Комментарий · Политика

Наступление СК

В деле Владимира Кара-Мурзы нерядовым оказывается только обвиняемый, а механизм преследования граждан за «дискредитацию вооруженных сил РФ» уже превращен в конвейер

Леонид Никитинский, журналист, кандидат юридических наук, специально для «Новой газеты. Европа»
Леонид Никитинский, журналист, кандидат юридических наук, специально для «Новой газеты. Европа»

22 апреля судья Басманного суда Елена Ленская отправила под стражу Владимира Кара-Мурзу, одного из инициаторов «закона Магнитского» (2012 год), общественного деятеля и журналиста. В тот же день Минюст признал его еще и «иностранным агентом». Ранее, 12 апреля, Кара-Мурза был отправлен под административный арест — он якобы «изменил траекторию движения» при виде полицейских. Их появление во дворе его дома было не случайным: постановление о возбуждении против него уголовного дела по статье 207.3 УК РФ (о «фейках» в отношении российской армии по мотивам политической вражды), как выяснилось, было вынесено следователем А.А. Задачиным в тот же день.

Владимир Кара-Мурза. Фото из соцсетей

Опытный оппозиционный политик, Кара-Мурза, понимал, на что шел. 27 февраля он вошел в состав Антивоенного комитета (сайт был сразу же заблокирован в РФ) как единственный участник, остающийся в стране. В марте он был приглашен выступать в США, после чего, несмотря на риски, вернулся домой. Еще ранее, в 2015 и 2017 годах, его госпитализировали с признаками «отравления неизвестным веществом».

Постановление о возбуждении дела от 12 апреля (одна страничка) опубликовано 22 апреля в фейсбуке адвокатом Кара-Мурзы Вадимом Прохоровым. Из него следует, что пока в основе обвинения в «публичном распространении под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил РФ в целях защиты интересов РФ и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности» лежит выступление Кара-Мурзы перед законодателями штата Аризона 15 марта. Мотив «политической ненависти», которым он якобы руководствовался, позволил СК квалифицировать его действия по части 2 ст. 207.3 (от 5 до 10 лет лишения свободы).

Адвокаты Кара-Мурзы Вадим Прохоров и Ольга Михайлова, как и он сам, не могут объяснить, почему из серии его публичных выступлений в США СК выбрал таковое в Аризоне.

Рапорт об обнаружении признаков преступления в деле пока не всплывал. Вероятней всего, кто-то бдительный просто натолкнулся на запись (естественно, по-английски) в ютубе, где на момент ознакомления с ней в зале суда она набрала 73 просмотра. Теперь их, конечно, станет больше.

По содержанию это выступление Кара-Мурзы мало чем отличается от первых деклараций Антивоенного комитета и является, по сути, кратким критическим анализом 23-летнего развития режима Владимира Путина. В Басманном суде Кара-Мурзе инкриминировался следующий отрывок из его выступления: «…сегодня весь мир видит, что путинский режим делает с Украиной. Он сбрасывает бомбы на жилые районы, на больницы и школы... Это военные преступления, которые были инициированы диктаторским режимом в Кремле»…

На независимых ресурсах сразу было указано, что перевод выступления был выполнен не профессиональным переводчиком, а неким Данилой Михеевым, который в качестве эксперта проводил исследования в ряде других дел против оппозиционеров по поручению СК. Увы, это мало меняет дело — перевод в целом правилен, вопрос здесь не лингвистический, а именно правовой: насколько данное высказывание подпадает под признаки «заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил РФ в целях защиты интересов РФ и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности».

Читайте также

Читайте также

Владимира Кара-Мурзу отправили в СИЗО по делу о «фейках» в отношении ВС РФ за выступление в США

Здесь я могу лишь повторить то, что уже написал в ранее опубликованной колонке о первых делах по статье 207.3 (так придется поступить еще не раз, потому что все дела по ней будут однообразны). СК РФ берет на себя трудно выполнимую задачу, при этом представляя ее как уже решенную, доказать, что сообщения об обстрелах со стороны Вооруженных сил РФ гражданских объектов в Украине являются заведомо (для распространивших их лиц) ложными. Однако, вероятней всего, доказывать, какая именно из версий, например, разрушения роддома в Мариуполе, соответствует действительности, будет вовсе не СК РФ, а органы международной юстиции либо Украины — при содействии России или без такового.

Желая Владимиру Кара-Мурзе удачи, а мужества ему и так не занимать, мы понимаем, что ни адвокаты, не журналисты сегодня ему не помогут: «силовые структуры», включая суды, пока выполняют поставленную им задачу с тем большим рвением, чем призрачней успехи Вооруженных сил РФ в Украине. Кара-Мурза, как и все остальные, кто не смог об этом молчать, просидят ровно столько, сколько история отведет нынешнему политическому режиму в России: это может быть и 10 лет (по максимуму «части 2»), но может быть и сильно меньше. «Заведомо ложной» тогда может оказаться прямо противоположная информация.

#владимир кара-мурза #суды #фейки #российская армия #уголовное дело
Главный редактор «Новой газеты. Европа» — Кирилл Мартынов. Пользовательское соглашение. Политика конфиденциальности.
Мы используем файлы cookie.
Политика конфиденциальности.
close

К сожалению, браузер, которым вы пользуетесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров.