Сюжеты · Общество

«Редкий экземпляр человека, у которого душа болит»

История документалиста Всеволода Королёва, который знал, что его арестуют за «фейки», но всё равно продолжал доносить до людей правду

Нина Петлянова , специально для «Новой газеты. Европа»
Нина Петлянова , специально для «Новой газеты. Европа»

Фото из личного архива Всеволода Королёва

Режиссера-документалиста, поэта, философа 34-летнего Всеволода Королёва арестовали до 11 сентября по уголовному делу о публичном распространении фейков о действиях ВС РФ в Украине. В Петербурге он стал восьмым обвиняемым по статье 207.3 УК РФ, а в целом по России — уже как минимум семидесятым. Королеву вменяют в вину размещение в соцсети «ВКонтакте» постов с якобы недостоверными сведениями о событиях в Буче, Бородянске и Донецке. Ему грозит до 15 лет лишения свободы.

С самого начала специальной военной операции в Украине Всеволод Королёв выходил на пацифистские акции протеста в Санкт-Петербурге. В первый раз его задержали у Гостиного двора 24 февраля и отправили в ИВС на 10 суток. Во второй раз Королёва забрали в отдел полиции 2 апреля, но спустя несколько дней отпустили. Очевидцы апрельского задержания Королёва предъявили суду видеозапись, которая подтвердила, что полицейские поторопились с претензиями: Сева в тот день не успел не только выразить протест, но даже дойти до намеченного места митинга. Его схватили во время разговора со знакомой еще до того, как акция стартовала.

С первого дня спецоперации Всеволод размещал посты и делал перепосты на тему событий в Украине на своей личной странице в «ВК». Среди читателей Королёва были и те, кто разделял его взгляды, и те, кто резко осуждал.

— Основная трагедия, произошедшая с Россией за последние двадцать лет, состоит в массовом исчезновении у людей критического мышления, — объяснял философ. — Такие люди способны поверить во что угодно. В любой контент, который мы имеем возможность наблюдать на российском ТВ. Если я своими постами смогу достучаться до двух, трёх, четырех человек — это уже хорошо.

Друзья и знакомые Королёва со скепсисом относились к его попыткам менять сознание пользователей «ВКонтакте», но понимали, что движет Севой.

— В наших сегодняшних реалиях любое политическое действие — героизм. Вопрос — чем он мотивирован? — рассуждает близкий друг Всеволода Дмитрий Васильев, редактор проекта «Узник Онлайн». — Сева до самого конца делал посты на тему Украины в «ВК» и мотивировал это так: в «ВК» у него есть аудитория. Люди его читают. Он не хочет эту площадку терять, не хочет с этой аудиторией расставаться. Аудитория там не политическая.

Выкладывая в «ВК» что-то политическое, он надеялся развернуть эту аудиторию в другую сторону. Дать ей объективную информацию, так или иначе спроецировать на нее свою личную позицию и, возможно, как-то повлиять.

В «ВК» Всеволод писал не только об ужасах, которые влечет любая война: гибель людей, разрушения городов, крах привычного уклада жизни, — но и о том, почему российское правительство предпочитает решать проблемы другого государства, а не собственного. Ответом на этот вопрос служила одна из любимых цитат Королёва — изречение немецкого писателя Томаса Манна: «Война — всего лишь трусливое бегство от проблем мирного времени».

Фото из личного архива Всеволода Королёва

Сам Всеволод всё свободное время посвящал помощи людям, которые в ней нуждались и о ней просили. Людям, судьбой которых государство либо недостаточно интересовалось, либо интересовалось чересчур, но отнюдь не с благими целями. На протяжении последних пяти лет Сева помогал людям с ментальными отклонениями, проживающим в психоневрологических интернатах (ПНИ). Он начинал как волонтер петербургской благотворительной организации «Перспективы», а затем ушел в самостоятельное плавание, но часто навещал своих подопечных, занимался с ними, решал их проблемы с лекарствами, с приобретением необходимых вещей, с получением жилья.

— Мы с Севой так и познакомились — на почве волонтерской деятельности в ПНИ, — рассказывает друг Королева психолог Леонид Цой. — У нас общие друзья — ребята с инвалидностью из интернатов. Мы с Севой многое для них вместе делали и близко подружились. Он — восхитительный парень! Во всех смыслах. Я знаю много людей, вращаюсь в активистских кругах. В основном мне там попадаются очень яркие люди, но преимущественно — женщины, мужчин среди них гораздо меньше. Сева — редкий экземпляр вовлечённого и глубоко интеллигентного человека, у которого душа болит.

С 2021 года в рамках проекта «Узник Онлайн» Всеволод оказывал помощь и поддержку политзаключённым.

— Впервые я встретил Севу больше года назад, когда мы проводили поэтические вечера и вечера писем в поддержку фигурантов дела Сети, на этой теме мы с ним изначально и сошлись, — говорит Дмитрий Васильев. — Он воспринимал свое творчество как одну из форм поддержки и проявления солидарности с политзаключёнными. На тех вечерах Сева читал стихи, которые имели отношение к политике. Но в целом у него стихи очень широкой тематики. Хотя его творчество не остросоциальное, а, скорее, абстрактное, философское, однако, безусловно, очень авторское, самобытное. Это не мейнстрим. Сева очень серьезно занимался философией, переводил труды с иностранных языков, это тоже на его творчестве оставило сильный отпечаток.

В конце прошлого года Королёв увлёкся документальным кино.

— Сева в самые разные сферы глубоко погружался и очень быстро всё схватывал, — продолжает Дмитрий Васильев. — За последние полгода он стал режиссером-документалистом, вместе с оператором снимая и потом сам монтируя фильмы. Это довольно сложная и серьёзная вещь, которую он осилил. Первый фильм о поэте и журналисте Татьяне Вольтской* (признана в РФ иностранным агентом Н.П.) ему трудно давался, он его долго готовил. А следующие два фильма про первых арестованных в Петербурге по ст.207.3 УК РФ — художницу, музыкантшу, видеоператора Александру Скочиленко (д/ф «Саша, мы с тобой») и журналистку Марию Пономаренко (д/ф «Холодный май») — очень быстро вышли. В последнее время Всеволод готовил сборную документальную ленту про всех активистов. Материалы уже лежат отснятые, но целиком Сева их в фильм свести еще не успел.

Фото из личного архива Всеволода Королёва

Свои режиссёрские работы Королёв тоже выкладывал в соцсети «ВКонтакте», невзирая на нависшие над всеми угрозы (после введения новых статей УК РФ) и предостережения друзей.

— Буквально в первую же нашу встречу, когда мы познакомились и общались, Сева рассказывал о том, что всё постит в «ВК», и он уже тогда понимал, что «ВКонтакте» рано или поздно ему аукнется, — вспоминает Дмитрий Васильев. — Он чувствовал и понимал, что это — очень большой риск. «ВК» — самая уязвимая площадка, самая ненадежная, она легко сливает информацию. Не то место, где сейчас можно делать что-то.

— Я Севе не раз говорил, что нужно предпринимать хотя бы минимальные меры предосторожности, хотя бы жить не по прописке, — подхватывает Леонид Цой.

— Но он, понимая все риски, осознанно на них шел. Такой обыкновенный героизм. Неоднократно я советовал Севе уезжать из России. Но он отвечал: «Нет. Я остаюсь». Это был его выбор.

— Возможное привлечение к уголовной ответственности мы с Севой много обсуждали, — добавляет знакомая Королёва, активистка Ануш Панина. — Как можно это не обсуждать? Слишком актуальная тема. Мы с ним были солидарны в том, что: бесконечно бояться, что ли? Зарыться под землю? Да, страшно. Да, может прилететь. Но какой у нас есть выбор? Молчать — это совсем не то.

То, что могло прилететь, прилетело 12 июля.

— К нам пришли в 6 утра — в лучших традициях всех страшных режимов. Мы спали, — рассказывает девушка Всеволода Лидия Порохня. — Сева, видимо, внутренне давно понимал, что это рано или поздно произойдет. Он сразу вскочил: «Менты». В отличие от меня, он сразу понял, что случилось. У него даже в мыслях не было вопроса: кто-то ломится в дверь на рассвете, кто? Однако, несмотря на то, что внутренне Сева всё понимал, примерно так себе это и представлял, на практике мы совершенно не знали, как себя вести? Нас, действительно, застали врасплох. Сначала мы непонятно зачем тянули время, не открывали дверь. Я как будто верила: если мы не откроем, полицейские решат, что никого нет дома, и уйдут. Такая наивность. Не знаю: на что я уповала? Было просто страшно. Раздавались оглушительные сильные звуки. Вначале стук в дверь, потом крики: «Откройте, полиция». Я не могу сказать, сколько это длилось по времени. По ощущениям, бесконечно долго до того, как они ворвались в квартиру. Их было очень много, не меньше десяти человек. Это тоже поражало. И это одна из причин, по которой я стала вести себя чересчур вспыльчиво. Видимо, это была моя защитная реакция.

За то, что Лида не молчала, а отвечала, когда незваные гости её и Севу оскорбляли, обвиняли в алкоголизме и наркомании, девушку задержали ещё раньше Всеволода и увезли в отдел полиции. Ей вменили в вину «мелкое хулиганство», а именно — матерную брань в общественном пространстве.

Фото из личного архива Всеволода Королёва

— Хотя никакого общественного пространства в квартире быть не может! — возмущается девушка. — Более того, в протоколе указан адрес, который не соответствует действительности — так, как будто все происходило на улице. То, что я ругалась матом — тоже очень раздуто.

Лидию продержали в «обезьяннике» около 15 часов и выписали ей штраф в 500 рублей, который она намерена обжаловать. Севу чуть позднее доставили в тот же отдел, и в камере молодые люди встретились.

— За что я себя корю, — признается Лида, — так это за то, что тот момент я не понимала беду, которая пришла. Возможно, из-за стресса. Когда мы увиделись с Севой в отделе полиции, я не вела себя так, как будто мы видимся в последний раз перед длительной разлукой. У меня еще не было ощущения, что если мы сейчас не попрощаемся, то, может быть, в ближайшее время такой возможности увидеться, просто в глаза друг другу посмотреть, не будет.

По информации ГСУ СК РФ по Петербургу, уголовное дело в отношении Королева возбудили 11 июля. А «противоправные записи» в соцсети «ВКонтакте», легшие в основу обвинения, правоохранительные органы обнаружили 19 апреля.

Чего ждали три месяца? Следователи не отвечают, но преступление мужчины теперь считают «длящимся».

Из отдела полиции Всеволода увезли на допрос в Следственный комитет, затем в ИВС. Вечером 13 июля его доставили в суд для избрания меры пресечения. Около полусотни человек пришли на заседание поддержать режиссера-документалиста.

Гособвинитель настаивал на заключении обвиняемого под стражу, подчеркивая, что тот имеет возможность скрыться от правосудия и уничтожить доказательства. Не преминул упомянуть и отягчающее обстоятельство: «Королёв не раз привлекался к административной ответственности» (задерживался в феврале и апреле). Адвокат Королева Мария Зырянова в ответ приводила аргументы о том, что Всеволод не опасен для общества.

— Он окончил вуз с красным дипломом, имеет постоянное место работы, занимается волонтёрством в социальной сфере, — перечисляла защитница. — У Всеволода есть четырёхкомнатная квартира в Петербурге в долевой собственности с братом, проживающим сейчас в Москве. То есть он может в одиночестве отбывать домашний арест. К тому же, за Королёва собрано несколько личных поручительств.

Но ни доводы адвоката, ни поручительства для судьи Сюзанны Шевчук роли не сыграли. Как минимум, на ближайшие два месяца она отправила философа в камеру.

Фото из личного архива Всеволода Королёва

Всеволод, когда ему дали слово в суде, сказал:

— Я не отрицаю своего авторства тех постов, которые приведены в качестве якобы кого-то дискредитирующих. Но я уверен, что знать правду важно всегда. Хорошо, если военные преступления, которые совершаются военнослужащими, расследуются и пресекаются. Потому что все должны быть равны перед законом. Может быть, мы когда-то научимся не лезть в чужие дела, когда нас об этом не просят. В дела чужих государств. Но это уже относится к содержательной части. Что касается меры пресечения, то никуда скрываться я не собираюсь. Если бы я хотел скрыться, то сделал бы это гораздо раньше. Но я разделяю страну и государство. И эта страна остается моей страной. Сейчас она больна, ей тяжело, но все равно рано или поздно все наладится.

Защита намерена обжаловать арест Королева.

Борис Вишневский

депутат петербургского парламента от партии «Яблоко»

— Я подписывал поручительства за Александру Скочиленко, Марию Пономаренко, Бориса Романова, Всеволода Королёва. Я считаю, что обвиняемые по ст.207.3 УК РФ люди в принципе не должны преследоваться и уж точно не должны сидеть в СИЗО до суда.

Уголовные дела для всех восьмерых арестованных в Петербурге по ст.207.3 УК РФ, скорее всего, закончатся обвинительными приговорами. У меня нет иллюзии, что кто-то из них будет оправдан. В лучшем случае — может быть, получит огромный штраф. В худшем — реальный срок. Не для того вводили эту статью, чтобы потом по ней не сажать или, как минимум, хотя бы не штрафовать на огромные суммы.

При этом сама эта статья абсурдна. В двух судебных решениях, которые по ней уже есть, отсутствует то, что должно обязательно содержаться — оценка доказательств. В суде не представляется никаких доказательств того, что распространяемая информация является фейком. Заведомо ложным объявляется то, что не соответствует пресс-релизам министерства обороны РФ. Но это не правовой подход. Разве министерство обороны не может давать недостоверную информацию? Нормальный суд, даже в условиях существования такой статьи УК, оценивал бы доказательства, занялся бы экспертизой, проверил бы: а действительно ли то, что распространяется, является, во-первых, ложным, а во-вторых, что не менее важно, заведомо ложным? Наш суд ни тем, ни другим совершенно не интересуется, исходя из непогрешимости министерства обороны.

Но я хочу напомнить: министерство обороны этой весной заявляло, что в Украине нет срочников. Это было официальное сообщение. А потом признало, что есть. У меня вопрос: а кто из министерства обороны сел за тот фейк? Ведь это, по их же собственной логике, они распространили заведомо ложную информацию. Кто привлечен к ответственности?

Поэтому я и говорю о не правовом характере этой статьи в принципе и всех судебных решений, которые по ней уже вынесены. В них нет экспертизы и оценки доказательств. Суд или не слышит, или делает вид, что не слышит никакие аргументы. Это значит, что суд политически мотивирован. Он не выносит судебное решение, а исполняет данное ему указание.

Читайте также

Читайте также

«Мы оттягиваем виток более страшных репрессий»

Петербургские активисты — о том, почему они раз за разом выходили на улицы, протестуя против действий России в Украине

#петербург #дискредитация ВС РФ #фейки #арест #война в украине
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.