logo
Сюжеты · Общество

«Солдаты, совершающие военные преступления, наносят травму всем нам»

Одновременно с началом войны в Украине в России появилось «Феминистское антивоенное сопротивление». Что это и чем занимаются его активистки?

Варвара Платова , специально для «Новой газеты. Европа»
Варвара Платова , специально для «Новой газеты. Европа»

Акция «Женщины в черном» против спецоперации в Украине. Фото: соцсети

Интро

23 февраля журналистка и фем-активистка Дарья Серенко вышла из спецприемника после 15 суток ареста за фотографию с символикой «Умного голосования». А на следующий день началась война. Серенко и несколько других активисток тут же собрали координационный чат. «Мы решили, что должны как-то переориентировать свой активизм против войны — это все очень естественно легло на эту активистскую сеть, которая существовала до этого», — рассказывает Дарья. На второй день войны девушки организовали «Феминистское антивоенное сопротивление».

Фем-активистка Дарья Серенко. Фото: соцсети

В организационной структуре «Феминистского антивоенного сопротивления» нет вертикали — это объединение локальных ячеек и отдельных активисток по всему миру. Любой, кто хочет причислить себя к движению, может беспрепятственно это сделать, нет никакого процесса «инициации». «Активистки могут говорить от лица ФАС, могут использовать символику, которую мы размещаем в открытом доступе. Это именно то, почему ФАС стало таким заметным», — объясняет представительница ячейки в Ереване Эмили.

«Многие активистские инициативы, которые раньше выступали под своими именами, или у которых есть какие-то свои площадки и институции, не могут говорить напрямую, что они участвуют в антивоенном активизме, потому что тогда в регионах будет сразу понятно, кто они. Поэтому имя феминистского антивоенного сопротивления используется в том числе как маска для анонимности», — добавляет Серенко.

Женщины в черном

Одна из наиболее масштабных акций, запущенных ФАС — «Женщины в черном». О ее начале девушки объявили 16 марта, за два дня до всероссийского празднования аннексии Крыма. Суть акции заключалась в том, чтобы одеваться в черное и каждую пятницу вставать на улицах и площадях городов, выражая таким образом траур по погибшим во время боевых действий.

При этом сама концепция такого акционизма не нова. Впервые на подобную акцию в 1988 году вышли израильтянки, выступавшие против против военных преступлений Израиля и за прекращение войны. В России 90-х годов на подобные акции выходили активистки, скорбящие о погибших в двух Чеченских войнах.

«Эта акция имеет символический характер, поскольку прохожие понимают, что когда стоят люди в черном и просто молчат, то что-то происходит. Они [прохожие] подходят поговорить. Поэтому эта акция — диалоговый потенциал. Люди рассказывают, почему они скорбят, рассказывают о ситуации в Украине», — объясняет Дарья.

Акция «Женщины в черном» против спецоперации в Украине. Фото: соцсети

Несмотря на бесконечно мирный и, казалось бы, «безопасный» характер акции, силовики не оставили ее без внимания. Анна, активистка ФАС из Екатеринбурга, рассказала, что спустя несколько часов после выхода на улицу в черной одежде полиция пришла к ней домой по адресу регистрации, где ее не оказалось, а уже на следующий день девушку нашли в другой квартире. На суде Анну признали виновной в нарушении порядка проведения митинга (ст 20.2 ч.2 КоАП) и назначили 9 суток ареста.

Суд посчитал активистку организатором акции, но доказательств этому, по ее словам, предоставить не смог.

На следующий день после того, как Анна вышла из спецприемника, полиция задержала вторую из трех участниц акции. За то, что девушка постояла в черном на площади города, она также получила 9 суток ареста.

«Я считаю, что нужно использовать те образы и символы, которые сейчас доступны. Если образ девушки с цветком поможет кому-то переосмыслить милитаристские позиции, то это уже хорошо», — рассуждает Анна об активизме.

Голоса украинок

Помимо акций «в реальной жизни», активистки Феминистского антивоенного сопротивления ведут активные интернет-кампании. Одна из них — запущенная 2 марта инициатива#голоса_украинок. Суть этой кампании в том, что украинки из разных частей света присылают в бот канала сообщения о своих мыслях, а активистки их публикуют, таким образом предавая опыт девушек гласности. Иногда в ФАС поступают и сообщения с просьбами о помощи. Тогда активистки передают информацию в соответствующие правозащитные организации и не публикуют то, что может угрожать здоровью авторок.

По словам Серенко, письма от украинок часто похожи своими сюжетами, в них рассказывается о быте во время войны. «Например, у нас было письмо про то, как девушка пытается обустроить свое временное жилье, чтобы ребенку было не так страшно. Это такие маленькие штуки, которые война, возможно, поглощает, но женщина на это обращает внимание», — говорит активистка.

Ячейки

ФАС нелинейно по своей структуре, и многие ячейки или даже отдельные активистки действуют автономно. Так, ячейка ФАС в Ереване интерпретировала#голоса_украинок на свой лад и вынесла акцию в «реальный мир». 7 марта, когда Армения отмечала День матерей, местные активистки вышли к церкви Святой богородицы и читали письма украинок. В Армении деятельность ФАС пока не встречалась насилием со стороны силовиков, однако приезжим иногда все равно сложно чувствовать себя в безопасности на акциях.

«Сразу можно распознать ребят, которые прилетели из России, они выходят на протесты, но шугаются полицейских, которые сопровождают процессии из соображений безопасности», 

— говорит активистка из Еревана Эмили.

Некоторые активистки, покинувшие страну после 24 февраля 2022 года продолжают организовывать акции и инициативы в России. Юлия, активистка ФАС на Кипре, говорит, что занимается организацией антивоенного фонда, который помогает людям в России бороться за свои права в случае дискриминации или давления на них на рабочем месте из-за их политических взглядов или антивоенной позиции.

В деятельность ФАС также включились активистки из Белорусской инициативы Girls Power Беларусь, (в материале они попросили заменить их имена на Дарью и Марию). «Мы посмотрели, какие акции делает ФАС, сделали анонсы с уклоном на Беларусь и другие страны. Мы перевели манифест ФАС на белорусский язык и опубликовали. Мы коммуницируем, стараемся поддерживать их акции, присылаем им белорусские акции. Мы стараемся поддерживать их, а они нас», — рассказывает Дарья. «Когда мы открыли сбор денег для пострадавших от насилия женщин Украины через Фонд Беларуской Солидарности Bysol — мы сделали анонс у себя, и сразу его отправили в ФАС, и они очень оперативно нас поддержали, написали у себя как можно помочь». Белорусские активистки отмечают, что на территории самой Беларуси остались только низовые партизанские отряды — все ключевые НКО помогающие женщинам Беларуси, а также активистки, уехали из страны после протестов в результате президентских выборов 2020 года и последовавших за ними репрессий.

Белорусские активистки во время акции «Женщины в черном» в Белостоке. Фото: соцсети

«Нашему обществу будет нужна массовая психотерапия»

Развивающееся направление деятельности ФАС — психологическая помощь участницам движения. О нем «Новой газете. Европа» рассказала активистка, художница и социальная работница Катрин Ненашева. В ФАС девушка курирует бесплатную линию психологический помощи и занимается концептуализацией акций. В основном, на горячую линию звонят девушки, которых беспокоят растерянность, недопонимание, депрессивные состояния и иногда даже суицидальные мысли.

«Однажды, к сожалению, была серьезная угроза ухода из жизни одной девушки, но, слава богу, мы смогли ее спасти. Наш специалист с ней поговорил, и сейчас она проходит лечение», — рассказывает Катрин.

Иногда, по словам активистки, специалисту достаточно один или два раза поговорить с обратившейся девушкой для того, чтобы решить проблему. В некоторых случаях может потребоваться и цикл сессий. Специалисты психологической поддержки ФАС также проводят очные встречи и ведут группу поддержки, связанную с темами тревоги и выгорания.

Катрин убеждена, что психологическая помощь будет востребована в России и после войны, когда участники боевых действий вернутся в гражданскую жизнь:

«Солдаты, которые совершают военные преступления, наносят травму и нам — тем, кто наблюдает за этим и смотрит новости.

И здесь нужна какая-то двусторонняя помощь. Нашему обществу будет нужна масштабная массовая психотерапия».

Читайте также

Читайте также

Крыша бежит с корабля

Как скажется «спецоперация» на людях, обществе и российской психиатрии

Репрессии

«По нашим скромным подсчетам, около ста человек (активисток ФАС) столкнулись с разными формами давления и преследования, кого-то оштрафовали по 20.2, кого-то оштрафовали или посадили в спецприемник на две недели за 20.3.3, то есть за «дискредитацию российской армии», — сообщает Дарья Серенко. Многие активистки отмечают, что до 24 февраля феминистки не воспринимались государством как реальная угроза или хорошо организованная политическая сила. Это не значит, что репрессий не было раньше. Признание НКО «Насилию.нет» и Центра гендерных исследований «иностранными агентами», уголовное дело в адрес Юлии Цветковой, равно как и пропаганда «традиционных ценностей», сильно ограничивали возможность феминисток заниматься помощью женщинам в России и давали ясный сигнал об отношении государства к женской повестке. Однако массовые задержания фем-активисток стали происходить именно после 24 февраля 2022 года. По словам Веры, 5 марта к активисткам ФАС, «Весны» и «Восьмой инициативной группы» ворвались с обыском и увезли на допросы из-за организации Антивоенного Марша в Петербурге, запланированного на 6 марта. После 6 марта некоторые активисты стали подозреваемыми по уголовному делу о «телефонном терроризме».

Полина, одна из таких подозреваемых, рассказала о том, как проходил обыск у нее дома: «Когда я открывала дверь, там уже стояли понятые (председатель моей управляющей компании и соседка). Я стою в трусах и футболке, мне 24 года, а у меня тут СОБР. В какой-то момент председатель спрашивает: «А вы каждый раз так приходите?» — «Да нет, у нас самих первый раз такое».

И они сидели у меня на кухне (СОБР, они же не участвуют в обыске) и читали маленькие розовые книжечки про феминизм, это было очень смешно.

Как обычно, началось вот это «ты девочка хорошая, симпатичная, рожать тебе надо, делом заняться, вот полюбишь ты свою жизнь, что ты как эта…»

Количество уголовных дел, заведенных на активисток ФАС, о которых известно на сегодняшний день исчисляется единицами. Но ситуация меняется каждый день. Дарья и Мария из Беларуси рассказывают, чем похожие репрессии против феминистского движения закончились в Беларуси: «Репрессированы практически все, 90% тех, кто был в повестке, — почти все уехали. Наверняка есть какие-то молодые женщины-партизанки, которые все еще в Минске. Но в основном все выехали. Как мы говорим, пепелище, выжженное поле».

Акция ФАС «Мариуполь 5000» в память о погибших мирных жителях Мариуполя. Фото: соцсети

Аутро

Активистки ФАС не планируют прекращать свою деятельность и после окончания активной фазы военных действий в Украине. «Любое антивоенное движение должно существовать до войны, чтобы была профилактика войны, если таковая вообще возможна», — говорит Дарья Серенко —

План на ближайшее время у нас такой, что мы каждую неделю делаем новую акцию офлайн, и каждую неделю стараемся делать акции онлайн».

В будущем ФАС планирует развивать три основных направления деятельности. Первое — помощь украинским беженцам, вывезенным в Россию. «Многие украинцы, вывезенные в Россию, не осведомлены о своих правах. Они запуганы, ужасно измотаны войной и очень уязвимы для воздействия. Часто они сразу попадают в руки российским специальным службам, которые могут ими манипулировать. Необходимо, чтобы к ним поступала другая информация, как выехать из России, и мы будем им в этом помогать», — рассказывает Серенко.

Второе направление деятельности, приобретающее все большую актуальность по мере увеличения числа подтвержденных случаев изнасилований на территории Украины, связано с предоставлением соответствующих медикаментов в рамках гуманитарной помощи. «Мы пытаемся организовать, чтобы пакет с гуманитарной помощью содержал экстренную контрацепцию, антибиотики, и прочий набор лекарств, рекомендованный женщинам после изнасилования. Мы также пытаемся создать публичный материал, о том, что должно быть в пакете гуманитарной помощи для женщин», — рассказывает активистка Вера из ячейки ФАС в Стамбуле.

Наконец, активистки ФАС активно развивают антивоенный фонд, который оказывает помощь людям, сталкивающимся с давлением или дискриминацией на рабочем месте из-за политических взглядов или антивоенной позиции. «Даже если война кончится, количество преследований за политическую позицию на работе, санкции на работе будут продолжать расти. Человека не будут брать на работу, выгонят с работы за его политические взгляды. И людям нужна будет поддержка», — говорит Серенко. Сейчас фонд предоставляет юридическую поддержку активистам.

Виктория Полторацкая, Варвара Платова, специально для «Новой газеты. Европа»

#феминизм #акции #война в украине #сопротивление
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.