logo
КомментарийОбщество

Защитник на защитника

Раскол в адвокатском сообществе грозит обернуться превращением адвокатуры в рудиментарный придаток «силовых структур»

Леонид Никитинский, журналист, кандидат юридических наук, специально для «Новой газеты. Европа»

Фото: Mikhail Svetlov/Getty Images

7 октября адвокат Генри Резник опубликовал в своем Фейсбуке копию заявления, направленного им совету Федеральной палаты адвокатов: «Сообщаю, что прекращаю свое участие в работе совета ФПА. Прошу при предстоящей ротации вывести меня из членов совета».

Резник — вице-президент ФПА, как и заявивший о том же двумя днями ранее Вадим Клювгант. Заявление последнего о выходе из совета было подано совместно с бывшим членом Совета Федерации, адвокатом Константином Добрыниным и содержало более развернутую формулировку: «В связи с тем, что Федеральной палате адвокатов в ближайшее время предстоит исполнять последние решения, принятые высшими органами государственной власти РФ, не считаем возможным свое дальнейшее участие в работе совета ФПА».

Не желая еще более накалять обстановку, все трое свои действия публично не комментируют, но о каких именно «решениях органов власти» идет речь, считывается легко:

накануне, 4 октября, на сайте ФПА было опубликовано сообщение со ссылкой еще на одного ее вице-президента — Геннадия Шарова, а его реклама в социальных сетях резюмировала: «4 октября Совет Федерации одобрил Федеральные конституционные законы о принятии в РФ новых субъектов и образовании в составе РФ Донецкой и Луганской Народных Республик, Запорожской и Херсонской областей. Перед Федеральной палатой адвокатов стоит задача помочь адвокатам новых регионов в освоении знаний законодательства РФ, организации приема экзаменов и создании адвокатских палат… опыт подобной работы у ФПА есть» (Шаров имеет в виду Крым).

Эта публикация, появившаяся на сайте ФПА еще до того, как законы о присоединении одобрил президент Путин, не была согласована с другими членами Совета, хотя воспринимается как общая позиция палаты. Хотя работа с бывшими украинскими адвокатами на новых территориях формально вытекает из только что узаконенного присоединения, не все российские адвокаты согласны с тем, что надо бежать впереди паровоза — следовало бы дождаться хотя бы формирования в новых субъектах федерации судебных органов.

Ранее два московских адвоката явочным порядком уже съездили в ДНР, где приняли участие в защите иностранных граждан — «наемников ВСУ», приговоренных там к смертной казни (но позже все же обмененных). У ряда их коллег возникли вопросы: со ссылками на какие законы они защищали своих доверителей, волне ли осознанным было согласие последних на такую защиту, каков был собственный статус адвокатов и др. В середине сентября в телеграм-канале, активно освещающем происходящее в адвокатуре, появилось сообщение, что «мэтр Резник отказался посетить освобожденные в результате СВО территории» — и в тот раз «мэтр» ответил, что никто ему такую глупость и не предлагал.

26 сентября в Адвокатскую палату города Москвы поступило письмо от военного комиссара столицы с предупреждениями против «оказания помощи в уклонении от призыва по мобилизации» под видом адвокатских услуг. Палата ответила вежливым письмом, в котором разъяснила, в частности, что она «не имеет полномочий и возможностей осуществлять мониторинг оказания адвокатами юридической помощи своим доверителям», тем более что сведения о самих обращениях за ней охраняются адвокатской тайной.

Публикацию своего заявления в Фейсбуке Резник предварил цитатой из Федора Тютчева: «Пришельцам новым место дать…». Полностью начало этого стихотворения звучит так: «Когда дряхлеющие силы/ Нам начинают изменять/ И мы должны, как старожилы» и — далее по тексту. Это явный намек на «полемику» телеграм-канала, изобилующую такими фигурами речи как «арбатские старцы» и антисемитскими выпадами.

Раскол в ФПА в зависимости от отношения тех или иных ее членов к специальной военной операции произошел сразу после ее начала. Вскоре после 24 февраля ряд известных членов ФПА опубликовали на ее сайте заявление с призывом прекратить военные действия и начать мирные переговоры. А через несколько дней там же появилось заявление других представителей палаты: «Адвокатура вне политики. Но едина со своей страной. Руководством страны было принято законное решение с соблюдением всех необходимых конституционно значимых процедур… Именно это должно быть приоритетом для российских адвокатов, являющихся прежде всего гражданами РФ».

Оба заявления вскоре исчезли с сайта ФПА, но всем было понятно, что этим дело не кончится. Адвокатское сообщество далеко не однородно: немалую его часть составляют бывшие сотрудники правоохранительных органов. Есть там и свои «бюджетники», работающие в делах «по назначению» и не всегда в интересах подзащитных. Есть борцы за идею «русского мира», а есть и «космополиты», но, как в любой корпорации, внутри ФПА и региональных палат кипит также борьба за власть и финансовые потоки.

Адвокатская палата города Москвы — пусть это даже отражает общий перекос в отношениях между столицей и регионами — представлена наиболее квалифицированными, известными и в среднем лучше зарабатывающими адвокатами.

В этом смысле московской палате легче обойтись без федеральной, чем наоборот, а административное подчинение в адвокатском сообществе на законном уровне пока отсутствует. Однако конфликт внутри адвокатуры создает угрозу прежде всего для тех, кто нуждается в квалифицированной юридической помощи, а неравенство сил в противостоянии палат порождает искушение для менее известных и квалифицированных их членов, как это часто бывает в дворовых разборках, пойти на поклон к «третьей силе» — и все понимают, где такая сидит.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.