Колонка · Политика

А паспорт только тем, кто хорошо себя вел!

Предложение о паспортах для «хороших русских» не дискриминирует «плохих» — оно соответствует идее человечества

Леонид Никитинский, журналист, кандидат юридических наук, специально для «Новой газеты. Европа»
Леонид Никитинский, журналист, кандидат юридических наук, специально для «Новой газеты. Европа»

Фото: news.ykt.ru

Два зэка сидят на берегу Колымы, один мечтательно улыбнулся, другой его спрашивает: «Ты чего?» — «Вот представил себе: по реке плывут гробы, а в гробах менты». — «Но среди них же тоже попадаются хорошие люди». — «Ну, пусть хорошие менты в хороших гробах…»

Этим анекдотом мы иллюстрируем «русофобию», которую, по мнению Кремля, «раздувает» сегодня не российская армия, а некие «агенты». Тогда первый зэк — это средний нынешний украинец, а второй — весь остальной мир. Среди русских «тоже попадаются хорошие люди», вопрос в том, как их отличить. На это нацелено предложение Гарри Каспарова (внесен Минюстом в реестр физлиц, выполняющих функции иноагента), сделанное на конференции в Вильнюсе: выдавать удостоверение «хорошего русского» в обмен на заявление антивоенной позиции, чтобы вывести из-под дискриминационных мер новую волну русской эмиграции, насчитывающую уже сотни тысяч не самых «плохих».

Оставаясь в России, я тоже не хочу иметь ничего общего с «Z», но! Я знаком не с одним сторонником «спецоперации», к кому в случае беды обращусь за помощью, и уверен, что ее получу. А среди противников войны есть немало таких, с кем в разведку я бы не пошел.

Очевидно, речь надо вести не о «хороших» и «плохих», а о делении «русских» по какому-то иному критерию.

На Холокост можно смотреть как на истребление немцами евреев, а можно как на преступление конкретных нацистов против человечества — что никак не отменяет первой оптики. «Немец», «еврей», «русский», «украинец» (в зависимости от того, кто как себя идентифицирует) — это виды, а род — это «Человек».

Идею человечества высказывал уже Сократ, ее своим поступком энергично продвинул Иисус, попросив воды у самаритянки и пообещав ей (тоже) «воду жизни». Эксплицитно эта идея оформилась в век просвещения, подвергшись испытаниям в кровавых колониальных походах европейцев. С тех пор концепт человечества существует в мерцательном режиме: периодически его ставит под сомнение тот или иной «вид», заявляющий претензию на особые права и роль в истории.

Легко представить Перикла, говорящего: «Зачем нужна ойкумена, если в ней не будет Афин?» Уже 2 400 лет как нет ни тех Афин, ни Спарты, но человеческий род продолжается, и более того: в его цивилизационный код и те Афины, и в меньшей степени та Спарта зашиты как неотъемлемый ген.

России в том виде, в каком мы ее знали до 24 февраля, вероятней всего, тоже уже не будет. 

Русская культура в тех проявлениях, которые достигли мирового уровня (а их много), никуда из цивилизации не денется. И останутся «русские»: те, которые увидят в этом лишь драму, согласно Каспарову получат «удостоверения граждан мира», а те, кто увидит трагедию, для предотвращения которой допустимо пожертвовать человечеством, гражданами мира числиться не могут. «Русский мир» в этом смысле запирает границу в Мир как таковой.

Предложение такой сегрегации выглядело бы, в свою очередь, нацистским, если бы ему не соответствовало объективно уже случившееся разделение «на агнцев и козлищ», произведенное Кремлем за 20 лет, в течение которых при одобрении большинства россиян их меньшинство подвергалось репрессиям и лишалось представительства. Меньшинство здесь понятие относительное: если верить ВЦИОМу, «специальную операцию» твердо не одобряет 20 процентов россиян, а это, вместе с диаспорами, миллионов 30 говорящих по-русски, но не согласных с действиями своего государства. Создание преимуществ одним и стигматизация других привели, однако, к тому, что сегодня это два разных народа, говорящих на не совсем одном языке, разделяющих разные ценности и, по сути, образующие две расходящиеся культуры.

Образование космополитического слоя человечества идет давно и параллельно с развитием идеи универсального Человека. Между ценностями и установками так мыслящих людей разных национальностей различия меньше, чем по сравнению с ценностями и установками их соотечественников, мыслящих себя прежде всего как «вид» и не всегда как «род». Вопрос об отношении к войне — вполне универсальный тест на их различение.

Ускорившийся процесс глобализации, мировой английский и появление средств связи, которые резко снижают роль географического фактора в коммуникации, позволяют, наверное, говорить о новом этапе в постепенном рождении «народа космополитов». Русские граждане мира — благодаря историческим разворотам их исторической родины — возможно, будут играть в нем роль, в чем-то аналогичную той, которую сыграли немцы и немецкие евреи, уехавшие из нацистской Германии — а она, в том числе для судеб самой Германии, была огромна.

Я всегда осознавал себя гражданином мира — оставаясь в России и выполняя свой долг перед Родиной, как я его понимаю.

#паспорт #россияне #война в украине
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.