logo
СюжетыОбщество

«Мы защищаем не только детей — мы защищаем всех»

Разбираемся, как будет работать новый закон о запрете «гей-пропаганды»

Новая газета Европа

Фото: Getty Imagies

20 октября в Госдуму внесли сразу два законопроекта: поправки в КоАП, расширяющие запрет так называемой «ЛГБТ-пропаганды» на людей всех возрастов, а также поправки, вводящие новые административные статьи, запрещающие пропаганду педофилии и трансгендерного перехода. Под обоими документами стоят подписи почти 400 депутатов, в том числе спикера Госдумы Вячеслава Володина. «Новая газета. Европа» поговорила с ЛГБТК-активистами и депутатом Госдумы, подписавшейся под законопроектом, о том, почему были внесены эти поправки и как они отразятся на жизни ЛГБТК-людей в России. 

«Если творец хочет писать о нетрадиционных ценностях, то пусть пишет в стол»

В мае этого года все говорили о романе «Лето в пионерском галстуке», который описывает отношения между двумя юношами-пионерами. Тогда же депутаты стали требовать проверить книгу на наличие в ней «пропаганды нетрадиционных отношений» и угрожали возбуждением уголовного дела против ее авторов, но Роскомнадзор не нашел никаких нарушений: книга сопровождалась маркировкой «18+», а значит, не могла ничего пропагандировать несовершеннолетним. В сентябре вышел второй том романа под названием «О чем молчит ласточка», рассказывающий об отношениях юношей спустя 20 лет.

Раньше в России пропаганда «нетрадиционных отношений» была запрещена только среди несовершеннолетних. Максимальным наказанием по этой административной статье (ст. 6.21 КоАП) был штраф в размере миллиона рублей для юридических лиц, для граждан — в размере ста тысяч рублей. При этом наказания можно было избежать, сопроводив материал маркировкой «18+».

Обложка романа «Лето в пионерском галстуке». Фото: Wikimedia Commons, Adams Carvalho. LiveLib

Согласно статистике Верховного Суда РФ, за всё время существования закона о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» (с 2013 года) российские суды рассмотрели 123 дела об административных правонарушениях. При этом к штрафу было привлечено 34 человека, из которых только один иностранец, рассказывает юрист Максим Оленичев, работающий с ЛГБТ-людьми.

«Статистика демонстрирует нам важные тенденции: только в 28% случаев люди были признаны виновными, в 72% случаев протоколы были возвращены в полицию в связи с недостатками или дела прекращены судом без назначения наказания. Это говорит о том, что правовая дефиниция «пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» сформулирована нечетко, что не позволяет судьям применять нормы права, они теряются, когда видят такие формулировки, потому что не понимают, что за ними скрывается. Другая причина [может заключаться в том, что] сотрудники полиции также не могут описать пропаганду.

В моей практике в 2018 году суд вернул протокол, составленный полицейской, только потому, что она не смогла указать в протоколе, в чем же конкретно заключалась «гей-пропаганда».

Коренная причина такого правоприменения в том, что конструкт «гей-пропаганда» сформулирован искусственно. «Гей-пропаганды» не существует, она существует только в головах депутатов, которые никогда не сталкивались с ЛГБТ-людьми и пропагандируют гомофобию и трансфобию, принимая расширительные законопроекты, ограничивающие права ЛГБТ-людей в стране», — считает юрист.

Несмотря на это, после выхода книги «Лето в пионерском галстуке» депутаты решили ужесточить наказание. В июне депутаты Заксобрания Севастополя внесли в Госдуму законопроект, где предложили увеличить административные штрафы за «пропаганду нетрадиционных отношений» и расширить запрет на людей всех возрастов. Законопроект отклонили по формальным признакам, но уже в октябре сразу 397 депутатов Государственной думы внесли похожий законопроект, вводящий эти и другие запреты.

Согласно ему, в России будет запрещена не только пропаганда среди несовершеннолетних, но и демонстрация «нетрадиционных отношений»; также депутаты предлагают ввести наказание за «пропаганду смены пола» и педофилии. При этом административные штрафы как за «пропаганду нетрадиционных отношений», так и за пропаганду трансгендерного перехода и педофилии станут больше в десятки раз: за «ЛГБТ-пропаганду» и пропаганду «смены пола» — до 5 миллионов для юридических лиц, за пропаганду педофилии — до 10 миллионов рублей.

Читайте также

Читайте также

«Эта нога — у кого надо нога»

Гея гей запрещай скорей

«Нашим коллегам из Севастополя надо сказать огромное спасибо за то, что они подняли эту тему. Всем кажется, что [депутаты] буквально на прошлой неделе сели, написали [законопроект] и вот внесли. Нет, этот законопроект прошел достаточно серьезный путь, потому что сам вопрос серьезный, ведь обсуждается же не просто идея о запрете, а введение законодательного регулирования. Вспомним даже вот ту самую книгу, про которую начали говорить в конце мая и которая в результате к сентябрю стала так популярна, что издали второй том. Мы с этим ничего не могли сделать, в мае я написала в Роскомнадзор запрос про эту книгу, но нам ответили, что в ней нет нарушений, потому что книга продается в обложке 18+. Но мы же понимаем, к чему это ведет. Эта книга стала провоцирующим фактором, уже доколе! Осталось только в учебники это всё ввести», — рассказывает подписавшая законопроект депутат от «Единой России» Татьяна Буцкая.

Татьяна Буцкая. Фото: Wikimedia Commons, CC BY-SA 4.0, 

Также депутаты предлагают внести поправки и в другие законы — «О рекламе», «О СМИ», и в критерии для выдачи прокатных удостоверений. Там также хотят запретить «материалы, пропагандирующие нетрадиционные сексуальные отношения» и заставить стриминговые сервисы ввести проверку возраста подписчиков «путем введения кодов или совершения иных действий, подтверждающих возраст этих лиц».

«[Во внесенных законопроектах] получился самый объемный и правильный подход. Мы защищаем не только детей — мы защищаем всех не только от ЛГБТ, но и от более опасных вещей, например, от педофилии», — уверена Буцкая. По ее словам, после принятия законопроектов профильные ведомства подготовят подзаконные акты, которые будут регулировать, что именно следует запретить. «Естественно, никто не будет запрещать классику, например, «Лолиту», не будет запрета культуры, но будет грань, которая разделяет норму и болезнь. На наших парламентских слушаниях была очень яркая фраза, что если творец хочет писать о нетрадиционных ценностях, то пусть пишет в стол. Писать о них можно, но распространять это нельзя. Понимаете, пропаганда — это то, что преподносит нам эти явления как нормальные и вызывает желание повторить. Будет запрещено то, что говорит «это норма, это доступно, я такой и ты можешь стать таким»», — объясняет депутат.

Депутат Александр Хинштейн, которого называют инициатором и автором этих законопроектов, не стал отвечать на вопросы «Новой газеты. Европа».

Активисты за права ЛГБТ принимают участие в «Марше против ненависти». Санкт-Петербург, 2014 г. Фото: NurPhoto/Getty Images

«Если уйдет ЛГБТ, уйдет и остальная пена вроде чайлдфри»

«Мы должны гарантировать право человеку на семью, на возможность рожать детей, воспитывать их. Потому что, если так дальше пойдет, у нас с вами ситуация будет трагична. Мы защищаем от той тьмы, которая всё больше и больше распространяется в мире», — заявил спикер Госдумы Вячеслав Володин на парламентских чтениях, состоявшихся на прошлой неделе.

Говоря о новых законопроектах, депутат Татьяна Буцкая рассказала, что их цель — сохранить стабильность и традиционную семью. «У нас есть очень большая проблема с демографией: в прошлом году Россия стала меньше на 1 миллион. У нас и смертность остается достаточно высокой, и рождаемость ожидается в этом году как никогда маленькая, где-то около 1,3 миллиона детишек, и миграция, скорее всего, будет отрицательная. Поэтому сейчас сохранение традиционной российской семьи — это наша основная задача. Важен каждый ребенок — не только тот, который уже рожден, но и тот, который еще только задуман, запланирован. Это основное направление движения государства, в нем нет радужных и радуги с многоцветием.

Нам важна стабильность, чтобы даже если весь мир, может, бурлил, семья была оплотом, где есть мама, папа, дети, бабушки, дедушки, где веками ничего не меняется,

— объясняет она. — Если уйдет ЛГБТ, уйдет и остальная пена вроде чайлдфри. У нас на самом деле сколько женщин рожало, столько и рожают. Средний возраст рождения первого ребенка в России — 26 лет, к этому времени всё становится на свои места. То есть самое главное — основные проблемы убрать, а остальные сами уйдут».

По мнению Буцкой, важно провести грань между «пропагандой и болезнью». «Есть мама и папа — президент сказал об этом. В Конституции написано, что есть мужчина и женщина, а вот то, что ВОЗ говорит, что есть третий пол, то, что серьезно министры других стран предлагают давать детям таблетки, чтобы они сами выбирали, кто они, мальчик или девочка, — это не укладывается в голове, — рассуждает она. — Есть ядерная группа [людей], у которых проблемы с полом на уровне гормонов и на уровне психики. Эта ядерная группа вообще не меняется, она довольно маленькая. И вот к этой ядерной группе добавляется огромным пузырем та, которая где-то об этом услышала, почувствовала, что сегодня хочет поменять [пол], завтра не хочет менять, а послезавтра, может, и с балкона прыгнет. В этом и заключается опасность. У нас, мне кажется, такое никогда не родилось бы никогда. Таких людей, например, в моем окружении никогда не было: если на праздник вдруг мальчика случайно одевали в женские сарафаны, красили ему щеки свеклой, то это было смешно. Но когда мы видим проявления болезни с пропагандой, это уже другая история, поэтому здесь очень важно разделить патологию и пропаганду».

Мария Лацинская. Фото: Facebook

Создательница телеграм-канала «Лесбийское лобби» и открытая лесбиянка Мария Лацинская обращает внимание на то, что в формулировках поправок их авторы объединяют педофилию, трансгендерность и не-гетеросексуальную ориентацию. «Власть в очередной раз этим законопроектом разрешает ненавидеть группу людей, чтобы тех, кто «не такие», можно было гнобить. Никто из госорганов за права ЛГБТК-людей вступаться не будет. Государство дает сигнал «вы не такие, мы вас никак не будем поддерживать, вы вообще больные». Они опять ставят знак равно между гомосексуалами и педофилами, — эмоционально говорит она. — [После принятия новых законов] будет меньше видимости, меньше камингаутов, больше внутреннего напряжения. Будет больше людей, которые будут считать, что они не такие, они больные, ухудшится ситуация с дискриминацией на рабочих местах, в школах и университетах».

Регина Дзугкоева. Фото: livejournal 

С ней согласна и глава дальневосточного движения «Маяк» Регина Дзугкоева: «Это всё очень похоже на самый настоящий геноцид. Сам закон не направлен на повешение ЛГБТ-людей, но вызовет очень большую новую волну ненависти к ним. А значит, это снова буллинг в школах. Нет, не над геями или лесбиянками, а над мальчиками, которые кажутся более феминными, и над девочками, которые кажутся маскулинными. Это снова убийства на почве ненависти, это снова огромное количество гомофобии со стороны учителей, психологов, врачей — с чем мы боролись так много лет».

«Мы нормальные, так бывает»

Создательница телеграм-канала «Лесбийское лобби» Мария Лацинская рассказывает, что после введения административного наказания за «пропаганду нетрадиционных ценностей среди несовершеннолетних» об ЛГБТК-людях стали говорить меньше, но спустя некоторое время разговоры об ЛГБТК-людях снова стали появляться в пубичном пространстве: был создан журнал «Открытые» и многочисленные медиапроекты, рассказывающие об ЛГБТК-сообществе. «Первые два года [после введения закона о запрете пропаганды среди несовершеннолетних] все боялись говорить об этом, а потом оказалось, что закон не такой уж страшный, и люди стали делать контент, — рассказывает блогер. — Думаю, что будет точно так же: первое время будет затишье, а потом люди как-то адаптируются, увидят правоприменительную практику и поймут, что закон не работает на 100% для всех».

Согласно законопроектам, пропагандой будет считаться даже «информация, демонстрирующая нетрадиционные сексуальные отношения или предпочтения», то есть публичный камингаут также будет наказываться огромными штрафами. Однако, как считает Лацинская, охватить любые положительные высказывания об ЛГБТК-людях у госорганов не получится. «Всё зависит от того, кто делает камингаут. Если этот человек ходит на митинги, у него четкая антивоенная позиция, если он активист, то, конечно, это будет приравнено к пропаганде. Я не удивлюсь, если сейчас в качестве показательной порки, приняв закон, они повесят административку на теннисистку Дарью Касаткину. Но если новый закон примут, думаю, он будет работать очень избирательно», — считает блогер.

С Лацинской соглашается и юрист Максим Оленичев. «Законопроекты запрещают любое распространение информации о гомосексуальности, бисексуальности и трансгендерности. Это ЛГБТ-цензура. На мой взгляд, эти законопроекты стирают из жизни миллионы живущих в России ЛГБТ-людей, делают их невидимыми. Информация с упоминанием ЛГБТ-людей станет запрещенной. В такой ситуации

неизбежно будут распространяться предрассудки в отношении ЛГБТ-людей, что повлечет их стигматизацию и дискриминацию.

Гомофобно и трансфобно настроенные группы в России получают карт-бланш на насилие. И можно ожидать увеличения числа преступлений на почве ненависти по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Больше всего пострадают те ЛГБТ-люди, которые нуждаются в дополнительной защите: несовершеннолетние, люди с инвалидностью, пожилые, а также однополые семьи с детьми», — рассказывает он.

«Исходя из их выступлений, законы разрешают критиковать ЛГБТ+ людей, оскорблять и унижать. Но любой контекст, в котором гей будет положительным персонажем, или даже безоценочное упоминание с точки зрения депутатов уже может являться пропагандой», — негодует Регина Дзугкоева. В апреле этого года ее, как и многие другие организации и людей, помогающих ЛГБТК-персонам, признали иностранной агенткой.

Несмотря на ужесточение наказания за «пропаганду», «Маяк» собирается продолжить свою работу в России. Сама Дзугкоева покинула страну, но ее коллеги остаются в России. «Не думаю, что всё закроют. Я уверена, что большинство [организаций] не закроется, даже если будет введено уголовное наказание. Слава богу, сейчас организации переходят в подпольный режим, меняют лексику в соцсетях и на сайтах. Но, конечно же, этот закон очень усложнит работу, в том числе потому, что у полиции и других органов появится больше полномочий. И я не знаю, как это будет в реальности выглядеть, когда будут запрещать литературу, фильмы, — придется блокировать настолько много контента, что я просто не могу представить, как это будет выглядеть. Но мы справимся. У нас есть список того, как мы будем реагировать на вызовы, мы это продумывали давно», — рассказывает она.

Читайте также

Читайте также

Ориентация на смерть

Суд в Иране впервые отправил двух женщин на казнь за их связь с ЛГБТ-движением. Что мы знаем о смертных приговорах в исламской республике

Продолжать свою просветительскую деятельность по темам, связанным с ЛГБТК-сообществом, планирует и Лацинская, которая также находится не в России. «Конечно, я буду вести свой telegram-канал, записывать подкаст, делать квирзин и открыто говорить о себе в своих социальных сетях, но у меня есть привилегия — я не в России, поэтому мои риски значительно меньше. Я думаю, что будет тяжелее людям, которые создают контент внутри России, потому что достаточно одного штрафа — и ты не выедешь за пределы Российской Федерации, — рассказывает Мария. — Я буду продолжать, потому что в этом я вижу еще и дополнительную социальную миссию: людям надо что-то читать, надо видеть примеры других, книги транссексуальных или трансгендерных людей. Надо повторять, что с ЛГБТК-людьми всё окей, что они нормальные. Мы нормальные, так бывает. Да, государство нас не любит, но мы нормальные, и они всё равно не одни, даже если мы с ними находимся в разных странах. Я очень хорошо думаю о людях, которым сейчас 20 лет, так называемых зуммерах, — они более смелые, более открытые. И вот они свои права не сдадут и молчать не будут, поэтому контент в том или ином виде будет, просто какое-то время мы будем жить по-партизански».

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.