logo
СюжетыЭкономика

Вместо «хлопков»

Как ЕС будет защищать свою инфраструктуру после подрыва «Северного потока»?

Кристиан Бюгер, профессор международных отношений Копенгагенского университета.

Корабль береговой охраны патрулирует платформу Sleipner. Фото: EPA-EFE/OLE BERG-RUSTEN NORWAY OUT

ОТ РЕДАКЦИИ

Оригинал текста был впервые опубликован на сайте EUobserver. Редакция «Новой. Европа» благодарит коллег за возможность перевести и опубликовать этот материал с незначительными сокращениями.

Рассказывает эксперт по проблемам безопасности критической инфраструктуры и автор доклада по этой проблеме, представленного в Европарламенте.

Подрыв газопровода «Северный поток» в Балтийском море рассматривается сегодня в Европе как первая крупная атака на европейскую морскую инфраструктуру. Сразу после нее Еврокомиссия призвала уделить больше внимания защите остальной критической инфраструктуры ЕС. На обсуждении в Европарламенте Урсула фон дер Ляйен изложила план действий, состоящий из пяти пунктов. Но достаточно ли будет этого плана?

Первый его пункт посвящен Директиве о критической инфраструктуре, которая должна предоставить ЕС новую регуляторную базу [для усиления защиты]. Директива, известная как NIS2 (Directive on Security of Network and Information Systems, Директива по безопасности сетей и информационных систем. Прим. ред.), призывает страны-участницы определить объекты критической инфраструктуры на своей территории и создать систему обмена информации об инцидентах на них. Хотя фон дер Ляйен, безусловно, права, что NIS2 «повысит устойчивость критически важных материальных объектов ЕС», всё же директива была разработана для проблем кибербезопасности, а не физических атак. Более того, она не отражает специфику подводных объектов инфраструктуры, которые часто находится вне юрисдикции государств — членов ЕС.

Второй пункт плана — провести «стресс-тест». Это делается с целью «определить, есть ли у нас слабые места и где они находятся». Предполагается, что проверки будут проводиться странами-членами при содействии Еврокомиссии и должны быть сосредоточены в первую очередь на энергетическом секторе, а затем «на других секторах с высоким уровнем риска, таких как цифровая и электроэнергетическая инфраструктура».

Публично Еврокомиссия не дала более подробной информации о том, как могут выглядеть такие тесты. Вполне вероятно, что они будут проходить в формате разыгрывания возможных сценариев, без отработки в реальных условиях. Но даже это будет продуктивным шагом, поскольку поможет выявить структурные недостатки и пробелы в коммуникации [между странами], а также укрепит доверие между государственными органами и частным сектором.

Читайте также

Читайте также

«По сравнению с остальными бессмысленными действиями, газовая осада ЕС — малость...»

Сергей Вакуленко — о происходящем на европейском газовом рынке после аварии на «Северном потоке»

Третий пункт плана — часть текущей работы над механизмами защиты гражданского населения. Этот пункт призван «поддержать членов ЕС [в случае чрезвычайных происшествий], нарушающих поставки топлива, электроэнергии», а также «обеспечить страны необходимым количеством бомбоубежищ». Несмотря на полезность подготовки к катастрофическим событиям в целом, неясно, как этот компонент может реально повысить устойчивость и предотвратить или хотя бы сдержать будущие атаки.

Четвертый пункт плана посвящен превентивным мерам, защищающим от возможных атак. Акцент здесь предлагается сделать на возможности спутникового наблюдения, которым занимается Европейское космическое агентство. Трудно представить, как случайные спутниковые снимки могут способствовать предотвращению атак. Кто будет анализировать снимки? Как будут распространяться выводы, полученные в результате такого анализа? Какие действия последуют за этим?

Спутники могут быть полезны для формирования общей картины происходящего, но их эффективность будет выше в случае дополнения данными от наблюдений за морскими перевозками, рыболовством и трансграничными перемещениями судов и самолетов. Подобная работа координируется Европейским агентством по безопасности на море (EMSA), Европейским агентством по контролю за рыболовством (EFCA) и Европейским агентством береговой охраны и пограничного контроля (Frontex). Однако пока ни одно из этих ведомств не имеет мандата или ресурсов для проведения мониторинга и наблюдения за критической инфраструктурой.

Читайте также

Читайте также

Минуя порочный круг

Вместо потолка цены на газ и государственных субсидий Европе следует задуматься о том, как стимулировать население потреблять меньше электроэнергии этой зимой

Последний пункт плана — это общие слова об укреплении сотрудничества с НАТО и США в области безопасности. Однако этот пункт возвращает ЕС к постоянной проблеме Европейской системы обороны и безопасности: как разделить сферы ответственности с НАТО, избежав при этом дублирования и сохранив независимую позицию? Примечательно, что в формулировках этого пункта не нашлось места для главного партнера ЕС в деле защиты морской критической инфраструктуры — Великобритании. Большинство подводных кабельных соединений ЕС находится именно в юрисдикции Лондона.

В нашем докладе, представленном в Европарламенте 5 октября, мы предложили еще несколько шагов, которые ЕС мог бы предпринять, чтобы добиться реального роста защищенности своей критической инфраструктуры. Ключевые и них:

  • укрепление сотрудничества и обмена данными между госорганами и промышленностью в энергетическом секторе и морских перевозках;
  • включение вопроса о критических инфраструктурах в качестве постоянного пункта дипломатической повестки;
  • расширение мандата EMSA для того, чтобы агентство могло вовремя реагировать на возникающие угрозы;
  • разработка новой стратегии морской безопасности ЕС.

Эти шаги должны стать частью плана Еврокомиссии.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.