logo
Колонка · Политика

Чистосердечное непризнание

Чем объясняется смелость президента Казахстана Токаева, заявившего в лицо Путину о нелегитимности сепаратистских «ДНР» и «ЛНР»

Вячеслав Половинко , специально для «Новой газеты. Европа»
Вячеслав Половинко , специально для «Новой газеты. Европа»

Касым-Жомарт Токаев и Владимир Путин. Фото: сайт Кремля

Петербургский международный экономический форум в 2022 году превратился в сборище политических и других фриков — от донецких сепаратистских лидеров и талибов (официально признанных террористами даже в России) до Киркорова и робота Дуняши, — но одно громкое событие на нем все же произошло. Отвечая на вопросы модератора панельной сессии президентов Маргариты Симоньян, глава Казахстана Касым-Жомарт Токаев прямым текстом заявил, что республика не признает «квазигосударственные территории» вроде Донецка и Луганска. Не признали ведь Тайвань и Косово — значит, и «ДНР» с «ЛНР» тоже не могут на что-то рассчитывать. Токаев и Казахстан говорят об этом не впервые — на мировых медиа-площадках казахстанские политики утверждают эту позицию уже месяца два, — но впервые это было заявлено в лицо Владимиру Путину, развязавшему бессмысленную и жестокую войну против Украины. Российский президент на эти слова никак, по сути, не отреагировал, что вызвало дополнительный шок у «Z-патриотов», устроивших в комментариях в Телеграме у той же Симоньян мини-подобие истерики.

Вообще,

само присутствие Токаева на этом форуме — политическая аномалия. В этом году ПМЭФ проигнорировал даже Лукашенко, а Токаев, не будучи главным союзником Москвы (с точки зрения самого Кремля), приехал —

хотя в самом Казахстане его за это достаточно сильно критиковали. Так приглашение прислали еще до войны, объяснили лоялисты, так чего ругаться на пустом месте: лучше прибыть лично и попробовать обозначить свои интересы. И надо сказать, все слова Токаева за исключением ставшего знаменитым ответа про «ДНР» и «ЛНР» были связаны исключительно с экономикой. Казахстан не отказывается от соблюдения санкций в отношении России (и не откажется: вторичные санкции за открытую помощь агрессору республика не выдержит), но не отказывается и от стратегического партнерства. На практике это означает совместные программы в агропромышленности, образовании и других прикладных сферах. Казахстан готов на это идти, даже несмотря на рикошет от санкционных ударов по России. В частности, в республике резко вырос курс рубля, что сделало страну очень соблазнительной для массовой скупки товаров россиянами. По совпадению, в стране — особенно в приграничных регионах, — еще и пропал сахар с прилавков. В Казахстане всё это терпят, хотя само население явно не богатеет.

Москва трактует роль Казахстана как некоего политического duty free, где можно закупиться в обход санкций (пока по мелочи), как данность, а в Нур-Султане, кажется, ждут чуть большей благодарности. К тому же, все высказывания российской пропаганды о том, что Казахстан ведет себя «неправильно» и ему пора определяться, общество и политики в республике воспринимают одинаково болезненно. На мероприятии, к слову, досталось от Токаева и самой агитпропсемье Симоньян: и она сама в январе называла Казахстан «предателями» за то, что тот выпроводил из страны войска ОДКБ после окончания массовых протестов, переросших в уличную войну элит; и муж Маргариты — режиссер Тигран Кеосаян — прославился своей борьбой с Казахстаном, называя его жителей и власти «хитрожопыми». Токаев публично осадил Симоньян так, что вынуждена была отступить даже она.

Смелость казахстанского президента относительно чувствительного для Кремля вопроса о признании «ДНР» и «ЛНР» можно объяснить накопившимся раздражением, но это не единственное объяснение — и уж точно не главное. Этот прямой вопрос от Симоньян нужен был самому Токаеву, поскольку с момента появления миротворческого контингента ОДКБ на территории страны в начале января казахстанского президента постоянно обвиняют в том, что он «сдал» страну на милость Москвы и является проводником ее интересов. Избавиться от этого ультратоксичного даже для выпускника МГИМО Токаева статуса можно либо резкими шагами вроде выхода из Евразийского союза и того же ОДКБ, либо резкими, но аккуратными словами. Очевидно, что выбрал казахстанский президент. За два дня до ПМЭФ Токаев говорит на «России 24», что Казахстан вовсе не обязан «вечно служить и кланяться в ноги России»; на самом форуме звучит заявление про непризнание мятежных республик — но все это звучит как согласованная фронда. Пускай Касым-Жомарт Кемелевич (так и не поддавшаяся Путину конфигурация имени-отчества) говорит, что хочет — зато российский бизнес получит в Казахстане все льготы; в республике будут открываться филиалы российских вузов; через границу можно таскать все подряд, включая продукцию западных брендов; да и ту же пропаганду никто не только не запретит, но даже не будет особо реагировать на нее. В Казахстане спокойно работает тот же Sputnik, а сайт Regnum, на котором сразу после выступления Токаева появилась колонка, что у республики надо отобрать северную часть страны и назначить туда президентом Назарбаева, даже не заблокирован (хотя ту же «Медузу» за куда более мелкое прегрешение заблокировали на второй день существования).

Высказывания Токаева — ширма, дающая иллюзию равноправия в паре Россия-Казахстан.

На признание «ДНР» и «ЛНР» Москва, откровенно говоря, даже не рассчитывала (Казахстан не признал даже Крым, что уж говорить о явно преступных объединениях), а сохранить Токаеву лицо сейчас тактически важнее, чем пытаться каким-то образом на него давить. В конце концов, Казахстан и вправду может сильнее развернуться в сторону Китая (о чем тоже намекал Токаев в своих ответах), а Пекин для России — не то же, что и Запад. США и ЕС в Москве просто не любят, а Китай — побаиваются. Зачем же доводить ситуацию до точки кипения? Второй фронт Москве совершенно не под силу — придется с кем-то все-таки дружить. Пусть и стиснув зубы.

Читайте также

Читайте также

Режим подкручивает гайки

Референдум в Казахстане 5 июня подается как торжество демократии. На деле — это перенастройка назарбаевской системы под президента Токаева

#Казахстан #токаев #путин #пмэф #«ЛДНР»
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.