logo
СюжетыОбщество

«На родине умирают люди, а ты отсиживаешься здесь»

Как студенты из Украины начали учебный год в российских вузах

Марина Бельских

Иллюстрация: Светлана Фомина

Минобрнауки РФ еще в марте пообещал зачислить в вузы по специальной квоте выпускников школ, которые переехали в Россию из Украины и самопровозглашенных ДНР и ЛНР. При этом в ведомстве заявили, что количество бюджетных мест для граждан России не уменьшится.

Студенты из Мариуполя, Кадиевки (Стаханова) и Донецка рассказали, как сдавали экзамены в разрушенных украинских школах, почему переехали в Россию и останутся ли здесь после окончания так называемой «военной спецоперации». «Новая газета. Европа» и «Гроза» публикуют их монологи.

Мы изменили имена героев по их просьбе.

«Я бы никогда сюда не приехала»

Елизавета, учится в Казанском федеральном университете, родом из Донецка

С 24 февраля нас всех преследует чувство боли от того, что делают с нашей землей, от того, как издеваются над нашей Родиной. Что касается меня, то понятие «эмоциональное выгорание» подходит как нельзя лучше.

Переезд в Россию спланировали родители — от меня мало что зависело. По собственной воле я бы никогда сюда не приехала. Изначально я собиралась поступать в Харьковский национальный университет (ХНУ), но от него остались только голые стены.

«Мечтаю, чтобы ты училась в Казани», — говорила мама. Город, в целом, неплохой, в списке вузов лучшим числился КФУ, так и решили.

Из Донецка мы с мамой выехали в Казань 2 сентября: сели на автобус «Донецк — Ростов-на-Дону», дальше поездом. 35 часов — и мы в Казани. Сначала жили с мамой в хостеле, оформляли документы, потом я переехала в общежитие, а она вернулась в Донецк.

Конечно, все школьные экзамены отменили.

Как вы себе представляете сдачу экзаменов в условиях войны? Сидя в подвале, когда над головой ракета летит, дети должны решать тесты по математике?

В вуз я поступила по квоте от Минобрнауки [РФ], это заняло очень много времени. Документы отправила с началом приемной кампании, в середине июля. Писала несколько писем, но ответ всегда был один: «Документы на рассмотрении». До конца августа никак не оповещали, и когда я снова связалась с КФУ, мне сказали, что меня зачислили.

По поводу выплат в университете недавно проводили собрание. Я подхожу под многие категории, но стипендий именно для студентов из Украины нет.

С одногруппниками отношения нормальные, они знают, что я из Донецка, но их эта тема особо не волнует, никто никаких вопросов не задавал. Преподаватели тоже не особо вникают. В качестве помощи мне предложили бесплатно сходить к психологу в общежитии.

Вообще, разных людей встречала. Были те, кто краем уха слышал, что я из Донецка, и сразу спрашивали, как мое самочувствие, нравится ли мне в Казани, и вообще интересовались положением дел.

Были и те, кто, узнав о моем происхождении, отправлял домой, некоторые начинали петь российский гимн, орать: «Путин молодец», и другое. Тут уж на кого нарвешься.

Донецк — буферная зона. Полгода там не было стабильного водоснабжения. В моем районе воду давали два-три раза в неделю на несколько часов. Кому-то вообще не давали. Таких моментов очень много. Друзья и родные рады, что у меня получилось вырваться оттуда.

Сложно жить с пониманием, что сейчас на твоей Родине умирают люди, а ты отсиживаешься здесь. Хотя грех жаловаться, когда ты сидишь в тепле и в безопасности, когда у тебя есть еда и вода. Странно, что такие элементарные, базовые вещи для кого-то сейчас — роскошь.

Оставаться в России я однозначно не собираюсь. Переезд — вопрос времени. Думаю, всё решится в ближайшем будущем. Запасной план у меня есть, поэтому остается только ждать.

Фото: Stringer / Anadolu Agency / Getty Images

«Помощи от государства пока никакой»

Павел, учится в Донском государственном техническом университете, переехал из Мариуполя в Ростов-на-Дону

После 24 февраля чувствую себя ужасно: я потерял всё, остается только верить в будущее. До войны у меня была спокойная жизнь: обеспеченная семья, две своих квартиры. Учился, гулял с девушкой и готовился к ЗНО (Прим. ред. — украинский аналог ЕГЭ).

О выезде из Украины задумался еще за неделю до всех событий — ситуация была очень напряженной. К сожалению, родители не смогли попасть в Европу, остались в поселке Мангуш под Мариуполем — сам город разрушен.

Мне пришлось релоцироваться в Россию, потому что не хотелось переезжать в страну с языком, которого не знаю. Вуз и город выбирал по принципу близости к Мариуполю, читал отзывы об университетах.

Переезжал практически без вещей, всё осталось под завалами. Двенадцать часов простоял на таможне — и уже в России. В Ростове-на-Дону нет мест в пунктах временного размещения, поэтому сразу заселился в общежитие.

Меня зачислили в Донской гостехуниверситет (ДГТУ) на программу «Дизайн среды» по квоте — то есть без вступительных испытаний. Экзамены по русскому языку и математике сдавал в разрушенной [украинской] школе. Их проводил департамент образования ДНР, но оценки никуда не внесли.

В ДГТУ я пытаюсь оформить социальную стипендию, но меня просто посылают из одного госоргана в другой.

Вуз предоставил мне только бесплатное обучение, за общежитие я плачу, как и остальные студенты. К тому же у меня просрочен украинский паспорт: его меняют в 18 лет, а в Мариуполе я не смог его продлить из-за боевых действий. Пытаюсь получить хотя бы временное убежище, но даже на него не разрешают подать заявку с моим паспортом.

Подруге из моего города ДГТУ пригрозил отчислением из-за «отсутствия документа, удостоверяющего личность». В миграционной службе помощи тоже особо не дождешься, несмотря на упрощенный порядок получения гражданства РФ для жителей Украины. Я каждый день туда хожу, но никаких успехов. Меня постоянно упрекают: «Почему вы не поменяли паспорт на родине?»

В общем, помощи от государства пока никакой, и нет уверенности, что она будет. Это всё очень сложно переживать эмоционально, но меня поддерживают дорогие мне люди. Однокурсники сочувствуют мне, даже помогают с материалами для рисования. С дискриминацией не сталкивался, от окружающих — максимум шутки или интерес к украинскому языку.

Сейчас я живу на деньги, которые успел получить мой отчим после работы на стройке за несколько месяцев: у меня осталось всего 10 000 ₽. Планирую устроиться на работу, когда всё устаканится, или рисовать на заказ, если учеба будет позволять.

«Мечтаю выпуститься и устроиться в МВД» 

Константин, переводится на второй курс Новосибирского государственного университета экономики и управления, приехал из Мариуполя

С конца февраля чувствовал себя разбито, сейчас лучше. В апреле решил срочно уезжать из Мариуполя в Россию — она мне ближе по духу, не знаю, как объяснить. Город выбрал по рекомендациям друзей. В Новосибирске хорошо, вуз уже здесь посоветовали выпускники НГУЭУ.

С небольшими приключениями добирался в Астрахань, оттуда ехал на поезде в Новосибирск. Сейчас живу в хорошем ПВР, его директор помог мне устроиться на учебу. Несколько раз я обращался за помощью к волонтерам и в Красный Крест.

Я с трудом всё это вывожу, но есть люди, которые помогают мне морально, родственники все со мной. Друзей вот не осталось в живых.

На родине я сдал экзамены за первый курс в Харьковском национальном университете внутренних дел (ХНУВД), перевожусь в НГУЭУ на второй курс юридического факультета. С одногруппниками и преподавателями не знаком, да и по поводу стипендии пока ничего не известно. Меня еще толком не приняли в университет, потому что решается вопрос с гражданством, хотя по квоте должны брать и без него. Перезачет дисциплин будет, скорее всего, до сдачи тех предметов, которые я не проходил в ХНУВД.

У меня украинский паспорт, и я рассматривал варианты переезда в другие страны, но остаюсь в России. Хочется здесь выстроить жизнь, которая была до войны. Мечтаю выпуститься из вуза и устроиться в МВД, если будут предложения.

Фото: Stringer / Anadolu Agency / Getty Images

«Ко всему нужно относиться с юмором»

Фёдор, учится в Казанском федеральном университете, приехал из Кадиевки (Стаханова)

В Россию я приехал из Стаханова [в 2016 году город переименовали в Кадиевку, но местные продолжают использовать старое название], границу пересек 11 июля. Мать в 14 лет не разрешила мне получить украинский паспорт, поэтому у меня паспорт ЛНР, и в другие страны меня с ним не пустят. Выбор был очевиден.

Я мог поступить в Москву или Белгород (куда угодно на бюджет бы взяли), но выбрал Казань, потому что наполовину татарин, и у меня родственники по всему Татарстану. Они будут опорой для меня, помогут в трудную минуту.

Переезжал я интересно: мать купила гигантскую сумку, куда уместилась вся моя жизнь. Было грустно, что у меня оказалось так мало вещей, но зато удобно. Поскольку мне нет 18 лет, мать взяла отпуск на работе и заказала микроавтобус, потому что сейчас в Стаханове транспорт особо не ходит, чтобы не бомбили. Мы доехали до Изварино, прошли границу, пересели в другой микроавтобус и добрались до Москвы. Там нас встретил родственник, а потом мы уже обычным рейсом прибыли в Казань, оттуда перекочевали в Буинск, к бабушке. Весь путь занял около 40 часов.

Для поступления в Институт международных отношений КФУ я дистанционно сдавал историю и русский язык.

Экзамены сначала отменили из-за ковида и выставили оценки по табелю, а в 11 классе их не стали проводить ради нашей безопасности: началась война.

В вуз меня взяли по квоте от Минобрнауки. Заявление о поступлении в Россию подавал еще в сентябре. Получил единовременную выплату в 10 000 ₽ от государства как гражданин ЛНР, в КФУ мне платят стандартную стипендию — 2300 ₽.

У меня отличные отношения с однокурсниками и преподавателями. Мою историю они знают кусками, но особо не спрашивают. Да и говор меня выдает. Группа у нас собралась интернациональная, дружба народов получается, поэтому никакого особого отношения ко мне нет.

Сейчас живу в общежитии КФУ в человеческих условиях. К счастью, в подвале не пришлось ночевать.

Потом скооперируюсь с кем-то из одногруппников и сниму квартиру. Родственники помогают, финансовых трудностей не испытываю, друзья поддерживают морально, сильных [психологических] загонов нет.

Я часто переезжал, поэтому умею акклиматизироваться в разных условиях. Внутренних переживаний особо нет — выработалась невосприимчивость. Зато иногда смешу людей. Когда слышу громкие звуки, кричу: «Бомбят, на пол!». Это ужасные шутки, но ко всему нужно относится с юмором.

«Специальная военная операция» в Украине продолжается уже около восьми месяцев. За это время в Россию въехало более 2,8 млн украинцев, подсчитали в ООН.

Несколько тысяч абитуриентов из самопровозглашенных ЛНР, ДНР и Украины подали заявления на обучение в российских вузах, заявлял министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков. Однако точных цифр он не называл.

Согласно постановлению, которое приняло правительство в марте, украинские студенты вправе сами выбирать вуз. Министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков также заявлял, что квоту для них в 2022 году увеличили на 5000 мест: с 18 000 до 23 000.

Оригинал текста можно прочитать здесь.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.