logo
КолонкаОбщество

Деды исправляли

Будущее свободной России возможно только для наших правнуков, но создавать его — через открытие университетов в Европе для изгнанных русских — нужно уже сейчас

Василий Жарков, историк

Члены русскоязычной общины во время акции протеста против войны в Украине. Гаага, Нидерланды, сентябрь 2022 года. Фото: Ana Fernandez / SOPA Images / LightRocket / Getty Images

Путинская агрессия против Украины представляет собой самую бессмысленную и беспощадную войну в мировой истории, потому что никто из сегодняшних поколений в своей сознательной жизни не сталкивался ни с чем подобным по масштабам кровопролития и военных преступлений. Все остальные крупные войны известны нам по книгам и имеют отношение к прошлому, но не к истории. Поясню парадокс: история в данном случае не представляет собой нечто, что было когда-то давно и с кем-то другим. История — это не музей артефактов прошлого, это — кузница настоящего и будущего. История — это то, что происходит непосредственно с нами здесь и сейчас и определяет наше будущее. Поэтому сегодняшняя война является ключевым историческим событием, только она и ничто другое коренным образом меняет наши судьбы и уклад жизни.

Происходящий на наших глазах русский бунт против мира, свободы и здравого смысла должен стать последним в истории России. Однако неизбежно встает вопрос, что будет с нами и страной дальше. Какое будущее выглядит для России желаемым, какое реально достижимо и в какие сроки? Не менее важен вопрос о возможных сроках реализации проекта «прекрасной России будущего» и последовательности конкретных действий на пути его достижения. После практически неминуемой катастрофы нам предстоит изобретать Россию заново, и начинать делать это надо уже сейчас. Нужно быть готовыми к очень трудному и долгому пути.

Надежда русского европейца

Относительно желаемого будущего России, по крайней мере в формирующейся в наши дни новой диаспоре русских европейцев, уже сложился более-менее ясный консенсус. Россия будущего может быть только современной и развитой европейской страной. В противном случае она не представляет никакой ценности и должна исчезнуть как политическая общность, чтобы не вызывать чувства стыда и опасности у всего остального мира.

Основной движущей силой к желаемому будущему могут стать русские европейцы. Эта субэтническая общность давно формируется внутри российского населения, содействуя его приближению к западным образцам общественной жизни. Русские европейцы объединяют практически всю русскую культуру от Александра Радищева до Вячеслава Иванова. Сейчас это течение потерпело сильнейшее поражение за всю историю своего существования. Европейский храм русской культуры на родине разрушен, а на его руинах рисуют непонятные знаки и испражняются откровенные нелюди. Русские европейцы изгнаны из своей страны и прокляты со всех сторон, врагами и своими. Теперь нам подобно евреям после разрушения Второго храма в Иерусалиме предстоит либо воссоздать и сохранить на поколения вперед письменную и устную традицию русского европейца, либо раствориться среди других народов мира.

Допустим, значимое число беженцев из путинской России решит сохранить русский язык и русскую культуру как средство трансляции европейских ценностей свободы, мира и справедливости для своих детей и внуков. Для того, чтобы определить связанные с этим задачи, нужно отдавать себе отчет о происходящем в настоящем и иметь реалистичные представления о будущем. Это касается и тех, кто остался на родине. Приближать восстановление европейского храма русской культуры нам предстоит общими усилиями, предпринимаемыми внутри страны и за ее пределами.

Нужно с самого начала помнить, что восстановление этого секулярного храма возможно и необходимо только в самой России.

Диаспора русских европейцев может сохранять и развивать соответствующую традицию в постоянном диалоге с народами мира, но сама эта традиция не имеет смысла без перспективы возвращения на родину.

При этом нельзя не понимать, что эта задача не может быть выполнена скоро и потребует усилий на несколько поколений вперед. Этот Русский Сион должен стать нашей мечтой, которую при самом оптимистическом сценарии смогут окончательно воплотить в жизнь правнуки сегодняшних 20-летних.

Читайте также

Читайте также

«Усилиями Путина русский язык утратил статус мирового»

Филолог Гасан Гусейнов комментирует инициативу правительства защитить язык от иностранного влияния

Россия после катастрофы

Теперь давайте ответим себе на вопрос, что происходит с Россией прямо сейчас и что ее ждет в обозримом будущем.

Российское общество больно страшной и бесчеловечной войной, которая ведет его к неминуемой катастрофе. Чем раньше эта катастрофа произойдет, тем быстрее и легче будет восстановление. Однако мы не можем рассчитать скорость локомотива истории, на крушение путинской системы может потребоваться еще несколько лет или даже десятилетие. Никто не может прогнозировать наступление финала, хотя практически все верят в его неизбежность. Невозможно победить в войне, в задачи которой входит уничтожение соседнего народа и в которой против тебя выступает весь остальной мир.

Вместе с тем очевидно и другое: русские из нации, худо-бедно формировавшейся по европейскому пути и обещавшей при неизбежной скорой смене поколений выход на новый уровень развития свобод, в считанные недели и месяцы превратились в нацию убийц, насильников и мародеров. Спонтанные антивоенные протесты не нашли широкой общественной поддержки. Человеческая масса русских покорно идет на призывные пункты и даже покупает снаряжение за свой счет. Критически мыслящее меньшинство бежит из страны или садится в тюрьму. Довольно скоро это общество будет состоять из семей ветеранов боевых действий или их вдов и сирот. Они никогда не признают своей ответственности за совершенное коллективное преступление.

Эта чудовищная война станет главным и определяющим событием в жизни поколения нынешних 20-летних и людей старше, в этом плане они уже потеряны. После неминуемой катастрофы всю оставшуюся жизнь они будут либо искать оправдания, либо страдать комплексом неполноценности или убегать от того и другого в алкогольные и наркотические грезы. Их дети не смогут отказаться от своих родителей и будут продолжать тот же путь, но внуки окажутся на развилке. С одной стороны, под давлением ресентимента своих родителей эти внуки могут попробовать устроить очередной реванш. С другой стороны, если в России к этому времени удастся построить новую систему образования, внуки сегодняшнего поколения военных преступников смогут дорасти до чувства коллективной ответственности.

Ровно так это произошло в Германии, где внуки нацистов 40 лет спустя действительно смогли осознать всю тяжесть и чудовищность преступлений своих дедов.

Только это поколение внуков сможет вернуться к осознанному и целенаправленному строительству европейской России, и уже их дети, если ничто не помешает, смогут претендовать на успешное завершение этого процесса. Считайте сами, сколько на это потребуется времени — по самым оптимистическим расчетам, установление свободного, справедливого и развитого общества в России следует ожидать не раньше начала следующего столетия.

Время университетов

Меня обязательно упрекнут в том, что мои расчеты демотивируют действующих в России и за её пределами антивоенных активистов. Отчего же? Все ровно наоборот: понимание реалий не отменяет необходимости действия и лишь позволяет правильнее определиться с конкретными задачами и путями их решения.

Во-первых, чем раньше закончится эта война, тем скорее Россия сможет встать на путь длительной внутренней трансформации. Если это произойдет хотя бы через год-два, то будет лучше, чем если это случится через десять лет. Поэтому прямо сейчас нужно поддерживать любые инициативы внутри и вовне страны, которые ведут к смене преступного политического режима в России и прекращению войны.

Во-вторых, необходимо уже сейчас разработать долгосрочную программу формирования нового российского общества. Главная задача здесь состоит в том, чтобы выиграть борьбу за ценности. Нужно фактически заново отстроить европейский храм русской культуры, куда смогут взойти новые поколения. Эта задача предполагает создание нового канона европейской письменной и устной традиции, который сформулирует повестку свободы, верховенства права и демократии на русском языке.

Наконец, это означает, что если основная задача активистов заключается в продолжении непримиримой борьбы с правящим в России режимом, то задача русских интеллектуалов, многие из которых оказались в изгнании, состоит в создании нескольких международных билингвальных академических центров или даже университетов в Европе на русском и английском языках с целью формирования и развития повестки будущей свободной и демократической европейской России.

Именно на этих академических площадках должны готовиться кадры, которые определят весь институциональный дизайн страны будущего. Начинать надо с образования.

Будущее свободной России должно быть заложено на кампусе университета, открытом в Европе или Северной Америке для русских в изгнании. В его задачи, в первую очередь, будет входить подготовка будущей либеральной бюрократии, политических активистов и преподавателей на русском языке.

Если в течение предстоящего десятилетия на Западе заработает один или несколько международных университетов для русских европейцев, это позволит его выпускникам успеть наладить массовую подготовку учителей для внуков поколения нынешних убийц в Буче, Ирпене и Изюме. Если к тому времени в России поменяется политический режим, появится и возможность для создания новой школы, которая вырвет новые поколения из отравленных путинизмом российских семей и сможет вернуть их к европейским ценностям гуманизма. Это очень долгая и трудная работа, но начинать ее нужно прямо сейчас. Только в таком случае мы сможем рассчитывать на успех в очень далекой, но все-таки пока возможной перспективе.

Предлагаемая мной программа на самом деле представляет самый оптимистический сценарий будущего России. Швеция после поражения в Северной войне пережила без малого два столетия депрессии и прозябания на задворках Европы. Китай после опиумных войн погрузился в «столетие позора». Аргентина и Сербия не могут избавиться от химер собственного империализма в течение уже нескольких десятилетий. Россия не сможет стать исключением в этом ряду, но есть шанс пройти путь восхождения к свободе в течение трех поколений. Сегодня у нас еще есть шанс посадить сад, которому будут радоваться наши правнуки.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.