Комментарий · Политика

Что Россия теперь будет делать с Сирией?

ЕС повышает ставки несмотря на украинское бремя

Александр Минеев, специально для «Новой газеты. Европа»
Александр Минеев, специально для «Новой газеты. Европа»

«Специальная операция» в Украине отвлекла внимание и силы России от Сирии. Одиннадцать лет Кремль демонстрировал там свою модель решения конфликтов в пику Америке, удерживая у власти режим Асада. Модель оказалась несостоятельной. Мира в Сирии, как не было, так и нет, страна разодрана на части, население сократилось, а оставшееся живет в состоянии хронической гуманитарной катастрофы. Война в Украине только ухудшит положение, как для России, так и для сирийцев. 

Башар Асад и Владимир Путин. Фото: сайт Кремля

Проблема в том, что российские военные по-прежнему считают главным критерием успеха завоевание территорий, даже без людей. А российские дипломаты не разговаривают с лидерами политической оппозиции, которые оказались в вынужденной эмиграции, даже если они представляют значительные группы населения. Мерило победы — контроль над территорией и подавление всякой оппозиции господствующей силе. Но принцип «победитель получает все» в таких конфликтах не работает, и война может продолжаться бесконечно, пускай и вяло.

Европейскому союзу украинский кризис тоже обещает дорого обойтись, но он продолжает дирижировать международными усилиями по нормализации в Сирии. В отличие от России не военными средствами, которых у него нет, а политическими и, главное, экономическими и финансовыми.

ЕС настаивает, что устойчивое урегулирование сирийского конфликта может быть основано только на Женевском коммюнике (2012 г.) и резолюции 2254 (2015 г.) СБ ООН, призывающей к политическому процессу. Европейцы толкуют политический процесс как установление «заслуживающего доверия и инклюзивного» управления Сирией, которое проложило бы путь к свободным выборам под наблюдением ООН и с участием диаспоры.

Брюссель считает, что война в Украине не должна отвлечь от международных усилий по установлению мира в Сирии. Позиция Кремля пока не сформулирована, но складывается впечатление, что России трудно держать одновременно оба фронта.

Особенно на фоне закрытия турецкого неба и черноморских проливов.

«Даже после 11 лет кровавого и разрушительного конфликта мы хотим и должны сделать так, чтобы (сирийская) ситуация оставалась в центре международной повестки дня», — заявил глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель, который председательствовал на шестой Брюссельской конференция «Поддержка будущего Сирии и региона».

Эта международная донорская конференция состоялась 9 и 10 мая. Россия, которая и к предыдущим форумам из этой серии не проявляла большого интереса, но формально участвовала, на этот раз показательно исключена из клуба. Ее представители попросту не приглашены. Впервые конференция, обычно проходившая под совместным председательством ЕС и ООН, состоялась под эгидой только европейцев. Но всемирный статус форума был обеспечен. В его «министерском» сегменте приняли участие представители руководящих институтов ЕС, 55 стран мира, а также 22 международных организаций, в том числе ООН.

Напомним, что заявленной целью российской военной операции в Сирии была защита сирийского народа от террористических формирований, таких как запрещённого в РФ «Исламского государства» (ИГ). Но на самом деле главная задача состояла в спасении непопулярного и дышавшего на ладан «дружеского» режима Асада и создание российского плацдарма на Ближнем Востоке. Фактически Россия в сентябре 2015 года начала войну под официальным названием (как водится) «специальные задачи на территории Сирийской Арабской Республики». С тех пор Москва трижды объявляла о сворачивании операции, но и после этого боевые действия продолжались.

К концу 2017 года «Исламское государство» было в основном разгромлено, и большая часть территории Сирии перешла под контроль правительства. Но остаются значительные анклавы, которые контролируют противники Асада. Да и боевики ИГИЛ еще дают о себе знать.

На северо-западе, где 4,4 миллиона сирийцев теснятся в неподконтрольном Асаду анклаве близ турецкой границы и зависят от трансграничной помощи, ситуация особенно нестабильна. Соглашение о прекращении огня, достигнутое в марте 2020 года, остается хрупким, боевые столкновения происходят почти ежедневно. Неспокойно северо-востоке, где остатки формирований ИГИЛ совершают спорадические атаки. Ситуация в зоне контроля режима Асада, особенно и на юге, осложняется зачистками и ростом числа целенаправленных убийств.

Ситуация в Сирии оказывает серьезное влияние на общую региональную стабильность. Европа с большим трудом преодолела острую фазу миграционного кризиса 2015 года. Но более 5,7 миллиона сирийских беженцев зарегистрированы в Турции, Ливане, Иордании, Ираке и Египте. Их присутствие создает проблемы в принимающих общинах этих стран, и без того бедных. Почти семь миллионов сирийцев остаются изгнанниками в своей стране — «внутренне перемещенными лицами». Большинство из них бежали от наступления правительственных войск, поддерживаемых российскими.

Для возращения беженцев и внутренне перемещенных лиц пока нет условий. Оно возможно только, если будет добровольным, безопасным и достойным. Людям нужны гарантии защиты от военных действий, политических преследований и произвольных арестов, гарантии доступа к функционирующим услугам и возможностям зарабатывать на жизнь без какой-либо дискриминации.

Российская военная операция против Украины усугубила экономическую нестабильность в Сирии и регионе. Это проявляется в нарушении импорта продовольствия и топлива.

Нарушение глобальных цепочек поставок в 2022 году ухудшит условия жизни.

Брюссельская конференция — это главное мероприятие по сбору средств для Сирии и региона. В 2022 году она позволила мобилизовать помощь сирийцам внутри страны и в соседних странах в форме обещаний на общую сумму 6,4 млрд евро на текущий год и далее. Включая кредиты и гранты. Общие обязательства даже выше, чем на прошлогодней конференции, когда они составили 5,3 миллиарда.

С 2011 года ЕС и его государства-члены являются крупнейшими донорами гуманитарной помощи и помощи в целях обеспечения устойчивости Сирии и региона. Они предоставили в сумме 27,4 млрд евро.

На этой конференции ЕС пообещал на 2023 год выделить сирийцам — внутри страны и беженцам в соседних странах — 1,56 миллиарда евро. Оговорив, что эти средства не пойдут на восстановление инфраструктуры и экономики Сирии. Это отдельно. На восстановление страны ЕС даст деньги только на условии избавления от режима Асада.

Сможет ли Россия одна восстановить Сирию в зоне контроля Дамаска? Да еще и Украину?

#сирия #путин #асад #Боррель #конфликт
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.