Мы продолжаем пытаться сражаться с темнотой, зажигая наши маленькие огоньки. Столько, сколько мы можем. Наше дело правое — и вдолгую мы всё равно победим.

Любовь зла

Пожилая пара бродит между бюстами и памятниками, созданными во второй половине XX века и расставленными сейчас во дворе Музея социалистического искусства. Женщина в странноватой панамке в цветочек оказывается израильтянкой Блюмой, которая уехала из СССР еще в 1971 году, но всё еще неплохо говорит по-русски.

— Сегодня Йом-Кипур (еврейский праздник Судный день. — Прим. авт.), а мы не верующие, поэтому приехали в Софию погулять на несколько дней — здесь замечательный музей о евреях, которых спас царь Борис. А здесь я просто вспоминаю молодость! Я же была пионеркой, но не в комсомоле, — объясняет Блюма.

Она рассказывает, что в Советской Литве было «невозможно жить», она всегда чувствовала себя как будто «на прицеле».

— Мы убежали, всё оставив там, дорого заплатили, но главное было вырваться! Когда я в Австрии услышала немецкую речь, которую терпеть не могла, поняла, что теперь мы свободны! — говорит Блюма.

— Что думаете про нынешнюю войну?

— Ужас! — мгновенно откликается она. — Но не всегда русские виноваты. Я не большой любитель Путина, но Байден его загнал в угол. Если бы остался Трамп, о чем вы говорите, какая Украина?! Просто Байден — дегенерат, я первый раз вижу такого президента в Америке.

— Войну Путин начал всё-таки…

— Путин начал, но можно было договориться — у меня сердце болит и за русских, и за украинцев, поверьте мне, — отвечает Блюма и уходит смотреть оставшиеся памятники Ленину и первому лидеру коммунистической Болгарии Георгию Димитрову.

Принято считать, что именно болгарам больше всего нравилось быть частью социалистического блока. Правивший 35 лет генсек ЦК Компартии Болгарии Тодор Живков даже подавал запрос на то, чтобы стать шестнадцатой советской республикой. В Музее социалистического искусства немало артефактов, на которых изображены Живков и Леонид Брежнев — например, на ковре с надписью: «Дружба от векове за векове».

Ковер в Музее социалистического искусства. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

Социалист Овчаров, конечно, это мнение подтверждает:

— У нас проблем с Советским Союзом не было. Мы хорошо относились к русским всегда: и во время советского периода, и после него.

Действительно, все знают про восстания в Венгрии 1956 года или тем более в Праге в 1968 году (подавленные советскими войсками), а Болгария на их фоне кажется покорным вассалом.

Но экс-посол Болгарии в РФ Васильев решительно возражает. Он рассказывает про движение горян — лесных людей, которые сопротивлялись коммунизму аж до 1956 года. Катализатором вооруженного сопротивления «горян» стали коллективизация и Народные суды 40-х годов, на которых болгарские коммунисты осудили больше девяти тысяч человек, 2680 из них приговорив к смертной казни.

По словам журналиста Инджева, в свое время написавшего книгу «Течна (игра слов: жидкая вместо вечной) дружба», «горяне» — это самый хорошо охраняемый секрет болгарской истории.

— В Болгарии наряду с Западной Украиной было самое длительное антикоммунистическое вооруженное сопротивление после Второй мировой. Они боролись с режимом и надеялись получить поддержку от Запада, но не дождались ее, — сокрушается Инджев.

По мнению Васильева, Тодор Живков был «хитрым человеком, который создавал для русских иллюзию, что в Болгарии все принимают коммунизм, потому что думал, что тогда Москва оставит ему пространство для маневра». В результате, признает Инджев, «режим смог создать свою элиту, и голоса противников стали неслышными, поэтому к 70-м годам сопротивление режиму исчезло, болгары полностью разочаровались и не верили, что когда-нибудь у них появится другая власть».

Сопредседатель «Демократической Болгарии» Иванов напоминает, что и падение социализма для большинства болгар стало поражением, а не началом чего-то прекрасного.

— Переход был очень трудный. Это не как в Чехии, где уже в 1995 году было лучше, чем в 1989-м. Болгария выровняла показатели с 1989 годом только в 2005 году, то есть было 15 лет сожаления, что мы что-то потеряли. Россия — это ностальгическая доминанта, потому что у нас просто слишком много лузеров, — рассказывает Иванов.

Истоки же особой привязанности болгар к России лежат еще дальше — в XIX веке. Ее считают освободительницей Болгарии от Османской империи, поэтому в центре Софии стоит памятник Александру II.

— Это, наверное, из-за воспитания и того, чему нас учили в школе. Нам всем говорили, что русские — наши освободители, наш большой брат. У взрослого населения это зафиксировано в голове, — говорит журналистка Джамджиева.

Облегчает существование особой связи между Болгарией и Россий похожий язык и единая религия.

Бывший министр иностранных дел Болгарии (2014–2017 годы), а ныне один из лидеров ГЕРБ и основной кандидат на кресло премьера в случае создания коалиции Даниэль Митов подтверждает, что болгары относятся к России «очень дружелюбно».

— До такой степени, что иногда есть склонность оправдывать маразм Путина и кремлевских олигархов. Это и из-за истории нашего освобождения от Османской империи, и, конечно, коммунизм оставил очень тяжелый пропагандистский след. Наконец, российская пропаганда в последние 10–12 лет здесь была абсолютно везде, так что теперь нам нужно сделать так, чтобы каждый мог отделять правду от симоньянщины и скабеевщины.

Даниэль Митов. Фото: Ayhan Mehmet / Anadolu Agency / Getty Images

Инджев считает, что «постоянно вспоминать то, что произошло в XIX веке, и переносить это в современность, называя Путина освободителем Болгарии от западного гнета, неправильно».

— Тем более что болгарские революционеры XIX века хорошо знали, что Россия ничем не лучше Османской империи. Они знали, что Россия — это тюрьма народов, ведь многих из них выслали из России за то, что они поддерживали польскую революцию, — говорит журналист.

Надо сказать, что и российская пропаганда давно предпочитает называть болгаров как минимум «корыстными друзьями», а как максимум предателями, которые наплевали на историческую дружбу с Россией, да и вообще в обеих мировых войнах XX века были союзниками Германии (что правда).

— Думаете, на стороне России тоже воюют болгары? — спрашиваю я воевавшего за Украину Ивана Калчева.

— Уверен, что нет.

— Но в обществе Россию поддерживают?

— Лично я таких не видел! Возможно, они прячутся в подвалах, когда видят меня, выходящего из-за угла, — смеется Калчев, — Хотя в Facebook многие очень смелы и пишут, что убьют меня своими руками, когда я приеду к ним в село. У людей промыты мозги с детских садов и школ, где до сих пор преподают примитивный тип национализма: «Мы маленькая, но гордая нация, все великие державы были против нас, турки нас репрессировали 500 лет, а Россия освободила».

Поддержать независимую журналистику

Независимая журналистика под запретом в России. В этих условиях наша работа становится не просто сложной, но и опасной. Нам важна ваша поддержка.

Правда, Калчев утверждает, что освобождали Болгарию в составе русской армии в основном украинцы:

— Я сейчас в Украине встречал нескольких человек, которые сказали, что их деды воевали в освободительной войне Болгарии против турков, и я никогда не слышал такого от русских.

Сам Калчев признается, что ничего против русских не имеет, до сих пор перечитывает братьев Стругацких и слушает русский рок (любимая группа у него — «Агата Кристи»).

— Мы и с украинцами обсуждали, что литература и музыка не виноваты в войне — идет столкновение цивилизаций в классическом определении Хантингтона, — рассуждает Калчев.

Сожженный паспорт

Российские активисты, переехавшие в Болгарию, уверены, что многие чиновники и сотрудники спецслужб и сейчас как минимум симпатизируют Кремлю, если не работают на него. Например, так думает живущий в Варне россиянин Алексей Алчин. 26 февраля на акции в поддержку Украины в Варне он публично сжег свой российский паспорт. Вскоре из России пришел запрос на экстрадицию Алчина, которого на родине обвинили в налоговых махинациях на сумму более 280 миллионов рублей. Он уверен, что сожженный паспорт стал триггером уголовного дела.

Вообще, Алчин — не самый обычный оппозиционный активист. До отъезда из России он не участвовал в митингах, да и антипутинских постов в соцсетях не писал. Наоборот, в конце 90-х годов он работал в Федеральной антимонопольной службе в России.

Алексей Алчин. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

— У меня возник конфликт с [главой ФАС Игорем] Артемьевым. Я ездил в Европу изучать опыт антимонопольного законодательства и привез наработки, что нужно идти по их пути, подготовил поправки в антимонопольное законодательство для увеличения штрафа до 10% оборота, а также предложил исключить возможность брать взятки, — рассказывает Алчин, с которым вы встречаемся в кафе на пешеходной улице в Варне. Рядом на фасаде заброшенного отеля «Одесос» висит редкий для Болгарии плакат «Мир за Украйна. No war».

Артемьев, по словам Алчина, не согласился, и тот уволился. После этого его звали в Администрацию президента, но Алчин оказался в Госдуме: в аппарате комитета по экономической политике, который возглавлял одиозный депутат Евгений Фёдоров. Там он тоже продержался недолго: «Однажды Фёдоров мне дал 6 000 000 рублей, чтобы я отвез их в Саратов и оплатил покупку квартиры. Вот везешь ты эти деньги, в аэропорту тебя останавливают, а объяснить тебе нечего».

Тогда Алчин окончательно осознал, что «политика — грязное дело».

— Когда я начинал работать в Министерстве по антимонопольной политике, то был очень наивным и полагал, что закон есть закон, но после Госдумы я понял, что либо ты делаешь, что тебе говорит руководство, либо не работаешь, — говорит Алчин.

Разочаровавшись, он ушел в бизнес: в частности, занимался поставками платины в Европу. Поскольку Алчин увлекается боевыми искусствами, он часто ездил в Европу на соревнования и тренировки. Попав однажды в Болгарию, Алчин понял, что это его страна: «Я тут душевное спокойствие обрел, культурно тут всё близко, а люди — очень спокойные, никуда не спешат, сложно увидеть болгарского гражданина, который бы кричал на детей». В Болгарии он получил ВНЖ как торговый представитель киевской компании.

Только в Болгарии к Алчину пришло «осознание, что нужно действовать активнее, в том числе информационно». В эмиграции он начал писать в соцсети.

— В первое время меня просто поражало, что здесь люди могут свободно высказывать свою позицию на протестах. Никого не винтят, не преследуют, не увольняют, — говорит Алчин.

Первые два суда в Варне, где Алчин жил больше пяти лет, приняли решение о экстрадиции россиянина домой.

— Адвокаты, полицейские, даже судебные приставы были удивлены решением суда! Прокурор была достаточно агрессивно настроена, а суды первой и второй инстанции безапелляционно отметали любые доказательства, — рассказывает Алчин.

По его словам, у стороны обвинения была четкая позиция, что «правосудию России надо доверять, потому что там демократия», им было достаточно бумажки от генпрокурора Российской Федерации, который гарантировал, что нет преследования по политическим мотивам и не будет пыток.

Алчин предоставлял документы из налоговой, что задолженности у него нет, но суд это не интересовало. Спасло Алчина то, что российские активисты организовали акции протеста, а Геннадий Гудков подключил свои связи.

— И парламент, и все правозащитные организации, и судейское сообщество, и прокуратуру — всех, кого можно и кого нельзя, на уши подняли, — говорит бывший депутат Госдумы.

В результате апелляционный суд отменил решение об экстрадиции.

По мнению Алчина, произошедшее с ним объясняется тем, что среди болгарских чиновников очень много сторонников России и Путина:

— Большая часть людей во власти связаны с российским бизнесом, особенно в силовых структурах, и, как мне говорили судебные приставы, я должен понимать, что тут, как и в России, суды делают то, что хочет прокуратура.

С ним согласен местный активист Петар Танев.

— Сотрудники болгарских спецслужб пишут не имеющие ничего общего с реальностью справки по поводу происходящего в России. Поэтому россиянам получить политическое убежище в Болгарии просто нереально. В 99% случаев приходит отказ. Сирийцам дают, а российским гражданам пишут, что в России можно «защитить свои права, а значит, не так всё плохо», однажды вообще сослались на то, что в России есть Либерально-демократическая партия! — смеется Танев.

Экс-глава МИД из ГЕРБ Митов придерживается распространенной в Восточной Европе точке зрения, что россиян нужно фильтровать.

— Я за то, чтобы все, кто был частью российской оппозиции, — журналисты и открыто критикующие режим люди — могли бы уехать на Запад. Но я сам был свидетелем, как один из убежавших от мобилизации россиян пламенно защищал тезисы Кремля о том, что Украина — это недогосударство, и ее надо денацифицировать, — рассказывает Митов, предлагая таких людей из России не выпускать.

Впрочем, экс-президент Плевнелиев, например, ограничивается в нашем разговоре сочувствием к тем россиянам, которые вынуждены жить в диктатуре:

— Я надеюсь, что однажды они освободятся, а тех, кто борется с режимом, я считаю героями.

Алчин же после успешной апелляции попросил в Болгарии политическое убежище и, сидя на берегу Черного моря, размышляет о будущей России:

— Путин нарушил неформальный договор между властью и народом, но проблема в отсутствии прописанной ответственности за его нарушение. При этом очень сложно консолидировать общество на такой большой территории с учетом национальных и культурных различий. Как вообще выстроить отношения между властью и народом в России?

— Вас вся эта история не отвратила от Болгарии?

— Нет, я всё равно понимаю, что здесь есть демократический процесс, и я должен бороться с влиянием России здесь, — говорит Алчин, который состоит в болгарском движении Геннадия Гудкова «За свободную Россию».

Символы раздора

Сложное отношение болгар к России отражает судьба монструозных советских монументов, которые появились в Болгарии при социализме. Самые известные из них — Алеша в Пловдиве и памятник Советской армии в центре Софии.

Услышав мой вопрос про памятники, журналистка Джамджиева начинает напевать песню «Стоит над горою Алёша» и рассказывает, что демократическое сообщество в Софии давно борется, чтобы из центра столицы убрали памятник Советской армии, но ничего не получается.

Памятник Советской Армии в Софии. Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

— Русское посольство и руководство России очень остро реагировали на эти планы, и наши чиновники всегда уступали, ведь мы зависели от русского газа, — говорит она.

По словам Иванова из «Демократической партии», мэр Софии, представляющая ГЕРБ, никогда не хотела этого.

— К тому же в Болгарии не любят «экстремизма», поэтому даже среди людей, которые не очень пророссийски настроены, [нет такого желания]. Очень много просто пугливых людей, которые думают, что США от нас далеко и не очень заинтересованы в Болгарии, а Россия — близко, и не нужно дергать ее за хвост, — говорит он.

В октябре 2022 года я застаю памятник Советской армии облитым красной краской, рядом на ограждении написано «Окупаторы вън» («Оккупанты — вон».Прим. ред.). В отличие от стран Балтии, где невозможна дискуссия о том, предшествовало ли советской оккупации освобождение Литвы, Латвии и Эстонии от фашизма, в Болгарии не всё так однозначно. На официальном уровне послевоенный период не называют «оккупацией» — формально, потому что советских войск в Болгарии не было с 1947 года, а неформально, чтобы не раскалывать общество.

— Я большой оппонент теории «освобождения» и этих монументов в центре городов. Мы были оккупированы, а памятники я бы передвинул в музей, где люди могли бы смотреть на коммунистическую и фашистскую пропаганды, — говорит экс-президент Плевнелиев.

— Вы пробовали сами сделать это?

— Я буду рад увидеть результат в суде, куда гражданское общество подало иск с такой инициативой.

— Вы же были президентом! Почему не сделали ничего?

Я сделал много! — вспыхивает Плевнелиев. — До меня президент [Болгарии с 2002 по 2012 годы] Пырванов говорил на эту тему только то, что Россия нас освободила, а я в каждой речи повторял, что Болгария была оккупирована после Второй мировой, и каждый год ходил к монументу жертв коммунистического режима, где мой преемник [Румен] Радев за шесть лет не был ни разу.

Возмущает существование советских памятников и экс-посла Болгарии в России Васильева:

— Никто не убит из советских военных на территории Болгарии! По международному праву, абсолютно безоговорочно разрешается иметь памятники на захоронениях. Но здесь, в центре Софии, памятник-то кому? Нет ведь никаких убитых. Это просто символ доминации Советского Союза над Болгарией, — он уверен, что в будущем памятники уберут: — Хотя бы потому что у них некрасивая эстетика, это не Микеланджело. Во-вторых, это просто унизительно для болгар, ведь рядом с Алешей стоит главный болгарский герой Левски, который намного меньше.

Будем сносить, — уверенно говорит мне Митов из ГЕРБ. — Это одна из моих персональных миссий, так сказать.

— Почему же раньше не получалось этого сделать?

— Болгары не любят конфронтации. И вообще мнение, что историю надо беречь, как будто превалировало в это время, когда не было войны на Украине.

Общественное мнение было против, но сейчас уже накопилась масса людей, которые понимают, почему это надо делать, — уверяет экс-глава МИД.

«Русофилы» Малинова обещают памятники защищать.

— Мы будем сопротивляться. В 2013 году мы собрали 54 000 подписей в поддержку памятника в Софии. У каждого поколения свои битвы, и нам уже приходилось с украми драться на улице, когда они шли на нас со своими знаменами за то, что мы охраняем памятники, — рассказывает Малинов.

По его словам, «супостат» пытается бить и по другим символам дружбы Болгарии и России: например, переименовать храм Александра Невского и улицу графа Игнатьева в Софии.

Антивакс-популизм

Хотя «Русофилы» на выборах провалились, другим пророссийским партиям сопутствовал успех. Например, праворадикальная партия «Возрождение» получила на 5% больше, чем на предыдущих выборах. Геннадий Гудков считает, что значительная часть финансирования «Возрождения» идет через пророссийские «прокладки» и болгарские энергетические компании, которые давно куплены [Кремлем]. В том, что Кремль платит русофилам, уверен и журналист Инджев. Он рассказывает, что, по данным его источников, Москва заплатила 20 миллионов евро болгарским НКО за участие в кампании в поддержку строительства АЭС в Белене. В июле пресс-секретарь экс-премьера Петкова Лена Бориславова сказала, что Россия платит около 2000 евро в месяц журналистам и политикам за распространение кремлевской пропаганды.

Бывший посол Болгарии в России Илиян Васильев, с которым мы встречаемся около сетевого магазина русских продуктов «Березка» (где можно купить водку, икру, пельмени, гречку и многое другое), уверяет, что меньше 10% болгар «идеологически веруют в Россию», «любят ее безвозмездно», а остальные делают это за деньги.

— Да, около 30% нашего ВВП связаны с капиталами, которые напрямую или косвенно связаны с бизнесменами или олигархами из России, но из мифа о всенародной поддержке Путина болгарами русофилы делают продукт, который могут продать в Кремле. Они очень хорошо торгуют этими мифами, получая часть доходов «Газпрома» или «Лукойла», — утверждает экс-посол.

— У «Возрождения» есть два приоритета. Во-первых, сделать Болгарию независимой от ЕС, а это старая мечта Путина использовать Болгарию как троянского коня, чтобы разрушить ЕС. Во-вторых, улучшить отношения с Россией, хотя при этом они себя позиционируют как патриотов Болгарии, — говорит Инджев.

— Партию «Возрождение» называют националистами, но как по мне, то они — пятая колонна Путина. Итальянские правые хотя бы против российского вторжения в Украину, а «Возрождение» поддерживает путинскую Россию. Вы можете их называть ультраправыми, но и русофилами, — говорит политолог Смилов (от интервью с «Новой газетой Европа» представители «Возрождения» отказались).

Еще одной важной фигурой, которую обвиняют в симпатиях к Кремлю, является нынешний президент Болгарии Румен Радев. Раньше он говорил, что Крым — российский, а недавно выступил против быстрого вступления Украины в НАТО.

— Он идеологически направлен на Россию, и хорошо, что Болгария — парламентская республика, но его значение растет, когда нет постоянного правительства, — говорит Смилов.

Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

Экс-президент Плевнелиев называет трагедией Болгарии то, что партии, поддерживающие евроатлантический курс страны и получившие 80% на последних выборах, не могут объединиться для решения сложных вопросов, потому что не доверяют друг другу.

— Для меня Путин — фашист, потому что отрицает право украинцев иметь свою страну. Так же Гитлер делал с евреями и другими. И вот пропутинская, а значит, профашистская партия растет в Болгарии из-за неспособности проевропейских партий управлять страной! — возмущается Плевнелиев.

Рост симпатий к пророссийским партиям Плевнелиев считает следствием их оголтелого популизма, а не чисто пророссийской риторики. По его словам, лидер «Возрождения» Костадинов, как настоящий популист, говорит разным людям то, что именно они хотят слышать.

— Он не носил маску в парламенте и, как и президент Радев, полтора года не употреблял слова «вирус», потому что заигрывает с антиваксерами, — говорит он.

По мнению Иванова из «Демократической Болгарии», за «Возрождение» голосуют не только и не столько сторонники Путина.

— У «Возрождения» очень большой рост голосов на Западе, в Америке. Это не люди, которые учатся в русских университетах или работают на стройках новой Москвы, они просто ненавидят систему как таковую, — говорит либеральный политик Иванов. — Но Путин — чемпион для всех, кто думает, что если они покажут фиг американцам, то их достоинство как-то восстановится. И эта группа больше, чем люди, которые говорят, что любят Россию. По моему мнению, потенциально этих людей в Болгарии 70%. Я не говорю, что у «Возрождения» будет 70%, но им явно есть куда расти.


— Откуда у вас столько антиваксеров?
— удивленно спрашиваю я Иванова.
— Ядро антиваксеров — это персональные доктора. В большинстве своем люди предпенсионного возраста, которые чувствуют себя обойденными и ищут точку сопротивления. Почему-то доктора решили, что должны сопротивляться антикоронавирусной политике, и мобилизовали очень большие слои общества. «Возрождение» очень умело эти настроения использовали, — отвечает Иванов.

Либеральный политик считает, что речь Путина в день подписания документов об аннексии новых территорий — это манифест.

— По-моему, он серьезно поменял доктрину украинской войны. В начале вопрос был о гарантиях для России, что НАТО не будет приближаться к российским границам, потом были фашисты на Украине, но это работает только для консолидации людей в России, а в Болгарии это никому не интересно, — рассуждает Иванов. — Но когда на место фашистов вдруг пришли геи, гендерный вопрос и моральное разложения Запада, то это людям здесь очень понятно. Начинается этап, на котором Путин будет активно заниматься пропагандой в Восточной Европе.

Русский болгарин

Тяжелую ношу борьбы с мнением о Путине-освободителе в Болгарии взвалил на себя 22-летний активист движения «За свободную Россию» Петар Танев. — В Болгарии много русофилов, и я ничего против этого не имею. Я, например, люблю Италию, поэтому могу назвать себя итальянофилом. Но это не значит, что я буду поддерживать политиков вроде Джорджи Мелони (новый премьер Италии, лидер ультраправой партии «Братья Италии».Прим. авт.), — рассуждает Танев.

Он родился в Болгарии, его отец — болгарин, а мать — русская. У Танева есть болгарский паспорт, но всю сознательную жизнь он прожил с матерью, которая еще в 2009 году вернулась в Россию.

В феврале 2022 года Танев приехал в Софию и сразу же развил на родине бурную деятельность. Свою миссию он видит в том, чтобы объяснить болгарам, что Россия и Путин — это не одно и то же.

— Из-за российской пропаганды болгары не могут представить себе Россию без Путина, говорят про то, что тот защищает консервативные ценности и не дает окунуть свою страну в западное болото радужных цветов, — говорит Танев.

До приезда активиста на родину российская оппозиция, по словам активиста, была в Болгарии абсолютно непопулярной.

Несмотря на свой юный возраст и недавнее появление в Болгарии, Танев уже не вылезает из эфиров болгарского радио и телевидения. Помогли ему в этом природная коммуникабельность и активность, а также бело-сине-белый флаг, который новая российская эмиграция сделала после начала войны своим символом.

— Мне самому этот символ очень сильно понравился. Я помню, как почувствовал прилив патриотизма к движению, которое объединило российский народ. Я этого никогда не чувствовал ранее. У меня не было ощущения, что я хочу брать в руки бело-сине-красный флаг. У меня были какие-то странные негативные эмоции, когда я просто видел этот флаг, — рассказывает Танев.

Когда он вышел на первый антивоеннный митинг в Софии, его все начали расспрашивать, что это за флаг. Отвечать всем одно и то же Таневу не хотелось, поэтому он нашел более изящное решение:

— Я начинал кричать на болгарском языке лозунги типа «Россия без Путина!» или «Россия не Путин». Для людей это вообще было в новинку. Они никогда такого не слышали, поэтому начали всё больше и больше интересоваться.

Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

На лацкане его пиджака всегда значок с этим флагом, он ведет инстаграм-аккаунт флага c девятью тысячами подписчиков. Танев с гордостью показывает мне фото человека, который накинул на спину огромный бело-сине-белый флаг.

— Я его увидел на митинге и подумал, что это кто-то из наших, а оказалось, что это обычный болгарин, который загорелся идеей нашего флага, — говорит Танев. — А я знаю, что у других диаспор только русские выходят на митинги.

По его словам, на акции в поддержку Альчина в Софии движению удалось сделать невозможное: митинговало только два россиянина, а остальные были болгарами. Теперь он собирается устроить уличную выставку российской оппозиции, о чем уже договорился с городским депутатом.

Танев излучает уверенность в себе и утверждает, что после его эфиров в Болгарии русофилы «потихоньку начали понимать, что на самом деле главный русофоб — это Владимир Путин, ведь он разрушил судьбы сотен тысяч россиян, обернул всех и вся против российских граждан». Далось это непросто. По словам Танева, многие в Болгарии всё еще обзывают его русофобом и «предателем родины» (по-болгарски «родоотступником»).

Секрет успеха Танева прост:

— Я просек фишку, что я человек, который представляет и Россию, и Болгарию, а болгары прислушиваются больше к своему человеку. Маленькие страны очень любят гордиться своими гражданами, которые находятся или жили за рубежом.

Пока в Болгарии у российской оппозиции не так много активистов. По словам Танева, в Софии — человек 30, в Варне и Бургасе — еще по 20. Но Танева почти сразу стали приглашать не только на эфиры, но и выступать на митингах «Продолжаем перемены» и «Демократической Болгарии». Как представитель российской оппозиции он объясняет болгарским демократам, какие аргументы тем нужно использовать в дискуссиях с местными путинофилами.

В России Танев тоже занимался протестной деятельностью, хотя о нынешней известности ему оставалось только мечтать (что он явно и делал). Состоял он в «Городских проектах» Максима Каца и в партии «Яблоко». В 2021 году Танев даже собирался баллотироваться в Госдуму, но, поразмыслив, решил не отказываться ради этого от болгарского гражданства.

— Это бред! Я не хочу терять связь с Европейским Союзом, ведь я абсолютно евроатлантический человек. Моя основная идея всегда заключалась в том, чтобы популяризировать в России ценности и идеи Европейского Союза и НАТО. Я хочу увидеть Россию в этих двух интеграционных объединениях, — признается Танев.

— Это вряд ли возможно, — осторожно возражаю я.

— Конечно, это невозможно, — легко соглашается Танев, — Но я иногда люблю мысленно строить утопии.

Не хочет Танев отказываться и от российского гражданства. В феврале он формально приехал в Болгарию на стажировку в Министерство иностранных дел. Пробивной Танев дошел до главы МИД и рассказал ей свои мысли об Украине и российской оппозиции. Та предложила ему работу советника по России, но даже ради этой престижной должности паспорт Танев решил не сдавать:

— Я понял, что не хочу терять юридическую связь с Россией, потому что во мне проявилось чувство патриотизма к ней.

Фото: Илья Азар, специально для «Новой газеты Европа»

Разочарование в Путине

Благодаря Таневу или нет, но отношение в болгарском обществе к Путину меняется. Еще 1 марта 2019 года тогдашний премьер Бойко Борисов настаивал, что Болгария не является «троянским конем» России в Евросоюзе и НАТО, куда София вступила в 2007 и 2004 годах, соответственно. Тогда Владимир Путин, кстати, отнесся к вступлению Болгарии, Румынии, Латвии, Литвы и Эстонии в НАТО довольно сдержанно, сказав, что «у России нет какой-либо озабоченности в связи с расширением НАТО с точки зрения обеспечения безопасности».

— София не создает проблем для ЕС или НАТО. Это не страна вроде Венгрии, которая часто мешает этим организациям прийти к консенсусу. Даже те болгарские политики, которые позиционируют себя как пророссийские, делают это больше для внутренних целей. Они часто говорят в Болгарии одно, а когда едут в Брюссель и общаются с представителями ЕС или НАТО — совсем другое, — комментирует политолог Смилов.

Вот и высоченный рейтинг Путина в Болгарии после начала войны рухнул в три раза, опустившись до 20%.

— Почему историческая любовь к России перешла на Путина? Можно ли отделить одно от другого? — спрашиваю я Митова.

— Можно, но для этого нужно усилие, а люди автоматически переносят хорошие чувства к России на Путина. Но это поменялось, потому что болгары отдают себе отчет в том, что происходит. В Болгарии не любят насильников, — уверен Митов.

Падение популярности президента РФ в Болгарии признает даже русофил Малинов:

— Я лично одобряю политику Путина и говорю это открыто и постоянно. Я считаю, что он прав, даже считаю, что нужно действовать более жестко и активнее менять либерально-коммунистические кадры на патриотические. Но мы, конечно, не в состоянии до конца довести до большой публики наше ясное четкое понимание того, что происходит на Украине! Мы не успеваем доходить до всех умов и сердец, чтобы рассказать, что это не агрессия. Хотя недавно я в эфире объяснял, что присоединение Крыма, Донецка, Луганска, Запорожья и Херсона — это не аннексия.

Хотя экс-министр экономики Болгарии из БСП Овчаров и вовсе считает, что на самом деле русофильские настроения в Болгарии идут вверх.

— Сразу после начала войны они упали, но [прозападная] пропаганда в Болгарии настолько допотопная и односторонняя, что уже имеет обратный эффект. Люди не хотят слушать, что говорит Зеленский, так как они поняли: 50% того, что он говорит, — ложь.

— Думаете, прозрели болгары? — спрашиваю я об этом же Гудкова.

— Прозрели! Потому что Путин совершил много ошибок. Помогло, что посол России в Болгарии Митрофанова болгар называла нехорошими словами, помогло, что война началась, а еще, что жителям страны отрубили газ.

Газ и дипломаты

Действительно, в апреле 2022 года «троянский конь» взбрыкнул и отказался платить за российский газ рублями.

— Путин решил использовать «Газпром» как энергетическое оружие, но болгары решили не нарушать единство по санкциям. Тут я горжусь решением Петкова, — говорит Плевнелиев.

Сам Петков тогда сказал газете Monde не без пафоса: «Никто не имеет права в одностороннем порядке менять условия контракта. Если бы мы уступили, то это была бы первая трещина в европейской семье, а Болгария не станет причиной этой трещины». 27 апреля «Газпром» прекратил подачу газа в Болгарию и Польшу. Полгода Болгария мучилась, но 1 октября заработал подготовленный при Борисове, но не введенный в эксплуатацию газопровод Греция — Болгария (IGB), по которому София будет получать газ из Азербайджана (контракт был заключен еще при Борисове, но не использовался). Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен назвала это событие «началом новой эры для Болгарии и Юго-Восточной Европы».

— В Москве надеялись, что Болгария как слабое звено в европейском единстве сломается, и для них большим сюрпризом стало «нет» от Петкова, — комментирует Инджев. — Это важнейшее событие для Балкан, впервые не российский газ приходит в регион. Надо быть идиотом, чтобы не понимать, что теперь газ будет только дешевле.

Конечно, мнения о решении Петкова в Болгарии разделились. «Русофил» Малинов — против. Он уверен, что Америка бьет по газовым связям между Россией и Европой, потому что дешевый российский газ дает возможность устойчивого развития Европы, которое Америке не нужно.

Болгарский премьер Кирилл Петков и премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис на открытии газопровода Греция-Болгария, 8 июля 2022 года. Фото: Konstantinos Tsakalidis / Bloomberg / Getty Images

— Прерывать контракт с «Газпромом» было абсолютно бессмысленно. Болгария сыграла роль подопытного кролика, — считает Овчаров из БСП, настаивая, что Болгарии без «Газпрома» не получится найти достаточное количество газа.

— Почему вы думаете, Россия не сделала исключение для Болгарии?

— А почему должна? — отвечает экс-министр вопросом на вопрос.

— Так ведь это же друг России!

— Это было давно и неправда, — смеется Овчаров. — Какой такой друг? Министр туризма из правительства Петкова мне весной как-то сказал, что договорился летом запустить 600 чартеров для российских туристов. А потом я прихожу домой и читаю новость, что Болгария закрыла небо для российских самолетов. Разве так политика делается?

По словам политолога Смилова, болгарское правительство и политики всегда были политически зависимы от Москвы и вкладывались именно в российский газ, а теперь выяснилось, что у нас есть доступ к разным источникам.

— Газ из Азербайджана с 1 октября будет поступать в полной мере, а это миллиард кубических метров в год. У нас ожидается, что потребление будет на 20–25% ниже, так что к этому надо добавить еще 300–400 миллионов с рынка сжижженного газа, и всё будет хорошо, — уверяет Васильев.

Впрочем, Болгария по-прежнему зависит от российской нефти и недавно до 31 декабря 2024 года сняла санкции с российских поставщиков топлива.

Следующим ударом по особым отношениям Болгарии и России стала высылка в июне сразу 70 сотрудников посольства России.

— Посол делала много заявлений, так что надо было либо выслать ее, либо сделать что-то иное. Плюс были операции российских спецслужб на нашей территории, даже с «Новичком», а никак мер принято не было. Так что на фоне войны в Украине нужно было ответить, — уверен Смилов.

Овчаров, конечно, и тут не согласен:

— Признание 70 дипломатов персонами нон-грата — это глупо. Смешно, что мы выгнали, наверное, всего уже около 100 российских дипломатов, но не нашли ни одного их подельника в Болгарии, а ведь они же должны были у кого-то брать информацию!

Несмотря на высылку дипломатов, посол России в Болгарии Элеонора Митрофанова остается в Болгарии.

— У нас каждую неделю проходит митинг перед офисом президента Болгарии, и в сентябре к нам приехала Митрофанова. Официально — на выставку в Археологическом музее по соседству, но на самом деле, чтобы продемонстрировать, что она тут, в Болгарии, — рассказывает воевавший на Украине политик Иван Калчев.

На следующий день он облил здание российского посольства красной краской.

Поддержать независимую журналистикуexpand

Конец дружбе народов

По словам экс-посла Болгарии в Москве Васильева, после истории с газом и высылки дипломатов со стороны страны по отношению к России «пошла тотальная конфронтация». Риторика позитивно настроенных к России болгарских чиновников тоже изменилась: недавно, по словам журналиста Инджева, президент Радев назвал-таки происходящее в Украине «агрессией», а «вице-президент, которая вставала на колени перед патриархом Кириллом в 2019 году, неожиданно сказала, что Путина надо остановить».

— Сейчас Кремль уже не верит здесь никому, и даже ради Борисова или Радева не готов выйти из общей рамки своей политики по отношению к странам Евросоюза, чтобы вытащить Болгарию в какую-то отдельную группу. В Москве не верят, что это даст России хоть какой-то долгосрочный выигрыш, — считает экс-посол Болгарии Васильев. Трагедии он в этом не видит: — Что Россия может предложить? Практически ничего.

Он приехал на работу в Москву за 10 дней до выборов Путина в марте 2000 года, а сейчас вспоминает, как после трагедии в Беслане договорился с «Лукойлом», что тот привезет выживших детей на болгарские курорты. Но красивой истории не вышло:

— Запретили в каком-то российском министерстве! С аргументом, что в России тоже курорты есть! Я просто не мог этого понять, — вскипает Васильев. — Тогда и стало понятно, что у Путина есть идея миссионерства, и ничем хорошим это всё не кончится.

«Русофил» Малинов, не таясь, называет действия болгарских властей, в особенности Петкова, «разрушением мостов» между двумя славянскими странами, которые он старается ремонтировать.

— Я две недели назад с Лавровым встречался, и мы говорили, что надо себя сохранить для времен, когда мосты будут восстанавливаться. Я жил в Украине 14 лет, учился в школе и институте, а уехал из-за национализма еще в конце 90-х. Теперь они [Запад] пытаются Болгарию превратить в следующую за Украиной анти-Россию, — говорит Малинов и обещает с этим бороться.

— Если война закончится, Путин уйдет, а Россия станет демократической, болгары будут снова любить Россию? — спрашиваю я экс-главу МИД Болгарии и, возможно, будущего премьера Митова, с которым мы беседуем на балконе виллы в Варне с великолепным видом на Черное море.

— Прежней любви к России, которой мы были свидетелями, уже не будет. Эта война угрожает имиджу России на много лет вперед. Я думаю, что люди, которые сейчас осознают, что происходит, будут с трудом возвращаться обратно к любви к России, — отвечает он. — Боюсь, война в Украине закончится не скоро, а за долгий период конфронтации люди отдалятся от сантиментов к России. Болгарская экономика перестроится, курорты перестроятся, и любовь будет уменьшаться. После войны экономически Россия ослабнет, Путин и вся его клика станут клиентами международных трибуналов, и быть влюбленным в Россию не будет престижно еще долгие годы.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.