StoriesPolitics

Дешёвые понты Лукашенко

Хроники торговых репрессий в Беларуси

Дешёвые понты Лукашенко
Фото: Getty Images

Все началось с расчлененного трупа. Труп был куриный. Казалось бы, мелочь, а обернулась восемнадцатью уголовными делами.

6 октября на совещании по экономическим вопросам Александр Лукашенко обвинил белорусскую торговлю в обходе антиинфляционного законодательства и поиске лазеек для повышения цен. Одна из таких лазеек, по его словам, — это когда один товар выдают за другой благодаря упаковке или каким-либо добавкам и уже на новый повышают цены: «Видите ли, был хлеб, куренок, цыпленок — появился новый товар! Расчленили дохлую курицу, впихнули в полиэтиленовый пакет — новый товар! А люди вынуждены покупать те же продукты, но почему-то по более высокой цене. Понимаете, до чего дошли: целая тушка цыпленка стоит два рубля, а пополам расчлененная — пять рублей, к примеру. А что случилось, почему в два-три раза подорожал товар? Потому что вы его пополам разрезали?» (Для информации: 2 белорусских рубля — 0,8 евро, 5 рублей — 1,98 евро.)

Совещание Александра Лукашенко с экономическим блоком Правительства. Фото:  Сайт Президента

Совещание Александра Лукашенко с экономическим блоком Правительства. Фото: Сайт Президента

Те, кто расчленяет дохлую курицу, по словам Лукашенко, — это «торгаши, у которых дворцы за границей», в то время как военные вовремя квартиры не получают. И государство должно немедленно вмешаться в борьбу с торговцами. Правда, на том же совещании глава национального статистического комитета Инна Медведева, признав, что примерно треть годового объема инфляции связана с ростом цен на продовольственные товары, сказала, что традиционную продукцию под видом новой поставляют в торговые сети товаропроизводители.

Но производитель — это из лозунга «поддержим отечественного производителя», с ним бороться нельзя. А вот

торговец — это одна из любимых мишеней Александра Лукашенко. Он называл их в разное время и торгашами, и мафиози, и даже новым биологическим видом «вшивые блохи».

То есть это давняя неприязнь к проклятым буржуинам. Так что председателю комитета госконтроля (КГК) Василию Герасимову Лукашенко дал конкретный и всем понятный приказ: «Я тебе дал все полномочия, а ты в совещаниях тонешь. Какие совещания!? Пришел, увидел, наручники надел». Ну и самим ценам заодно скомандовал «стой, раз-два!»: с сегодняшнего дня рост цен запрещается.

Если Лукашенко приказывает надеть наручники, то челядь всегда бросается исполнять, даже если для него самого это была всего лишь фигура речи. Уже на следующий день чиновники всех мастей — от прокуроров до исполкомовских клерков — рванули по магазинам фотографировать ценники. Сам же комитет госконтроля немедленно приступил к ликвидации тех, кто виновен в расчленении той самой курицы, ставшей «нулевым пациентом». Для начала решили пройтись катком по фирмам-поставщикам мяса — тем самым, которые расчленяют кур (и крупный рогатый скот тоже), расфасовывают куски и продают. Комитет отчитался: таких посредников выявлено 130, пресечена незаконная деятельность, введен запрет на выдачу ветеринарных сертификатов, возбуждено 8 уголовных дел, выявлен падеж скота и продажа мяса по фиктивным документам, открыта горячая линия с коротким номером, по которому все желающие могут сообщить о завышенных ценах в магазинах.

Support independent journalismexpand

10 октября комитет госконтроля в своем телеграм-канале сообщил, что возбуждено 10 уголовных дел, на горячий номер за двое суток поступило 350 звонков, вся информация передается в областные и городские управления госконтроля, созданы специальные мобильные группы для немедленного реагирования и проверки, за выходные проверено 400 торговых объектов. А сам Лукашенко начал объяснять, что он ничего такого не имел в виду и что запрет на повышение цен — это всего лишь на несколько дней, пока не будет выработан государственный механизм контроля: «Хочу, чтобы вы понимали. Как тут некоторые начинают выть и стонать, особенно из-за рубежа… Главное — не запрет на рост цен. Не запрет. Читайте директиву. Главное — это выработка системы контроля за ценообразованием. А до выработки этой системы (это всего лишь несколько дней), да, цены расти не должны». Значит, несколько дней. Но обратного приказа не было, и чиновники продолжили всем личным составом госслужащих бродить по магазинам.

11 октября КГК сообщил, что теперь можно не звонить, а оставлять анонимные жалобы на цены прямо на сайте через онлайн-панели «Сообщить о завышении цен на товары» и «Сообщить о завышении цен на лекарства». 12 октября объявил о возбуждении уголовного дела в отношении руководства брестской птицефабрики «Дружба», которая завышала цены на социально значимый товар «полутушка цыпленка-бройлера»: «Установлено, что должностные лица с апреля по 11 октября 2022 года давали незаконное указание подчиненным переработать товар без существенных затрат (распилить тушку цыпленка-бройлера на две части), а затем реализовать его через торговые объекты, а также в дошкольные и школьные учреждения страны по завышенной стоимости без учета ценовых ограничений на социально значимый товар». Незаконная прибыль от полутушки составила 6 миллионов рублей. В Гомеле выявили оптового торговца овощами, который незаконно завышал цены на капусту, а в Минском районе — директора магазина, которая повысила цены на некоторые товары в период с 6 по 8 октября, когда действовал запрет. Возбуждены уголовные дела.

Дальше — Гродно, Волковыск, Брест, Кобрин, Береза. Завышение цен чередуется с необоснованными скидками. Зато создается полная иллюзия, будто в каждое сельпо уже постучались мобильные группы с красными знаменами и спросили строго, по закону. Сельпо — это не метафора и не ради красного словца ввернутый архаизм. 15 октября комитет госконтроля сообщил, что 13 октября в деревне Яркова Минского района томаты продавались дороже, чем 5 октября. А в деревне Малиновка к колбасе и молоку применялась неправильная торговая надбавка.

Вечером того же дня в эфире государственного телеканала ОНТ появилось покаянное видео. В Беларуси это обычное дело, но всегда — с участниками акций протеста или подписчиками телеграм-каналов, признанных экстремистскими. Схема одна и та же: человек сидит на фоне двери в одном из кабинетов ГУБОПиК, на двери табличка с надписью «нормальное положение двери — закрытое», и человек говорит: в 2020 году я участвовал в несанкционированных мероприятиях и был подписан на экстремистские телеграм-каналы, в чем глубоко раскаиваюсь. Очень немногие после этих видео возвращаются. Чаще их фамилии пополняют список политзаключенных. И вот на фоне двери — правда, другой, без таблички, — человек, который говорит: «Я замдиректора магазина, 7 октября умышленно повысил цены на группу товаров, вину свою полностью признаю».

Дальше — задержание руководителей торговой сети «Доброном», директора могилевской торговой фирмы, заместителя директора аптечной сети, директора каменецкого ОАО, руководителей двух минских интернет-магазинов. На 15 октября, по данным генеральной прокуратуры, возбуждено 18 уголовных дел. И каждый день КГК и телевизор рассказывают о новых делах и задержаниях.

Масштабы таковы, что кажется, будто скоро

работники торговли вытеснят с нар политзаключенных, а цены застынут соляным столбом.

В действительности вся эта активность будет катиться снежным комом ровно до той поры, пока Александр Лукашенко не придумает что-нибудь новенькое. Все массовые кампании по выявлению, разоблачению и искоренению длятся лишь до тех пор, пока Лукашенко не обратит внимание на другую мишень. До торговли в Беларуси воевали с частными школами, а ценами государство вовсе не интересовалось. В конце сентября в частной школе «Смарт скул» произошел инцидент: ученик выстрелил из игрушечного пистолета с шариками в одноклассницу и повредил ей глаз. Возбуждено уголовное дело, директор школы арестована, школа закрыта.

Александр Лукашенко и Александр Вольфович. Фото:  Сайт Президента

Александр Лукашенко и Александр Вольфович. Фото: Сайт Президента

Но Александру Лукашенко этого мало. 20 сентября на встрече с госсекретарем совета безопасности Александром Вольфовичем он говорит: «Начали разбираться, а там руководство школы, это по первой информации, они же на дух не воспринимают белорусское государство. Это что, там муть какая-то, какая-то клоака образовалась антигосударственная». И приказывает «зачистить в образовании все до невозможности». Совсем как с ценами. И зачистка началась. Все частные школы с того самого дня получили уведомления о приостановке на неопределенный срок. И каждый день в эти школы — иногда несколько раз за день — приходили проверки. Искали детей, которых учат подпольно. Приходили чиновники из управлений образования, пожарные, санстанция — в общем, мобилизация. И знаете, в какой день все эти налеты прекратились? Правильно, 6 октября. Потому что с этого дня все пошли по магазинам.

Так что торговле нужно еще немного подождать — и будет новая кампания. Пойдут, например, по дачам считать высоту стен. Или по цехам искать пьяных. Или по кинотеатрам ловить неработающих. Впрочем, последнее уже было в СССР. Но можно сделать традицией. В конце концов, в буфете кинотеатра наверняка найдется неучтенная расчлененная курица.

shareprint
Editor in chief — Kirill Martynov. Terms of use. Privacy policy.