СюжетыОбщество

Крёстный сынок

История Дмитрия Михальченко: он дружил и с «братками», и с силовиками, стал самым важным бизнесменом Петербурга — а потом потерял всё и сел в тюрьму на 20 лет

Максим Леонов , специально для «Новой газеты. Европа»
Максим Леонов , специально для «Новой газеты. Европа»

Дмитрий Михальченко во время судебного заседания, 2018 год. Фото: «Фонтанка»

Бывший «бизнесмен №1 Петербурга» Дмитрий Михальченко приговорен к 20 годам лишения свободы. Вместе с ним на скамье подсудимых оказались еще 5 человек: предприниматели Андрей Каминов, Сергей Литвинов и Борис Мальцев, а также генерал-майор ФСО РФ Игорь Васильев и его подчиненный, подполковник Дмитрий Улитин. Все они обвинялись в хищениях при строительстве резиденции президента в Ново-Огарёво. Михальченко, Каминов и Литвинов — еще и в организации и участии в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ). Еще несколько фигурантов дела заключили досудебные соглашения и выслушали свои приговоры ранее.

В прениях прокурор просил суд приговорить соратников Михальченко к срокам от 8 до 18 лет лишения свободы. Судья Олег Москвитин сроки снизил. И только Михальченко получил тот срок, который запрашивал прокурор. Адвокаты подсудимых намерены подать кассационные жалобы. Особенно недоволен остался сам Михальченко, считающий, что его сделали козлом отпущения, ободрав при этом как липку. И сделали это будто бы те же люди, что когда-то вырастили его «бизнесменом № 1».

Сам Михальченко никогда не скрывал, что своими успехами в бизнесе он обязан дружбе с силовиками. Но как молодой человек, не имевший никакого отношения к спецслужбам, стал ключевым бизнес-партнером ФСО?

Братки

Михальченко родился в Ленинграде в 1972 году. В начале 90-х, окончив Петербургский техникум морского приборостроения, он переехал в Псковскую область и устроился на работу в коммерческий отдел мясокомбината в городе Великие Луки.

В то время, как и большинство бывших советских предприятий, мясокомбинат переживал не лучшие времена. Сотрудникам месяцами не выплачивали зарплату. Колхозы и совхозы, поставлявшие прежде сырье на комбинат, разваливались. Предприятие работало едва ли на четверть мощности, копились долги. К 1993 году бывший гигант мясного рынка был на грани банкротства. А потому желающих приватизировать комбинат было мало.

Впрочем, есть и другое объяснение, почему Великолукский мясокомбинат уйдет вскоре по низкой цене, почти без конкурентной борьбы.

Выкупили его люди, которых оперативники УБОПа считали членами «великолукской» ОПГ, занимавшей в начале 90-х в бандитском Петербурге лидирующее положение.

«Великолукские» были организованы в сплоченную группу братьями Николаем и Виктором Гавриленковыми. Оба родились в Великих Луках, занимались боксом. Старший из братьев, Николай, вошедший в историю бандитского движения Петербурга под отчеством Степаныч, в конце 70-х работал разливщиком пива в родном городе. В 1980-м его арестовали по подозрению в грабеже и посадили на 4 года.

Выйдя на свободу, Николай Гавриленков осел в Петербурге. Благодаря приобретенным в колонии связям, он устроился официантом в ресторан «Таллин». Его сменщиком там был Владимир Кумарин, который позже возьмёт фамилию Барсуков и получит славу «ночного губернатора» Петербурга, а заодно — создателя организованного преступного сообщества «тамбовские».

Лидеры Великолукской ОПГ Николай и Виктор Гавриленковы

Проработав около года в «Таллине», Гавриленков-старший перешел в кафе «Роза ветров» на Московском проспекте, где в конце 70-х свою карьеру в Питере начинал Кумарин. Скоро Степаныч дорос до администратора «Розы ветров» и подтянул к себе из Великих Лук младшего брата, а заодно и нескольких друзей по спортзалу. В это же время к ним присоединяются спортсмены из Тамбовской области, лидером которых уже тогда был Кумарин. В стране как раз началась перестройка, и для крепких, рискованных парней открывалось широкое поле деятельности. Они обложили данью половину кооператоров и работников торговли Петербурга — барменов, администраторов, рубщиков мяса, торговцев овощами.

Платили им дань и торговцы поддельным антиквариатом, и фарцовщики, и валютчики, и «клепальщики» (клепавшие фирменную фурнитуру на дешевый ширпотреб), и еще масса свежеиспеченных бизнесменов.

К этому времени железный занавес вокруг СССР немного приподнялся, из граждане СССР стали потихоньку эмигрировать Перед отъездом за границу они распродавали имущество. За несколько часов до отбытия в аэропорт к будущим эмигрантам наведывались непрошенные гости — крепкие молодые люди, объяснявшие отъезжающим значение слова «делиться». «Гости» понимали, что в милицию их жертвы обратиться, скорее всего, просто не успеют.

В декабре 1988 года состоялась знаменитая «стрелка» на рынке в Девяткино (район на севере Петербурга). Из-за куртки, стоимостью пару сотен долларов, мальчики из Тамбова схлестнулись с «малышевскими» (по фамилии лидера ОПГ Александра Малышева), которые приехали на «разборку» с огнестрельным оружием. Стрельбы тогда не было, но сам факт, что рэкетиры начали вооружаться, говорил о многом.

В начале 1989 года большинство «тамбовских» во главе с Кумариным получили тюремные сроки. В объединенной группировке потери бойцов почти не заметили, в ней тогда заправляли «великолукские», причем благодаря не столько числу, сколько авторитету Степаныча. В 1991-м Кумарин освободился (досрочно) и пришел к братьям Гавриленковым проситься обратно в сообщество, но ему отказали. Как выяснится позже, это была ошибка. Кумарин увел с собой всех «тамбовцев» и прихватил кое-кого из старой гвардии. А затем начал планомерно захватывать кормушки «великолукских». Гавриленковым это не понравилось.

Криминальный авторитет, лидер Тамбовской ОПГ Владимир Кумарин

1 июня 1994 года Кумарин вышел из дома на улице Турку в Петербурге, сел в машину. В эту минуту киллер, одетый под женщину, открыл огонь. Водитель-охранник погиб на месте, а будущий «ночной губернатор» долго лечился в Германии, выжил, но потерял руку. Через год, 30 июня 1995 года, был убит Степаныч, пуля нашла Гавриленкова-старшего возле его дома 189 по Московскому проспекту. Гавриленковы на двух машинах подъехали туда, из подъезда выскочил киллер и разрядил в их сторону полный рожок автомата. Степаныч погиб на месте, младший брат пытался преследовать убийцу, стреляя из своего автомата, но нарвался на ответный огонь (это было прикрытие киллера) и вынужден был отступить.

В УБОП имелась информация, что убил Степаныча один из его бригадиров Валерий Гаврисенко. Видимо, эту же информацию получил и Гавриленков-младший, вставший во главе группировки. 5 декабря 1995 года Гаврисенко был застрелен у ресторана «Невские мелодии» на Свердловской набережной.

27 февраля 1996 года в ресторан отеля «Невский палас», где обедал Виктор Гавриленков, зашли двое в масках и открыли огонь из автоматов. Гавриленков, которого охранник бросил на пол, был ранен, но уцелел. Но двое его охранников и случайный посетитель ресторана (подданный Великобритании) были убиты. Гавриленков посчитал за лучшее покинуть страну, и ОПГ «великолукских» окончательно прекратила существование. Вернуться в Россию Виктор посмел лишь после ареста Барсукова (Кумарина) в августе 2007 года. Властями Испании он объявлен в международный розыск.

Но вернемся в 1993 год. В Великих Луках шла приватизация мясокомбината. Братья Гавриленковы его выкупили и решили нанять команду молодых и вполне легальных менеджеров.

Так в этой истории появился наш герой: одним из талантливых управленцев и оказался Дмитрий Михальченко.

Деловая хватка у будущего «бизнесмена № 1» была. Через год после приватизации комбината он становится коммерческим директором предприятия. В короткий срок, благодаря щедрым инвестициям «великолукских», удалось восстановить сырьевую базу и раскрутить сеть магазинов по продаже собственной продукции. Более того, Михальченко пошел на рискованный шаг — переехал в Украину, где учредил фирму и стал основным продавцом продукции комбината не только в Украине, но и на всем юге России, в Молдове и Беларуси.

После краха «великолукской» ОПГ на комбинате поменялись владельцы. Ими стали в основном те, кого в свое время привлекли братья Гавриленковы для реанимации предприятия. После дефолта 1998 года было осуществлено слияние: в единый холдинг вошел сам комбинат, сеть магазинов, торговавших его изделиями, и сельхозпредприятия, поставляющие сырье для комбината. Михальченко стал совладельцем комбината, но почти сразу продал свою долю Владимиру Подвальному, который сегодня считается единоличным владельцем Великолукского мясокомбината.

Распрощавшись с колбасой, Михальченко переключается на железнодорожный транспорт и учреждает фирму, которая заключает ряд контрактов с Октябрьской железной дорогой (ОЖД). И снова в довольно короткий срок он становится одним из основных поставщиков оборудования для ОЖД. Именно тогда, по словам самого Михальченко, он и познакомился с первым заместителем УФСБ по Питеру и Ленобласти Николаем Негодовым, который приметил молодого, успевшего себя зарекомендовать менеджера.

Дмитрий Михальченко. Фото: холдинг «Форум»

Под крышей спецслужб

В конце 2000 года появляется Автономная некоммерческая организация (АНО) «Управление делами регионального общественного фонда программ управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области». Учредителем выступает Региональный общественный фонд поддержки ФСБ и СВР. Директором АНО становится 29-летний Дмитрий Михальченко, не имеющий к спецслужбам никакого отношения. В мае 2001 года ОЖД передает АНО «Управление делами» права на аренду всех вокзальных территорий в Санкт-Петербурге. С этого момента и начинается стремительный взлёт «бизнесмена № 1».

Учреждение АНО приходится как раз на тот период, когда начинается подготовка Петербурга к празднованию 300-летия основания города. Привокзальные территории попадают под программу изменений городского ландшафта. АНО учреждает сразу несколько структур, объединив их в холдинг «Форум», во главе которого встает все тот же Михальченко.

В числе фирм, входивших в «Форум», было и охранное предприятие «Магистраль», которое начинает жесткую, а порой откровенно жестокую зачистку привокзальных территорий.

— Началось все с того, что «Форум» резко повысил арендную плату для частных торговцев, торговавших у вокзалов, — рассказал «Новой газете. Европа» Алексей Коплев, в 2001-м работавший в транспортной милиции. — Половина арендаторов просто тихо ушла. Остальные пытались бороться, обращались к своим «крышам», но все было бесполезно: у «Форума» были слишком сильные покровители. Даже нам почти в открытую приказывали всячески помогать «Магистрали». Бандиты поумнее предпочитали не связываться. Были и те, кто пытался порешать все на «стрелках». После того как парочка бригад просто физически исчезла (я не говорю, что их закопали в овраге, просто лидеров приземлили на нары, а остальные сами разбежались), желающих «потолковать по-пацански» с «Магистралью» больше не находилось.

Следующим этапом «приведения привокзальных территорий в надлежащий вид» (так было написано в Программе подготовки Санкт-Петербурга к празднованию 300-летия) стал снос всех установленных там ларьков и киосков. Вместо них стали возводить вполне приличные павильоны. Когда строительство было почти закончено, и арендаторы попытались вернуться на свои старые места (как им было обещано), их ожидал сюрприз.

У Витебского вокзала, 1999 год. Фото: pastvu.com

— У меня у Витебского вокзала стояли четыре ларька еще с 92-го года, — рассказал «Новой газете. Европа» предприниматель Игорь Мединов. — Прибыль там всегда была хорошая. Цены можно было поднять в полтора, а то и в два раза по сравнению с общегородскими. Человек, спешащий на поезд и забывший что-то заранее купить, все равно купит то, что забыл. Когда построенные нами ларьки решили сносить, я и многие мои коллеги по вокзальному бизнесу это только приветствовали. Потому что нам показали, что вместо них появится, и это нас обрадовало. Кроме того, нас заверили, что все, кто согласился на повышенную арендную плату, будут вправе первыми выбрать новые торговые точки. Но когда дошло дело до заключения арендных договоров, выяснилось, что прежде арендатор должен оплатить вновь построенное. Не весь павильон, а ту его часть, которую собирается занять. При этом я не буду собственником этого, и даже арендный договор могу заключить лишь на год.

Некоторые арендаторы пошли на это, но большинство отказалось. Почти полгода павильоны практически пустовали. И это не могло не заинтересовать городские власти. После вмешательства «Комитета-300» требование оплаты строительства отменили. Но арендная плата все равно осталась довольно высокой.

— Сколько точно заработал «Форум» на участии в подготовке к празднованию 300-летия Петербурга, видимо, так и останется тайной, — считает бывший сотрудник Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Петербурга и Ленобласти Андрей К. (фамилия имеется в редакции). — Кроме привокзальных территорий, фирмы «Форума» участвовали в качестве субподрядчиков во многих других проектах. К примеру, фирма «Балтстрой» принимала участие в ремонте зданий Невского проспекта и прилегающих к нему улиц. «Стройфасад» и «Стройкомплекс» занимались ремонтом «Эрмитажа» и некоторых памятников. Фирмы, близкие к «Форуму», отметились на ремонте мостов: Александра Невского, Аничкого и Троицкого.

По лично моему мнению, через «Форум» и его структуры за 2001-2003 годы прошло не менее 40 млрд. рублей. По тем ценам, почти 1,5 млрд долларов.

Но основным объектом внимания Михальченко был поселок Бронка, где в 2002 году началось строительство многофункционального морского перегрузочного комплекса (ММПК). Когда строительство только начиналось, некоторые эксперты относились к нему скептически. Порт в Усть-Луге представлялся более интересным с точки зрения морской локации. Но в пользу «Порта Бронка» говорило более близкое расположение к Петербургу, Кольцевой автодороге и железнодорожным веткам. Кроме того, в Усть-Луге порт строился под нефтеналивные танкеры и сыпучие грузы, а в Бронке предполагалось сделать упор на контейнерные перевозки.

Как бы то ни было, но «Порт Бронка» все-таки решено было строить. Скорее всего, на положительное решение повлияло то, что Михальченко предложил такую схему, при которой из федерального и местного бюджетов будут профинансированы только дноуглубительные работы (15,2 млрд. рублей). А все остальное (по первым прикидкам — около 44 млрд. рублей) должны были составить частные инвестиции.

«Порт Бронка». Фото: port-bronka.ru

Что там с частными инвестициями, опять же остается загадкой. Но после ареста Михальченко некоторые СМИ утверждали, что с 2010-го по 2015 год структурам «Форума» было перечислено более 100 млрд. рублей из федерального и региональных бюджетов. Впрочем, вполне возможно, что в эту цифру входят контракты, заключенные «Форумом» с госструктурами. Например, сеть охранных предприятий «Магистраль» вплоть до 2017 года занималась охраной не только вокзалов в Петербурге, но и в Карелии, в Мурманской, Псковской, Новгородской, Вологодской областях. А фирмы «Балтстрой» и «Стройкомплекс» участвовали в строительстве, ремонте и реставрации федеральных зданий и памятников.

Некоторые эксперты считают, что «спалился» Михальченко именно на памятниках. Потому что почти одновременно с ним были арестованы бывший заместитель министра культуры Григорий Пирумов и директор «Центрреставрации» Олег Иванов. И именно «Балтстрою» вменили хищения во время реставраций.

Хотя судили Михальченко все же за Ново-Огарёво.

Но это будет позже, а пока «бизнесмен № 1» достиг пика своей карьеры. В ноябре 2015 года Дмитрий Михальченко вошел в тройку лучших топ-менеджеров Петербурга по версии проекта «Топ-100». Это было признание его заслуг на строительстве «Порта Бронка». Империя Михальченко к тому времени включала в себя не только порт и сеть охранных предприятий, строительные и реставрационные фирмы, но и много чего еще. В «Форум» входил завод «Измерон» (в 2002-2003 годах фигурировавший в материалах дел по целому ряду громких убийств в структурах Рособоронэкспорта; в настоящее время завод — один из основных поставщиков оборудования для «Газпрома»); Прядильно-ниточный комбинат им. Кирова, выпускающий более половины российских ниток; несколько ресторанов класса люкс и ряд элитных бутиков итальянской и французской одежды; медицинский центр и адвокатское бюро; миграционный центр и фирма, специализирующаяся на IT-технологиях.

Состояние Михальченко в 2015 году оценивалось в 18 млрд. рублей (300 млн. $), и он считался самым успешным бизнесменом Петербурга. 

О его связях с другом Владимира Путина, начальником ФСО РФ Евгением Муровым, не говорил только ленивый.

И вдруг как гром среди ясного неба — арест Михальченко в марте 2016 года и какое-то откровенно несуразное обвинение в контрабанде алкоголя.

Ободрали как липку

Как считало следствие, Михальченко ввозил в Россию элитный алкоголь для своих ресторанов (стоимость некоторых бутылок превышала 500 тысяч рублей за штуку), декларируя его как герметик и тем самым избегая серьезных акцизных сборов.

Первоначально ему вменили ущерб в 1,7 млн. рублей. Но на суде фигурировала сумма уже в 61 миллион рублей. 28 декабря 2018 года Басманный суд Москвы приговорил Михальченко к 4 годам 7 месяцам лишения свободы. С учетом времени, проведенного в следственном изоляторе, срок считался отбытым. Но на свободу бизнесмен так и не вышел: в октябре 2018 года его обвинили в совершении преступления, предусмотренного статьей 210 УК РФ (Организация преступного сообщества, до 20 лет лишения свободы).

Как следует из материалов уголовного дела, в 2012 году ФСО РФ в лице начальника службы инженерно-технического обеспечения ФСО генерал-майора Игоря Васильева заключила с ФГУП «Атэкс» контракт на строительство «Дома приемов Президента РФ» в Ново-Огарёво. Построить нужно было ряд зданий (сам зал приемов, гостиницу со спортзалом, котельную, КПП, гараж, ангар для парковой техники, комендатуру). Сумма контракта составила 5,7 млрд. рублей. Сдача объекта планировалась в 2014 году. «Атэкс» заключила субподрядные договоры с фирмами «Форума». А уже те, как установило следствие, сильно завышая стоимость работ и стройматериалов, похитили из бюджета около 1,3 млрд. рублей. При этом резиденция так и не была построена.

Резиденция в Ново-Огарёво. Фото: Яндекс.Карты

Сдачу объекта сперва передвинули на 2015 год, а потом на 2016-й. Долгостроем заинтересовались в самых высоких кабинетах (по некоторым данным, Владимир Путин лично распорядился установить причину затягивания сроков сдачи объекта) и направили в Ново-Огарёво проверку, которая выявила серьезные нарушения.

В марте-апреле 2016 года по Москве и Петербургу прокатилась волна обысков. Михальченко был обвинен в контрабанде. В мае 2016-го своего поста лишился Евгений Муров. А в марте 2017-го Следственный Комитет РФ по фактам нарушений при строительстве «Дома приемов» возбудил дело по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). По этому делу обыски проходили уже в служебных кабинетах ФСО. Осенью 2018 года было возбуждено еще одно уголовное дело, уже по статье 210 УК РФ. Обвинение в организации ОПС предъявили Михальченко, участие в преступном сообществе экс-директору «Атэкс» Андрею Каминову и экс-директору «Стройфасада» (фирма, входящая в «Форум») Сергею Литвинову.

В суде Михальченко несколько раз заявлял, что завышать стоимость работ его «просили» сами сотрудники ФСО. 

Суд данным показаниям подтверждения не нашел. А вот во время приговора эти заявления «аукнулись» Михальченко. Государственный обвинитель попросил приговорить бывшего «бизнесмена № 1» к максимальному сроку лишения свободы — 20 годам. Судья не «скостил» ни месяца.

Михальченко с приговором не согласился и намерен обжаловать его. Кстати, с судебным следствием и самим приговором связана еще одна интрига. Как сообщал «Коммерсантъ», приговор Михальченко и Ко стал последним в карьере судьи Олега Москвитина. На сайте Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС) РФ есть информация, что в повестке дня заседания 31 мая 2022 года коллегия должна была рассмотреть жалобу Москвитина на лишение его статуса судьи. Как следует из документа, решение о лишении судейского статуса было принято ВККС 31 марта 2022 года. Сложить полномочия Москвитин должен был 1 июня 2022-го. В этом случае дело о хищениях в Ново-Огарёво должно было быть направлено на новое рассмотрение. Но, видимо, срок лишения судейских полномочий отодвинули, так как судья все-таки вынес приговор 28 июня.

Михальченко лишился всех своих активов. В 2017 году, находясь в СИЗО «Лефортово», бизнесмен выдал генеральную доверенность своей жене, которая продала основные активы холдинга «Форум» Людмиле Муровой (жена Евгения Мурова) и Наталье Негодовой (жена бывшего генерала ФСБ Николая Негодова). Поменяли владельцев элитные рестораны и бутики эксклюзивной одежды. В новых учредителях постоянно встречаются фамилии Негодов и Муров (жены, сыновья и даже внуки). То, что не успела продать супруга Михальченко, было арестовано и впоследствии обращено в пользу государства.

В мае 2022 года Хамовнический суд Москвы признал сделку по продаже «Порта Бронка» фиктивной и обратил активы порта в госсобственность. Впрочем, в настоящее время порт, загруженный едва на 10%, вряд ли представляет собой серьезную ценность. А вот поглощение фирмой «Бронка Групп», возглавляемой Никитой Муровым (внук Евгения Мурова), других активов «Форума» ни у прокуратуры, ни у бывших собственников возражений не вызывает.

#преступления #силовики #приговор #коррупция #бизнесмены #петербург #уголовное дело
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.