logo
СюжетыОбщество

«Вясна» будет

Лауреат Нобелевской премии мира Алесь Беляцкий ждет суда в СИЗО №1 Минска

Ирина Халип, специально для «Новой газеты. Европа»

Алесь Беляцкий. Фото: ЕРА

Десять лет назад Алесь Беляцкий первый раз был выдвинут на Нобелевскую премию мира. Он об этом, правда, узнал не сразу, потому что сидел в тюрьме. Сегодня Алесь Белаяцкий стал лауреатом Нобелевской премии мира. Но об этом он тоже узнает не сразу, потому что сидит в тюрьме. 

Правозащитный центр «Вясна», который он создал, сначала назывался «Вясна-96». Потому что началом стал «Чарнобыльскі шлях-1996» — первая массовая акция протеста, которая была жестоко разогнана силовиками Лукашенко. Тогда в независимой Беларуси появились первые раненые, первые политзаключенные и первые правозащитники. Семьям арестованных нужна была помощь, арестованным нужны были передачи и адвокаты, а еще нужно было кричать на весь мир о том, что в Беларуси заканчивается свобода собраний и, похоже, начинается диктатура. Этим и занялся Беляцкий. Потом репрессированных становилось все больше, как и работы у «Вясны», и цифры 96 как-то незаметно откололись от названия. «Вясна» стала уже не напоминанием о прошлом, а надеждой на будущее. Она придет, конечно, и лето тоже придет, и именно сегодня, в день присуждения Нобелевской премии мира, кажется, что это произойдет уже скоро.

Алесь Беляцкий вместе с командой «Вясны» выстроил в Беларуси такую систему помощи репрессированным, которой можно гордиться и даже хвастаться.

Человек, попадающий за решетку по политической статье, знал, что его не оставят, даже если у родственников нет денег на адвоката и передачи. Сначала появилась юридическая служба «Вясны», которая давала консультации и оплачивала работу адвокатов. Потом — фонды, которые помогали белорусам оплачивать штрафы за участие в акциях протеста. Мониторинговые группы не пропускали ни одного задержания, ни одного штрафа, ни одного увольнения с работы или отчисления из университета «за политику», и эти отчеты ложились в основу международных документов — от резолюций ООН до докладов спецпредставителей.

В конце девяностых «Вясна» еще смогла зарегистрироваться как общественное объединение. В 2003 году ее лишили регистрации — за организацию независимого наблюдения на выборах 2001 года, — и деятельность правозащитников стала нелегальной. Это и стало причиной первого тюремного срока Алеся Беляцкого.

Его арестовали 4 августа 2011 года и предъявили обвинение в уклонении от уплаты налогов. 2011 год стал одним из самых репрессивных в истории Беларуси: 19 декабря, в день президентских выборов, были арестованы все кандидаты в президенты, многие вместе с активистами своих штабов и доверенными лицами. Во время акции протеста были задержаны более 700 человек. Правозащитники перестали спать и есть, потому что работать приходилось круглосуточно. Обыски, аресты, нападения не прекращались. Помощь требовалась всегда. Не все адвокаты соглашались защищать политических, и даже в этом на помощь приходила «Вясна». Действовать легально она не могла, и Алесь Беляцкий открыл счет в Литве. На этот счет поступала финансовая помощь для оплаты адвокатов и штрафов. Время от времени Алесь ездил в Вильнюс и возвращался с наличными. Причем продолжал ездить и тогда, когда его уже предупредили, что ведутся оперативно-розыскные мероприятия, и скоро его арестуют. Но он-то пока на свободе, а десятки белорусов уже сидят (да, тогда это были десятки, а сейчас тысячи). Белорусские пограничники делали страшные лица и знаками показывали: чувак, не возвращайся из Литвы, не будь идиотом. А он возвращался. И сел на четыре года. А Литва тогда приостановила договор о правовой помощи с Беларусью: именно благодаря предоставленным литовским Минюстом сведениям Беляцкого посадили. Посол Литвы в Минске Эдминас Багдонас после приговора принес извинения от имени своего государства жене Беляцкого Наталье Пинчук.

На Нобелевскую премию мира его выдвинули вскоре после ареста (а в общей сложности Беляцкого выдвигали пять раз). Но комитет в тот год присудил ее Европейскому союзу. Это был тот самый год, когда Нобелевский комитет критиковали все — и заслуженно. Алесь же стал лауреатом премии Сахарова, премии Леха Валенсы, премии Вацлава Гавела, премии Госдепартамента США; почетным гражданином Парижа и Генуи; несколько раз объявлялся правозащитником года. Но все эти церемонии прошли мимо него: в это время Алесь ходил на «промку» бобруйской колонии №2, где работал упаковщиком в швейном цеху.

Когда в 2020 году в Беларуси снова начались массовые протесты, а вслед за ними — не менее массовые репрессии, Алесь Беляцкий и его команда снова перестали спать и есть.

И снова сработал прежний алгоритм: начались репрессии, Беляцкий встал на бессрочную вахту, его арестовали.

На этот раз за Алесем пришли 14 июля 2021 года. Обвинение предъявили в финансировании действий, грубо нарушающих общественный порядок, и контрабанде. Причем на этот раз Алеся в автозаке увезли не одного: вместе с ним больше года в СИЗО находятся правозащитники «Вясны» Валентин Стефанович и Владимир Лабкович.

Скоро у лауреата Нобелевской премии мира суд. Ему грозит от 7 до 12 лет лишения свободы.

Читайте также

Читайте также

Лишние люди

В годовщину протестов в Беларуси публикуем фотопроект, посвященный участникам акций

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.