logo
Комментарий · Общество

Люди, стрелявшие в наших отцов

Группировкой «Юг» в Украине командует генерал Суровикин. В августе 1991 года он был арестован по обвинению в гибели защитников Белого дома в Москве

Александр Черкасов , член Совета Центра защиты прав человека «Мемориал»
Александр Черкасов , член Совета Центра защиты прав человека «Мемориал»

В очередном сообщении представителя Минобороны РФ Конашенкова некоторые сущности впервые были названы своими именами: «Соединения и воинские части группировки войск «Центр» под командованием генерал-полковника Лапина А.П., прорвав хорошо подготовленную оборону украинских войск, разгромили противостоящего противника, и развивая наступление блокировали город Лисичанск с юга» — ранее фамилии генералов и названия группировок были фигурами умолчания. 

Многие в связи с этим вспомнили строчки Высоцкого: «Идут по Украине / Солдаты Группы «Центр»», ещё раз поразившись «сходством до степени смешения» с событиями восьмидесятилетней давности. Символично, не поспоришь.

Парадоксальным образом, это сходство отвлекло внимание от другого абзаца генштабовской сводки: «Одновременно Южная группировка войск под командованием генерала армии Суровикина С.В. завершила разгром окруженной группировки ВСУ в «Горском котле»». 

Этот абзац не менее символичен, — а, может, и поболе.

Сергей Суровикин и Владимир Путин. Фото: сайт Кремля

***

Дело не в том, что генерал Суровикин пятый год, — с 31 октября 2017-го, — занимает должность Командующего Военно-космическими силами России. Казалось бы, при чем тут наземные операции? Но это не шутка: Сергей Владимирович — первый в истории отечественной военной авиации «нелетающий» командующий. А до того всю дорогу на суше, на земле.

И не в том, что до того, с марта 2017-го, генерал Суровикин командовал российской группировкой в Сирии, где якобы добился перелома в ходе боевых действий, после чего-де и начался вывод российских сил. Но оставим это независимым экспертам: сколько, действительно, было таких «переломов» и «выводов».

Карьерный взлет генерала Суровикина начался осенью 2008-го после войны в Южной Осетии и Грузии, он был назначен начальником Главного оперативного управления Генштаба. По-видимому, его роль в «сердюковской» реформе российской армии была весьма существенна — в частности, он отвечал за создание института военной полиции. С 2012 по 2017 год Суровикин был начальником штаба, а затем командующим Восточным военным округом.

До того — с 1995 по 2008 год — путь от командира батальона в Таджикистане до командующего 20-й армией в центре России. Отметим одну из ступеней на этом пути: в 2004-2005 годах Суровикин командовал 42-й мотострелковой дивизией, основным армейским соединением, находившимся в Чечне на постоянной дислокации.

Обычная военная карьера, что для 19-го, что для 21-го века: Кавказ и Туркестан.

***

И нет ничего необычного в паре уголовных дел начала 90-х против будущего генерала, причем в одном (гибель гражданских лиц) обвинение с Суровикина было снято, а в другом (торговля оружием) решение суда было в итоге отменено по реабилитирующим обстоятельствам.

В уголовных делах последних тридцати лет, связанных с российскими военными, было немало крутых поворотов.

Вспомним дело об убийстве в 1994 году корреспондента «Московского комсомольца» Дмитрия Холодова, в котором все подозреваемые и обвиняемые, от министра обороны генерала Павла Грачева до офицеров 245-го полка спецразведки ВДВ, были в итоге оправданы.

Или другое дело, дошедшее до Страсбурга — об исчезновении в феврале 2000 года в Алхан-Кале Хаджимурада Яндиева, боевика, раненого и взятого в плен. Командовавший российской группировкой генерал Александр Баранов под запись камеры CNN приказал его расстрелять. Впоследствии российский суд признал, что слова Баранова вовсе не были приказом. И решение другого суда, Страсбургского, ничего не изменило. Более того, Александр Иванович дорос до командующего Северо-Кавказским военным округом.

Зачем здесь ворошить эти старые, давно закрытые и забытые дела? Затем, что капитан Суровикин был фигурантом самого первого из подобных дел.

В ночь с 20 на 21 августа 1991 года 1-й мотострелковый батальон 2-й гвардейской мотострелковой Таманской дивизии по приказу ГКЧП был направлен для выставления постов на Садовом кольце. Обязанности командира батальона исполнял Сергей Суровикин. По официальной версии, в тоннеле под Новым Арбатом «колонна была остановлена толпой, на дороге были сооружены завалы.

Суровикин обращался к толпе с предупреждениями… требовал пропустить колонну и произвёл два предупредительных выстрела вверх из табельного оружия. 

Затем с частью колонны прорвался через завалы и ушёл с места конфликта, а при продолжающихся нападениях толпы на оставшиеся боевые машины погибли трое молодых людей». Дмитрий Комарь погиб под гусеницами боевой машины пехоты, Илью Кричевского и Владимира Усова застрелили.

Суровикин был арестован и больше полугода провел под стражей. В итоге обвинение было снято: ведь капитан выполнял приказ. Более того, Борис Ельцин якобы прямо сказал: «…а майора Суровикина немедленно освободить» — тем самым давая понять, что повышает его в звании за образцовое выполнение воинского долга».

То, самое первое дело было закрыто. А в феврале 1994 года закончились амнистией «Дело ГКЧП» и дело о московской «Малой гражданской войне» осени 1993 года.

Новоарбатский тоннель через 4 дня после трагедии. Фото: Википедия

***

Возвращаясь к сводкам с фронтов Востока Украины, заметим: хотя сходства со Второй Мировой хоть отбавляй (как раз в этих краях, между Изюмом и Барвенково, восемьдесят лет назад, в мае 1942-го, начинался катастрофический разгром и отступление Красной Армии), перекличка с событиями тридцатилетней давности не менее существенна.

Сергей Суровикин получил звание генерала армии 16 августа 2021 года — аккурат к годовщине августовского путча, и вряд ли это было случайным совпадением.

Конечно, можно было бы считать цепью таких совпадений все вооруженные конфликты постсоветских десятилетий. Тем более, сам Лев Толстой своим «Die erste Kolonne marschiert, die zweite Kolonne marschiert» со школы учил тому, что все планы летят в костер при первой попытке их исполнить. Очень удобная позиция, позволяющая избежать поиска смысла и сути событий.

Куда продуктивнее было бы рассматривать эти события, конфликты, войны, объединенные общими акторами, как цепь. Цепь ошибок, цепь преступлений, цепь безнаказанности. Безнаказанности, которая порождает новые войны, ошибки и преступления.

Одни и те же части, одни и те же офицеры переходят из войны в войну. Их вчерашний опыт определяет сегодняшние и завтрашние приказы. Сверяясь с судебными решениями (или бездействием следствия и суда), они хорошо понимают границы дозволенного, — или отсутствие таких границ.

Но такое понимание требует действия: нужно рвать цепь безнаказанности. За прошедшие десятилетия нам, — российским правозащитникам, не исключая «Мемориал», — сделать это не удалось. Об этом лишний раз напоминают генштабовские сводки о новых успехах генерала Сергея Суровикина, а по украинской земле шагают «соединения и воинские части группировки войск «Центр».

#мемориал #война в украине #генералы #Москва
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.