logo
СюжетыОбщество

Ориентация на смерть

Суд в Иране впервые отправил двух женщин на казнь за их связь с ЛГБТ-движением. Что мы знаем о смертных приговорах в исламской республике

Руслан Сулейманов, специально для «Новой газеты. Европа»

Фото: EPA/MIKE ALQUINTO

«Вероятность казни велика»

В конце прошлой недели действующая из Норвегии курдская правозащитная организация Hengaw сообщила, что две иранские активистки ЛГБТ-движения приговорены к смертной казни за «распространение нечестия на Земле» через гомосексуальность. Одну из них зовут Зохра Седиги-Хамадани, ей 31 год, второй девушке по имени Эльхам Чубдар — 24 года. По словам правозащитников, это первый в истории Ирана приговор в отношении женщин за их сексуальную ориентацию.

Седиги-Хамадани, также известная под именем Сара, была задержана в октябре 2021 года в городе Эрбиль на севере Ирака, но вскоре отпущена в Иран. Затем девушка попыталась перебраться из Ирана в Турцию в поисках убежища, но была задержана сотрудниками Корпуса стражей исламской революции (это элитные части иранских вооруженных сил).

Зохра Седиги-Хамадани Фото: Facebook

В опубликованном в январе специальном отчете Amnesty International подчеркивается, что дело в отношении Сары связано с ее участием в вышедшем в мае 2021 года фильме «Би-би-си» о притеснении представителей ЛГБТ-сообщества в Иракском Курдистане.

«Обе девушки находятся в женском отделении Центральной тюрьмы города Урмия (провинция Западный Азербайджан) вот уже почти десять месяцев. Они находятся в крайне тяжелом моральном и физическом состоянии, постоянно подвергаются пыткам и насилию со стороны сотрудников этого пенитенциарного учреждения. Примерно десять дней тому назад Седиги-Хамадани и Чубдар были избиты тюремщицами на глазах у других заключенных. Кроме того, на сокамерниц, которые вступают в дружеские отношения с этими двумя девушками, оказывается сильное давление, им выписываются штрафы», — рассказал в беседе с «Новой газетой. Европа» представитель руководства Hengaw, правозащитник Арслан Яр Ахмади.

На фоне большого общественного резонанса официальные СМИ Ирана 7 сентября лишь скупо отрапортовали о том, что Исламский революционный суд в городе Урмия действительно несколько дней назад приговорил к смертной казни двух девушек «за торговлю женщинами и девочками на территории страны под предлогом предоставления им работы и образования». Никакой другой информации, в том числе доказательств причастности Седиги-Хамадани и Чубдар к упомянутым преступлениям, в государственной прессе не приводится.

Представитель руководства Hengaw сообщил «Новой газете. Европа», что двум девушками по закону был предоставлен адвокат, но он брал с них большие суммы денег за оказываемые услуги и мало занимался их делами. «По нашей информации, суд даже не предоставил адвокату текст приговора, а только зачитал его», — добавил Арслан Яр Ахмади.

Amnesty International выразила свое возмущение вынесенным приговором, призвала власти исламской республики «немедленно отменить принятое решение», а представителей международного сообщества «обратить внимание на случившееся».

Согласно иранскому законодательству, смертные приговоры могут быть обжалованы в Верховном суде страны. Однако

правозащитники, несмотря на предпринимаемые ими усилия, скептически настроены в отношении возможности отмены смертного приговора властями Ирана.

«Нам известно о том, что из нескольких человек насильно выбивали показания, чтобы оклеветать Седиги-Хамадани и Чубдар в торговле женщинами в Иракском Курдистане. Зная практику иранской судебной системы, у нас крайне мало надежд на отмену смертного приговора. Вероятность того, что он вступит в силу, увы, довольно велика», — констатировал представитель Hengaw.

Вечером 9 сентября в Hengaw сообщили, что Седиги-Хамадани совершила попытку суицида, проглотив большое количество таблеток неизвестного происхождения. По последним данным, девушка была доставлена в одну из больниц города Урмия, где врачи оценивают состояние её здоровья.

Иранские подростки Махмуд Асгари и Аяз Мархони публично повешены в городе Машад на северо-востоке Ирана. 2005 г. Фото: EPA/STRINGER

За что казнят в Иране

Статистика по иранскому правосудию неумолима и безжалостна. Как сообщается в опубликованном в конце июня отчете специального докладчика ООН по правам человека в Иране Джаваида Рехмана, только за первые шесть месяцев текущего года в исламской республике был казнен 251 человек (в том числе не менее шести женщин), что вдвое больше, чем за первые шесть месяцев 2021 года. По итогам прошлого года, как сообщала Amnesty International, в исламской республике были казнены не менее 314 человек, включая 14 женщин. Это второй показатель в мире, больше только в Китае — не менее 1000 казненных за 2021 год. При этом официальная статистика по смертным приговорам в Иране и вовсе отсутствует, а оправдательные вердикты, по имеющимся данным, практически сведены к нулю.

Проведшая семь лет в тюрьме за свою правозащитную деятельность Атена Даэми в беседе с «Би-би-си» недавно рассказала, что женщинам в Иране практически невозможно получить оправдательный приговор из-за гендерных предрассудков судебной системы.

Другой проблемой иранского правосудия, как подчеркивается в докладе ООН, являются «слишком широкие и туманные формулировки» преступлений, за которые выносятся смертные приговоры. Среди них мохаребех («взятие в руки оружия с целью лишения жизни или имущества или с целью вселения страха»), баги («вооруженное восстание») и уже известное нам эфсад-э филь-арз («распространение нечестия на Земле»).

Довольно часто решения о смертной казни в Иране выносятся после массовых демонстраций. Так, после общенациональных протестов, вызванных ростом цен на продовольствие в мае нынешнего года, были казнены более 55 человек.

«Большинство, если не все казни, приводимые в исполнение в Исламской Республике Иран, [являются] произвольным лишением жизни», — резюмируется в июньском докладе всемирной организации.

Проявление гомосексуальности в Иране официально является уголовным преступлением, по которому предусмотрены различные виды наказаний: от штрафов и тюремного заключения до смертной казни. При этом,

как правило, в отношении геев выносятся более суровые вердикты, чем в отношении лесбиянок.

Так, по данным спецдокладчика ООН, в феврале нынешнего года в исламской республике были казнены двое мужчин, осужденных за «содомию». Перед казнью они шесть лет провели в камере смертников.

При этом в Иране разрешены операции по смене пола. В 1987 году тогдашний рахбар (духовный лидер) страны аятолла Хомейни издал фетву (решение духовного лица), согласно которой смена пола не противоречит исламу.

Читайте также

Читайте также

«Отношения до первого предательства»

Россия решила заменять западный импорт продукцией с Ближнего Востока. Теперь нас ждут иранские сериалы, машины и даже запчасти для самолетов

По легенде, это связано с тем, что один из приближенных аятоллы незадолго до его смерти обратился к нему с просьбой помочь в его жизненной ситуации: он чувствует себя женщиной, но не знает, как с этим быть. Изучив вопрос, рахбар пришел к выводу, что в исламе нет прямого запрета на смену пола.

Так или иначе представители сексуальных меньшинств в Иране находятся в сложном положении, постоянно подвергаются преследованию со стороны властей и вынуждены скрывать свою ориентацию. Около 20% участников опроса, проведенного в 2020 году Иранской сетью лесбиянок и трансгендеров (6Rang), заявили, что стали жертвами насилия со стороны сотрудников полиции, сил безопасности, прокуроров или судей.

shareprint
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.