РасследованияОбщество

Пехота пуще неволи

Десятки вооруженных групп — ЧВК «Вагнера», кадыровцы, неонацисты — принимают в ряды «пушечного мяса» на войну в Украине всех, включая зеков и больных. Мы попытались стать добровольцами

Новая газета Европа
Новая газета Европа

E.N.O.T. CORP и ДШРГ «РУСИЧ» на военных сборах. Фото: enotcorp.org

В России полным ходом идет «скрытая мобилизация» на войну: десятки различных структур, включая частные военные компании и добровольческие батальоны, вербуют новобранцев, обещая им щедрую зарплату, а в случае менее благоприятного исхода — «гробовые» семье. Рекламная кампания достигла федеральных масштабов: к примеру, ЧВК «Вагнера» размещает в крупных городах билборды с призывом записываться в ее ряды, а платные объявления компании в VK посмотрели 13,5 млн раз. 

«Новая газета. Европа» насчитала 52 батальона и 10 других формирований, которые открыто набирают добровольцев и конкурируют за «живую силу» между собой. Наши корреспонденты откликнулись на объявления и узнали, кто и как вербует «наемников», кому подчиняются добровольческие батальоны и какую подготовку проходят солдаты перед отправкой на фронт.

Александр (имя изменено) треть жизни провел за решеткой — «ходки» по тяжким и особо тяжким статьям. Однако в этот раз уже через несколько месяцев после освобождения он оказался в окрестностях города Рубежного в Луганской области, под огнем армии Украины, в составе добровольческого батальона «Ахмат». Его «командировка» пришлась на март и апрель — в то время под Северодонецком велись одни из самых кровопролитных боев в Украине.

Александр под Северодонецком

«Про набор в добровольцы мне подсказал человек из ФСБ. Я его знаю с детства. Наши пути в какой-то момент разошлись, но после моего освобождения он мне показал ссылку, мол, вот идет набор в добровольцы», — рассказывает Александр.

После освобождения из колонии Александр получил административный надзор. Это система жесткого контроля за бывшими заключенными. Человеку могут запретить выходить ночью из дома, выезжать за пределы региона, бывать на массовых мероприятиях. Кроме того, нужно постоянно отмечаться в полиции, а силовики могут легально устраивать слежку. По словам Александра, из-за административного надзора он не мог работать и содержать пожилую мать, поэтому решил поехать в Чечню, в Гудермес — где, по слухам, предлагали уладить проблемы с законом в обмен на участие в войне.

В Гудермесе на базе Российского университета спецназа готовят добровольцев полка «Ахмат» для войны в Украине. Если есть опыт службы в армии, экспресс-обучение занимает 1-3 дня. Если нет — бойцов готовят 7-10 дней. Требования к кандидатам минимальные: возраст от 20 до 49 лет и физическая подготовка, достаточная, чтобы выдержать ежедневные марш-броски по семь километров в разгрузке.

«Основной мой мотив [участия в войне] был — снять административный надзор, чтобы в этой стране потом жить спокойно. Мне создали невыносимые условия жизни с запретом выходить из дома по ночам, постоянными попытками арестовать меня на «сутки» и невозможностью работать», — объясняет Александр. В «Ахмате» его заверили, что «любая проблема с государством решаема» — мол, чеченские власти могут «стереть» криминальную историю по договоренности с силовиками из других регионов.

В Гудермесе наш собеседник провел десять дней. В «университете» (это частная организация, связанная с фондом имени Ахмата Кадырова) обучают держать и заряжать автомат, отрабатывают стойки стрельбы, экстренную смену магазина и рассказывают о тактической медицине и картографии. Заодно новобранцев проверяют на «агрессивность».

«Агрессивность замеряли практическим путем — смотрели на человека, как в коллективе себя ставит, провоцировали. Если оказывался, по-русски говоря, «теленок», «мешок», то есть не подходил для войны, то они его просто отправляли домой», — рассказывает Александр. При этом состояние здоровья мало интересовало рекрутеров — наш собеседник прошел отбор с гепатитом C, в его же тренировочном отряде был боец с эпилепсией. Правда, его отправили домой еще на этапе подготовки, предварительно «унизив словесно», говорит Александр.

В «выпуске» из Гудермеса были люди с разной биографией: «вагнеровцы», ОМОНовцы, бывшие зеки. Каждый третий доброволец был из экс-арестантов — с погашенной или «висящей» судимостью.

Александр перед отправкой в Украину. Подготовка перед боями шла лишь 10 дней

— Через 10 дней нас закинули на самолете через ДНР к Северодонецку. Дали по 300 тысяч рублей. Дали комок (камуфляжную форму). Нормальные берцы и броники надо было закупать самим. Кто-то решил не тратиться, снимали прямо с «укропов» берцы и бронежилеты, когда брали их позиции.

— Со связью тоже была проблема — выдали рации дешевые с «АлиЭкспресса». В переговоры «Ахмата» встраивались чеченцы из батальона Шейха Мансура. Кадыровцы с дудаевцами что-то там свое на чеченском обсуждали.

Сколько нужно вложить в экипировку начинающим наёмникам и добровольцам*

Нажмите на предмет, чтобы добавить его в «корзину»