logo
СюжетыОбщество

Суд попал в переплёт

Запретив второй по значимости религиозный текст в исламе, российские власти осложнили себе мобилизацию мусульман на войну и едва не поругались с Кадыровым

Харун-Вадим Сидоров , специально для «Новой газеты. Европа»
Харун-Вадим Сидоров , специально для «Новой газеты. Европа»

Фото: Beata Zawrzel / NurPhoto / Getty Images

В России, где официальный список запрещенных текстов на данный момент включает в себя 5304 наименования, новые запреты уже давно никого не удивляют. Однако тот, что состоялся в конце августа, может серьезно осложнить набор российскими властями добровольцев на войну против Украины.

Речь о запрете издания второго по значимости источника религиозных знаний в исламе — сборника пророческих преданий «Сахих аль-Бухари», называемого так по имени составителя. На этот запрет беспрецедентно жестко отреагировал Рамзан Кадыров, после чего к кампании протестов присоединились не только официальный муфтий Чечни, но и муфтии еще нескольких регионов. Кадыров не просто осудил сам запрет, но и пригрозил, что если «решение не будет пересмотрено… мусульмане не будут чувствовать себя в России как дома», а в такой ситуации «религия уже предписывает мусульманину действовать совершенно по-другому».

Ранее российскими судами, штамповавшими спущенные им сверху решения, уже запрещались не только произведения общепризнанных исламских богословов (например, Ибн Касира и Ибн Хишама), но и непосредственно источники исламской религии (например, «Сорок хадисов имама Навави»). А кульминацией этой запретительной политики стал запрет в 2015 году фрагментов самого Корана решением Южно-Сахалинского суда. Так что, ничего такого, чего бы не происходило раньше, в случае с запретом перевода «Сахиха аль-Бухари» не произошло. Однако реакция Рамзана Кадырова на этот раз оказалась более радикальной, чем даже на запрет фрагментов Корана, когда именно его вмешательство позволило добиться пересмотра этого решения.

По крайней мере, тогда не делалось прозрачных намеков на то, что мусульмане, переставшие «чувствовать себя в России как дома», могут начать «действовать совершенно по-другому».

Надо сказать, что, хотя Кадыров и ушел 3 сентября в «бессрочный отпуск», он, кажется, смог победить судебную систему и в этот раз. В своем телеграм-канале уже после решения об «отпуске» Кадыров написал, что «в ближайшее время вопрос запрета перевода сборников хадисов будет окончательно решён». «Администрация Президента РФ приняла решение уделить этому факту, а также иным возможным ошибкам в экспертизе религиозной литературы пристальное внимание. Это очень важное и показательное решение, которое демонстрирует нам открытость руководства России и её желание достижения межконфессионального мира», — подчеркнул чеченский лидер.

Глава Чечни Рамзан Кадыров. Фото: Mikhail Svetlov / Getty Images

Но остается вопрос: почему же такая реакция последовала именно сейчас? Надо понимать, что кадыровская Чечня превратилась в хаб для вербовки на войну в Украину не только чеченцев, но и «добровольцев» со всей России, которым рассказывается, что они «прежде всего защищают ислам». Несколько отстают от них еще три «добровольческих батальона» с «мусульманским колоритом»: «Алга» и «Тимер» из Татарстана и «генерала Шаймуратова» из Башкортостана. Кроме того, без всяких «добровольческих батальонов» щедрую «дань кровью» империи выплачивают первый в общероссийском списке по потерям Дагестан, да и другие кавказские республики.

Однако кампанию мобилизации российских мусульман на войну с Украиной успешной не назовешь. Как и в целом по России, соглашаются на службу по контракту в основном те, кто оказался в тяжелом материальном положении. А вот идеологическую борьбу за широкие массы российских мусульман вербовщики в значительной степени проигрывают, чем и объясняются периодические нервные срывы ответственных за нее местных властей на «несознательное» население.

В такой ситуации запрет издания второго по значимости религиозного текста мусульман может стать серьезным ударом по тем, кто ответственен за их мобилизацию. 

Несмотря на блокировку в России вещающих на них из эмиграции ресурсов, в российской мусульманской среде весьма распространены мессенджеры и рассылки через них. Поэтому предотвратить распространение в ней нежелательной для властей информации практически невозможно. Как следствие российские мусульмане, которых зовут на «джихад» за Россию, узнают не только о том, что страна, за которую им предлагается воевать, запрещает важнейшие книги их религии, но и то, что в стране, против которой их призывают воевать, они имеют свободное хождение.

«Вы тысячами гибнете в нашей стране, где любой может читать «Сахих аль-Бухари» хоть вслух возле офиса Президента Украины, и нам за это ничего не будет. И зачем вы воюете против нас? Чтобы что? Чтобы счастливых мусульман Украины сделать такими же бесправными как и вы?» — такое обращение бывшего украинского муфтия Саида Исмагилова к мусульманам России не могло не произвести на его единоверцев эффект. Особенно учитывая то, что не так давно он, отнюдь не старый человек, добровольно ушел в отставку с поста муфтия Украины, чтобы дать дорогу молодым, а сам пошел добровольцем на фронт. В отличие, кстати, от своих российских коллег, призывающих единоверцев к «джихаду» против Украины из теплых кабинетов.

Поэтому, чтобы доказать своей дезориентированной аудитории, что в идущей сейчас войне она выбрала правильную сторону, Рамзану Кадырову пришлось фактически ставить ультиматум тем, за кого он со своими подопечными воюет.

shareprint
#ислам #кадыров #чечня #запрет #экстремизм
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.