logo
КомментарийПолитика

Причинение казни по неосторожности

В Кремле заговорили о возвращении высшей меры и министерства пропаганды

Борис Вишневский

Фото: Sasha Mordovets/Getty Images

Популярный блогер (и по совместительству — бывший президент России и нынешний первый зампред Совета безопасности) Дмитрий Медведев в своем неповторимом стиле последних месяцев высказался о возможном возвращении в России смертной казни для «жовто-блакитных диверсантов».

Мол, во время Великой Отечественной войны к тем, кто занимался «подрывными работами в тылу», применялась смертная казнь. И хотя сейчас в России действует мораторий на смертную казнь, он «может быть преодолен в случае необходимости при изменении правовых позиций Конституционного суда России».

В те далекие времена, когда Дмитрий Анатольевич был еще юристом, а не борцом с Сатаной, Люцифером, Иблисом и грозой Запада, он наверное вспомнил бы, что в России — на основании пока еще действующей Конституции — введен бессрочный мораторий на смертную казнь.

Постановлением от 2 февраля 1999 года Конституционный суд установил, что смертная казнь не может применяться в России, пока во всех регионах каждому обвиняемому по статье, предусматривающей «высшую меру», не будет гарантирован суд присяжных.

А когда это условие было выполнено (последним регионом, который ввел суд присяжных, стала Чечня), тот же Конституционный суд 19 ноября 2009 года постановил, что в России «в результате длительного моратория на применение смертной казни сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни».

И «сложился конституционно-правовой режим, в рамках которого… происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни как исключительной меры наказания, носящей временный характер и допускаемой лишь в течение определенного переходного периода».

Поэтому даже и введение суда присяжных во всех регионах «не открывает возможность применения смертной казни,

в том числе по обвинительному приговору, вынесенному на основании вердикта присяжных заседателей».

Поиск этих постановлений в Интернете требует примерно минуты (но, видимо, блогер Медведев занят другими делами и ему недосуг).

И даже глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас уже заявил, что «возврат к смертной казни в России при действующей Конституции невозможен», что «такую позицию публично отстаивает председатель Конституционного суда Валерий Зорькин».

Андрей Клишас. Фото: Wikimedia Commons, Пресс-служба Совета Федерации РФ, CC BY-SA 4.0

Позиция Зорькина, однако, достаточно осторожная.

С одной стороны, он констатирует, что КС своими определениями ввел указанный мораторий. А с другой — в своей книге, вышедшей год назад, указывая, что «в обстоятельствах нестабильной демократии орган конституционного контроля способен обозначать своего рода вехи, которые ориентируют общество на правовой вектор и создают условия для восстановления нормальной конституционно-правовой жизни», отмечает: «То обстоятельство, что КС принял решение, делающее невозможным применение смертной казни в России на данном историческом этапе ее развития, не исключает возможности возврата к этой мере наказания в будущем».

В общем, не требуется быть пророком, чтобы предположить, что ежели в Кремле вдруг решат вернуть смертную казнь — ни обязательства, когда-то взятые при вступлении в Совет Европы, ни подписанные конвенции, ни прежние решения Конституционного суда не будут иметь никакого значения. 

И тот же самый орган конституционного контроля обозначит другие вехи: решит, что «данный исторический этап», когда применение смертной казни было невозможным, завершен, и пришло время вернуться к этой мере наказания…

Возможно, Дмитрий Медведев мечтает именно об этом.

Но если бы он был политиком (а он всегда был чиновником, послушным исполнителем, даже в то короткое время, когда ему доверили посторожить президентское кресло) — он бы хорошо знал, что (цитирую Льва Шлосберга): «Открывшие ящик Пандоры погибают вторыми — стоит только нажать на спусковой крючок». И что если вернуть смертную казнь — ее инициаторы, стоит им впасть в немилость к властям, тоже окажутся в «листе ожидания» на плаху.

Впрочем, этого не понимает не только Медведев: и «жириновцы», и «эсеры», и коммунисты время от времени предлагают вернуть смертную казнь.

Читайте также

Читайте также

Смерти подобно

Возвращение смертной казни юридически сложно, но возможно, однако с политической точки зрения это будет нести в себе неожиданную угрозу для власти

Пока эти призывы не находят поддержки «наверху», и даже «единороссы» говорят, что возвращение смертной казни невозможно и неправильно.

Но ключевое слово — «пока».

Изменится концепция — запустят на всю мощь все информационные каналы и будут убедительно объяснять, что именно так и нужно поступать.

Примечательно, что практически одновременно с предложением Медведева депутат Госдумы от «Единой России» и бывший зам. командующего Южным военным округом Андрей Гурулев предложил создать в России министерство информации и пропаганды: мол, «чего стесняться-то?»

Стесняться действительно уже почти нечего.

Но расскажите кто-нибудь генералу Гурулеву, что почти такое же министерство уже было в другой стране. Называлось оно «Имперское Министерство народного просвещения и пропаганды». И возглавлял это министерство все 12 лет его существования Йозеф Геббельс.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.