logo
КомментарийПолитика

В ракетном тупике

Уничтожить украинскую энергосистему имеющимся у Путина боезапасом уже нельзя. ВСУ идет вперед

Юлия Латынина, специально для «Новой газеты. Европа»

Фото: Getty Images

Российский фронт опять шатается. На этот раз — возле Берислава (города на правом берегу Днепра к северо-востоку от Херсона), где он уже сыпался не так давно. Тогда украинская бронетехника наступала вдоль Каховского водохранилища и грозилась замкнуть кольцо окружения, отрезав российские войска на левом берегу реки Ингулец. Российские войска спешно и довольно в порядке отошли, забрав с собой технику, — и вот теперь, судя по всему, отходят дальше, увеличивая плотность войск возле Херсона.

Что российские войска отходят — это уже привычно, но куда важнее, почему они отходят. Дело в том, что в Украину начало прибывать подкрепление: 10 тысяч украинских солдат, лучших из лучших, проходивших три месяца переподготовку и обучение в Великобритании. Прибывают они со всей возможной научно-фантастической экипировкой и техникой: пехота — на MaxхPro, новейшем американо-израильском бронетранспортере, который идет в США на смену Humvee, артиллеристы — со своими 155-ми калибрами. Вот эта-то 155-я арта, по данным военного эксперта Романа Свитана, летчика ВСУ и полковника запаса, и гвоздит сейчас российские позиции под Бериславом. А 200 MaxxPro, которые поставляют американцы, в значительной степени решат проблему катастрофического недостатка бронетехники в ВСУ.

Боевая бронированная машина MaxxPro. Фото: Wikimedia Commons, United States Army, Public Domain

С российской стороны мы имеем мобилизацию. Около 300 тысяч человек, которые мобилизованы в «первой волне». Из них половина тренируется хоть где-то, в России или Беларуси, а для другой половины мест на полигонах просто нет. Нет мест, нет полигонов, нет помещений для размещения — ничего. Поэтому их бросают сразу на фронт, а там — либо в окопы, либо на полигоны, находящиеся в 40-70 км от фронта, то есть в зоне действия HIMARS. «Вот там они и тренируются, — говорит Роман Свитан, — стрекочут день и ночь. Дают им то, что есть — стрелковое оружие».

Это те люди, которые в среднем были недостаточно проворны или умны, чтобы убежать от мобилизации, потому что путинская мобилизация проводится так, что шансы откосить от нее резко возрастают при мало-мальской изворотливости.

В Казахстан даже не надо бежать, достаточно за клюквой на болото пойти.

То есть с одной стороны, — мобики, которых учат держать автомат правильным концом и которые не догадались уйти на болото за клюквой. А с другой — 10 тысяч солдат, самых мотивированных и подготовленных, которые воевали восемь лет, которые воевали в начале этой войны, а потом еще на три месяца поехали на подготовку учиться войне XXI века.

Каков, вы думаете, будет результат столкновения в Херсонской области? Спросим по-другому: какое количество крестьян-ополченцев, вооруженных серпами, мог убить средневековый рыцарь, с детства ученый бою, в кольчуге и с мечом? Правильный военный ответ: неограниченное количество.

Но даже ситуация на правом берегу Днепра — безнадежная для Путина, — бледнеет перед той ловушкой, в которую он себя загнал своей ракетной истерикой по случаю взрыва на Крымском мосту.

Поддержите независимую журналистикуexpand

Начнем издалека.

Летом 2020 года в Иране прозвучала целая серия взрывов. Взрывалось все, — военный комплекс в Парчине, клиника в Тегеране, центрифуги в Натанце, электростанция в Ахвазе, завод в Бакершаре, нефтехимический комплекс в Тондгуяне, — взрывы следовали один за другим с 25 июня 2020 года до 19 июля с перерывом в 3-5 дней.

Целей у взрывов было две: во-первых, нанести сокрушительный удар ядерной программе Ирана. А во-вторых, — вынудить Иран ответить.

Расчет был на то, что Иран ответит гражданским террором по Израилю. После этого Трамп выкатит такие санкции, что иранская ядерная программа будет навсегда похоронена, и никакая новая администрация США этого не изменит. Израиль, разумеется, так никогда и не признался в атаках.

Иранские муллы просчитали ситуацию до двух, — и не ответили.

Читайте также

Читайте также

С «Орланами» в одном ряду «Шахиды»

Россия закупила иранские БПЛА Shahed-136 и уже использует их в Украине. Разбираемся, что это за дроны и как они попали к Путину

Путин — не иранские муллы.

7 октября, в день рождения Путина, на военном аэродроме в Шайковке под Калугой, с которого поднимаются стратегические бомбардировщики бомбить ракетами Х-22 Украину, прозвучал взрыв. Взорвался беспилотник или барражирующий боеприпас. Российская сторона сообщает, что обошлось без повреждений, украинская говорит, что были повреждены два стратегических бомбардировщика. Видео нет, где правда, не знаем. Но история в Шайковке гораздо более важна, чем может показаться на первый взгляд.

А 8 октября утром, с задержкой в несколько часов, взорвался грузовик на Крымском мосту. Если хотя бы половина того, о чем сейчас сообщает ФСБ, правда, то перед нами — ослепительно смелая операция украинского ГУР, ставящая его в один уровень с Моссадом (мы тут недаром вспоминали об иранских взрывах 2020 года).

Читайте также

Читайте также

Ядерный зонтик над Крымским мостом

Почему Путин не сможет выбраться из ловушки Залужного

Этот взрыв оказался катастрофическим с точки зрения снабжения российской группировки под Херсоном. По оценке Романа Свитана, возможности ее снабжения сократились ровно вполовину. «Автомобильным мостом грузовики вообще перестали ходить, — говорит он. — А по ж/д мосту возят только по одной ветке. Паромов мало, да еще и шторма. Генералы, которые руководят Херсонским фронтом, понимают, — через неделю боекомплекта останется 50%, и то же с топливом. Я бы на их месте сейчас планировал отход».

Но еще более катастрофическим оказалось следующее.

США отказывались поставлять Украине ATACMS из опасений, что те будут использованы для удара по Крымскому мосту, а Путин в ответ устроит «Судный День», 

обещал Медведев. Они также отказывались поставлять Украине F-16 из опасений, что ракеты, пущенные из этих истребителей, уничтожат стратегические бомбардировщики Ту-22М и Ту-95, которые свои ракеты выпускают над территорией России.

Украина взяла все риски на себя. В день рождения Путина — то есть в максимально обидной форме — она нанесла удар по Шайковке и по Крымскому мосту, причем последний — с максимально тяжелыми, вовсе не символическими последствиями.

Ответный удар Путина унес невинные жизни, был показан по CNN во всех подробностях, — но в конечном счете свидетельствовал об его военном бессилии.

Путин попался в вилку Залужного. «Не ответить» — в логике подворотни (не войны, не стратегии, а именно подворотни) — значило оказаться слабаком в глазах всего мира и собственного окружения. Ответить ракетным террором — означало последующее кратное увеличение военных поставок Украине, да еще и позор, если террор не достигнет цели.

Путин — в отличие от иранских мулл — ответил, да еще и опозорился.

Читайте также

Читайте также

Ракетная война за российский трон началась

Как назначение Суровикина связано с ударами по Киеву

В понедельник — через день после подрыва моста — Россия выпустила по Украине 84 ракеты общей стоимостью от 400 до 700 млн дол., плюс пару десятков иранских «Шахедов-136», за свое великое тарахтение и малую боевую нагрузку презрительно прозванных «мопедами». Цель была — «вывести из строя украинскую энергетическую инфраструктуру, заморозить Украину и заставить ее просить мира», — как суммирует военный эксперт Олег Жданов, полковник запаса и бывший сотрудник Генштаба ВСУ.

Это была очередная Хитрая Схема в мозгу вождя. Стратегия его, судя по всему, вообще в последнее время состоит из поиска Хитрых Схем и Волшебных Предметов, которые все исправят.

На несчастье Путина, украинская энергоструктура во времена СССР строилась с расчетом на ядерную войну с США. Она, несомненно, уязвима, — если бы ракет было в десять раз больше. Но ракет столько, сколько их есть, да еще половину сбили.

Поддержите независимую журналистику

Независимая журналистика под запретом в России. В этих условиях наша работа становится не просто сложной, но и опасной. Нам важна ваша поддержка.

По данным министра обороны Украины Алексея Резникова, после понедельничного ответа у России осталось 609 высокоточных ракет из 1844, которыми она располагала в начале вторжения, а возможности производства «Калибров» в условиях санкций резко упали и измеряются, вероятно, даже не десятками, а единицами в месяц. Из 900 «Искандеров» осталось 124, из 500 «Калибров» — 272, из 444-х Х-101 и Х-555 осталось 213. Это даже не НЗ — он уже распечатан.

Если данные Резникова точны, то задача уничтожения этим количеством ракет инфраструктуры, рассчитанной на ядерную войну, — невыполнима. Это уже не говоря о том, что уничтожение гражданской инфраструктуры никак не влияет на способность Украины обороняться. «Наша логистика не зависит от складов, — напоминает Олег Жданов, — все снабжается «с колес», а склады находятся за границей».

Зато ракетный терроризм Путина накануне очередного Рамштайна кончился ровно тем, чем и можно было на раз-два предсказать.

Во-первых, Украина получит серьезное ПВО, которое будет «представлено настолько быстро, насколько это физически возможно», — как сообщил на итоговой пресс-конференции министр обороны США Ллойд Остин. Украина, конечно, страна большая, на всю территорию никаких заявленных NASAMs и Crotale не хватит, но шаг серьезный.

А во-вторых, и это самое главное, — американцы убедились, — что можно выбрать своей целью российские стратегические бомбардировщики (вы не забыли про Шайковку?) и Крымский мост, — и ответ будет истерическим, кровавым, но неудачным.

Читайте также

Читайте также

«Искандеры» в истерике

За два дня Россия выпустила по Украине 119 ракет — такого не было с начала войны. Отвечаем на главные вопросы об атаке

Шайковка и Крымский мост — это была «пробивка».

Не удивлюсь, если после этой успешной «пробивки» по Крымскому мосту рано или поздно прилетит ATACMs, а по российском Ту-22М, поднятому в воздух над Калугой, чтобы бомбить Украину, — ракета с поставленного Украине F-16.

Украинские летчики давно подготовлены.

То есть пока из всех возможных для него вариантов ответа Путин безошибочно выбрал наихудший, а Украина очередной раз продемонстрировала, что не боится его блефа — и выиграла.

О том, насколько это повышает риск ядерного конфликта — в другой раз.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.